Как я была членом жюри, или восемь перемен блюд.

В рамках народной кулинарной премии «Золотая вилка» от журнала «Выбирай» состоялась битва шеф-поваров Кулинарная битва «Вкус Средиземноморья».

Членом жюри кулинарного конкурса я стала случайно. Дело это для меня новое, не сказать – неизвестное. Первый и последний раз я судила конкурс «А ну-ка, мальчики», заканчивая в то далекое время четвертый класс. Или пятый. Вспоминаю, от мальчиков требовалось перепились то ли стул, то ли парту, и завинтить на скорость сто саморезов, но гвоздем программы явился кросс на два километра, который смогли завершить не все. Один болезный мальчик сразу же предложил мне рубль денег, чтобы я получше оценила его плохой и стыдный результат в забеге, но я рубля не взяла, о чем немного потом жалела.

Заполучив звание члена жюри в кулинарном конкурсе, я немедленно начала ждать подкупов и бонусов от участников состязаний, или хотя бы пол-литровку масла спонсора — Grand di Oliva, о котором масле ведущий сразу же сказал «живительная сила зеленой оливки». Но ничего подобного, ни один из четырех поваров не одарил меня ни рублем, ни конечность осьминога. Осьминога было видно среди прочих полуфабрикатов, приготовленных к бою, мы с другими членами подсматривали.

Участвовали четыре ресторана: Omni -веранда, Чайка, Мяснофф и Марракеш. Рестораны выставили столики и загромоздили их ножами для рубки даров моря, зеленью и чеснокодавками. Всюду, разумеется, блистало оттенками соломы оливковое масло спонсора, и мы с коллегами здорово позабавились, придумывая ему новый, интересный слоган. Кажется, победила я с эротичным «Умаслим вашу сдобу», но были и другие неплохие варианты, «с маслом рай и в шалаше», подойдет для начинающих туристов или, наоборот, для противников туристического движения.

Пока повара позировали в колпаках и шинковали кукурузные палочки, гости праздника и члены жюри расползлись по пивному ресторану Максимиллианс, где все и происходило с самого начала. Гостей праздника от всех других посетителей ресторана отличал бумажный оранжевый браслет, не дающий права ни на что. «Зато нарядно», — с вызовом обсуждали между собой гости. Они шлялись и задирали барменов, а также охранников – например, выбегая из заведения и тут же с веселым смехом забегая вновь. Охранники сыто щерились в усы. Не удивлялись. Им всегда есть на что посмотреть.

У входа в ресторан стояли двое. Девушка и молодой человек с неявными чертами лица, вроде бы все на месте, но разглядывать неинтересно, белокожий блондин, узкие губы, попытка двухдневной щетины. Девушка — напротив, яркая красотка, украинская, южно-русская красота, когда крупное тело чудесных форм, черные волосы, крутые брови, румянец и темно-вишневые глаза. И вот эта красавица, сморкаясь в истерзанную салфетку, страшно плакала у ресторанного входа, плакала и икала уже, не могла остановиться. Любопытные официантки в униформе под баварских крестьян таращились, цокали языком, но тут уже все равно.

Молодой человек отвлеченно бубнил: «Наташа-Наташа, Наташа-Наташа», и так он равнодушно произносил это имя, очень распространенное и запользованное имя, оно ничего не стоит само по себе, я-то знаю, только личным отношением вложишь в эту наташу смысл, это своего рода работа, и она требует усилий. Молодому человеку было скучно прилагать эти усилия, он в тоске смотрел на рыдающую подругу, ребром ладони вяло гладил ее по красному рукаву платья, и это значило только одно — окончательное поражение. Не о чем говорить. Наташа-Наташа.

Я вернулась и заняла свое место за столом жюри, где уже разложили протоколы соревнований и ручки. Вернулась, только и желая той Наташе немедленно и аккуратно обойти молодого человека по большому радиусу, сбежать и лечь, может быть, спать, это часто помогает.

Отвлекшись на местные драмы, я пропустила вынос первого блюда, а это было торжественно. Щупальца кальмаров вольно раскинулись на обширной тарелке, сверху были замечены еще и креветки и листы салата. И ма-а-а-аленькие помидорки.

Если кто из членов жюри надеялся, что по такому прекрасному блюду обломится каждому, то такой член жюри страшно ошибался и был примерно наказан. Очень красивая солистка группы «Дуняша» изящно распиливала щупальца, чтобы хватило на всех, а листья салата просто раскидывала рукой по дрожащим от нетерпения семи тарелкам.

Тем временем на сцену вышла плотная девушка в коротком белом платье и громко запела. Жюри жевало кальмара, а гости праздника, даром что ничем не заняты, буквально пустились в пляс, в ритме танца сдвигая полные темного пива кружки.

Кальмар был хорош, и последующие тунцы удались, одно из блюд поразило манерой подачи – все содержимое салата взяли и запихали под коньячную рюмку. В другом салате присутствовали неожиданные ягоды, типа красной смородины и ежевик исполинских размеров. Еда, позиционирующая себя как горячая закуска, оказалась холодной, но никого это не огорчило. Солистка «Дуняши» все так же виртуозно дробила тунца на много маленьких красных частей, а жареного сыра каждому досталось по большой, хорошей порции. И рукколы тоже. Руккола хорошо горчила.

Первое место в категории «салат» занял ресторан Мяснофф, а в категории «горячая закуска» — ресторан OMNI-веранда, или наоборот. Как позже выяснилось, никто толком не запомнил результатов, и на следующий день таки и метались туда-сюда по оптоволоконным кабелям зашифрованные в единицы и нули сообщения типа «так кто-то все-таки победил в конкурсе?».

Но до завтра еще нужно было дожить, пока продолжался вечер, а в пивном ресторане вечер всегда продолжается в меру шумно, хламно и весело. И вот уже мимо меня прошла плачущая Наташа, она больше не плакала, а была хорошо умыта и строга. Заказала себе внезапно для персонала чайник чая, выпила, рассеянно смотрела по сторонам, выглядела усталой и старше; так бывает всегда, и проигрыши и победы добавляют одинаково лет.

Впрочем, есть вероятность, что я все придумала на ровном месте, и девушка расстроилась по бытовому вопросу — ну, например, молодой человек работает ближайшие выходные, а она хотела поехать в Ширяево, на биеннале. Или она просила его достать приглашение на кулинарный конкурс, чтобы потом обменять его на оранжевый бумажный браслет, не дающий права ни на что, а молодой человек приглашения не достал. Это, конечно, вероятнее всего.

Как я была членом жюри, или восемь перемен блюд.”: 1 комментарий

  1. Всегда поражаюсь, зачем сделали такой огромный ресторан и взвинтили там такие цены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *