Сказочник.

Сказочник из Харькова, гуру растаманов и любителей абсурдного юмора за неделю дал четыре концерта в Самаре, где не выступал уже три года. После представления Дмитрий Гайдук рассказал почему не опасается преследований и зачем «запиливают» Рунет.

— Почему Вы определяете жанр своих выступлений как сказки?

— Ну, во-первых, потому что я не претендую на то, что это правда. Ну, вот допустим, возьмите новостных журналистов: они тоже сказки рассказывают, но претендуют, что это правда, что в это надо стопроцентно верить. У меня таких претензий нет, я честно говорю, что рассказываю сказки. Это не то, что противоположно реальности, а просто рассказ без претензий на правдивость. Хотя, большинство историй мне кто-то когда-то рассказал. Например «История про царя обезьян» мне поведана ее главным героем. Ну, конечно, не так цветасто, как я ее изложил. Сам герой в реальности и двух слов связать не может, но основой послужил его рассказ о том, как он в Варнаси имел глупость купить и нажрался кислоты, которая оказалась ДОБом. В таком тесном городе принимать такое — ну, не позавидуешь…(смеется)

— Как рождаются сказки?

— Обычно, я записываю истории после того как уже несколько десятков раз рассказал их на публике. Но есть и наоборот, когда вначале создан текст и потом я уже с ним выступаю. Это касается цикла «Сказки народов мира» — проект, который я вел еженедельно на сайте «Гондурас.ру». А проект «Растаманские народные сказки» полностью устный, а уже сейчас все оформлено в виде текстов. Но до 2007 года там было очень много сказок, существовавших только в устном формате.

— У Вас были конкуренты в выбранном жанре?

— Где-то до середины нулевых годов, где-то половина из тех, кто знал, что такое «растаманские сказки» вообще не знали, кто такой Гайдук. А когда я уже начал выступать и ездить с гастролями, то уже этот жанр оказался связан с моим именем. До этого такой плотной увязки не было. В 1997 году я случайно выступил на харьковском фестивале «Культ модерна», после чего понял, что это можно рассказывать со сцены. И с 1998 по 2002 выступал несколько раз на всяких литературных сборищах в Москве. Эстрада уже позже пошла.

— Портал «Растаманские сказки» был некоторое время закрыт – много хлопот доставило?

— Сайт поменял хостинг и домен – и снова ожил. На самом деле это не проблема. Люди, которые занимаются цензурой Интернета, слабо представляют себе, что такое Интернет. И в этом наше счастье! Кроме того, они не преследуют такой цели, как заровнять весь Рунет. У них задача выдоить на цензуру из бюджета как можно больше денег, и потом по ним отчитаться перед начальством.

— Какая по Вашему причина у такого «законодательного зуда»?

— Здесь основной слово является «запретить». В последнее время у нас в стране законотворчеством занимаются люди, которые никаких слов кроме «нельзя» не знают. Это можно понять – определенный возраст, так как большинство из этих персон находятся в возрасте между 50 и 60 годами, им до пенсии недалеко осталось, и они хотят под себя все заровнять, чтобы им спокойно сиделось. Они считают, что с помощью запретов это можно сделать. Беда в том, что нет понимания – запрет ничего никаких проблем не решает. Но если ты что-то запретил, то ты больше за это не отвечаешь…

— А когда-нибудь пытались ограничить Ваши выступления?

-Нет, видите ли, я слишком малобюджетен, чтобы мною интересовались серьезные люди. По мне видно, что у меня лишней пары обуви нет и мне нечем делиться. Кроме того, я не настолько влиятелен, чтобы от меня потребовали поделиться влиянием, или воздействовать на кого-то в нужную сторону. Я сказки рассказываю…(смеется)

— Мне кажется это весьма влиятельное занятие.

— Какое же это влияние?

— Ну, то все равно, что сейчас сказать: а кто такой этот Гомер? Да, был такой слепой и нищий старик, который ходил от костра к костру и травил свои байки за кусок мяса.

— Думаю, что тогдашние силовики это так все и воспринимали…(смеется)

— Вас впечатлил недавний «антипиратский закон» по защите авторских прав в Интернете?

— Я не страдаю «копирастией». Мои тексты, не зарегистрированы ни в каких авторских агентствах, и лежат на свободном доступе в Интернете.

— А разве нет опасности, что кто-то может присвоить их авторство?

— А не получается, все знают, что это сказки Гайдука. Если кто-то попытается, то над ним будет ржать весь Интернет. Очень долго. Тем более, что они уже издавались неоднократно, то есть мое авторство доказать не трудно. И кроме того они вошли в так называемый список ФСКН. Так то очень смешно будет, если кто-то попытается закопирайтить. Я не раз в сети наблюдал попытки плагиата, когда люди пытались выдать мои тексты за свои, но такие случаи легко раскрываются и без меня. Обязательно кто-то напишет в комментах «это же Гайдука сказки!»

— А диски с аудиозаписями Гайдука -все пиратские?

— Ну, да. Я то, сам диски уже давно не продаю, хреново они продаются. Зарабатываю в основном концертами и изданиями. Сейчас пошла вторая волна интереса к бумажным книжкам. У меня сейчас в Москве пятитомник выходит: два тома уже в продаже, третий на подходе.

— А не хотите выпустить свои сказки на виниловых пластинках? Для хипстеров – будет весьма востребовано.

— Да, интересная идея. Но я сейчас больше думаю о том, чтобы продавать записи на флеш-накопителях. Чтобы там уместилось четыре гигабайта – все что я считаю достойным. Надо только будет нарисовать обложку и можно продавать как полное собрание сочинений. Но пока все откладывается. Потому что был у меня мальчик, который занимался мерчандайзингом, но съездил недавно пару раз в Индию. И похоже совсемскурился…

— А кто наиболее удачно инсценировал или визуализировал сказки?

— Я считаю, что у Юры Гусинского клип на «Регулярную шизофрению» очень хороший получился. Отличный был мультик «Чего хочет бог?» от творческого объединения «420». До меня дошлислухи про любительскую театральную постановку «Сказки про мышу». Потом я видел это даже в Интернете.

— Как получилось, что Ваши книги попали в«список запрещенной литературы» ФСКН?

— Там забавная ситуация вышла – ФСКН от этого списка открестился. Когда только он появился, это была инциатива какого-то не в меру ретиво наркоконтролера из Оренбурга. Потом история получила широкую огласку. И ФСКН сразу завила, что «это не мы, это в наших рядах есть идиоты». А оказалось, что идиоты эти скопипастили каталог интернет-магазина «Кая», который когда-то продавал мои книжки. Вкупе со всякой тематической литературой. А в данный смехотворный список попала даже и книга о разведении съедобных грибов на приусадебном участке, где речь идет исключительно о шампиньонах с вешенками (прим. ред. – издание:Морозов А.И., Тимофеев А.А. «Разведение грибов. Мицелий»).И тем не менее, этот список до сих пор всплывает в Интернете. У нас же очень любят, когда что-то запрещают…(смеется)Мне кажется, что в данном случае речь идет о синильной деменции – это, к сожалению то, что нас всех ждет после определенного возраста

— Какие впечатления от выступления в Самаре?

— Сейчас мы только что сделали пятый концерт за четыре дня. На фестиваль «Барабаны мира» мы приехали в скучный период, когда музыка уже закончилась, рассказали несколько сказок и уехали. Возможно, если бы прибыли пораньше, то застали какое-то веселье, а так уже было большое количество пьяных людей, которые не знали, куда себя девать. И выглядело все довольно уныло. А уже в Самаре, в клубе«Чайковский» был очень нехороший концерт – вентиляции никакой, дышать несем. Я там чуть не сварился заживо. После первой сказки побежал и намочил водой майку, и в ней выступал – тем и спасся. Плюс к тому же я узнал по секрету, что хозяева взяли с организаторов за этот сарай 30% сборов. Как вообще можно работать с такими людьми? Это скупердяйствоне доведет их до хорошего.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *