Это мой город.

День рождения Самары отпраздновали в минувшие выходные. Неизменно самарцы серьезно относятся к мероприятию, подчеркивающему статус их города, как древнего и столпа истории. Они выходят на улицы — веселиться, драться районами, знакомиться с женщинами и искать подходящих мужчин. И разговаривают.

Говорят, что жители города получили в подарок восемь новых трамвайных вагонов повышенной комфортности и отремонтированный кусок набережной. Трамвайные вагоны произведены в Белоруссии и удобны для пассажиров с ограниченными возможностями здоровья. Говорят, что на отремонтированном куске набережной выстроен общественный туалет, большой в городе, и там тоже многое приспособлено для нужд инвалидов. Говорят, что теперь трамваи, полные инвалидов, будут прибывать вагон за вагоном к новому общественному туалету.

День города начинается дождем. По мокрым, недавно выложенным плиткам, по мокрому, сто раз треснувшему асфальту, бредут люди, и зонты выгибают разноцветные спины над их головами. Приготовленная к торжеству очередь набережной выглядит сиротливо безлюдной, только кондитерская фабрика расставляет свои палатки, раскладывает бесплатный шоколад, традиционно раздаваемый народу. У остова палаток мужчина пытается скрыться от дождя под пакетом из макдональдса«», к нему пристраивается мокрая женщина. У нее в руках план города, натуральная карта Самары, раскрашенная в цвета. Какие-то стрелки, черточки, будто бы готовится захват города. Женщина усердно продолжает наступление: черкает по карте карандашом. Прорисовывает «Ладью», на которой вчера развлекались джазисты в рамках программы «Волга open jazz». Среди участников концерта был государственный камерный оркестр джазовой музыки имени Олега Лундстрема.

Мужчина, рассмотрев чрез дождевые капли карту-план, осуждает: «На мой взгляд, зря вы это все затеяли. Маршруты, экскурсии. Не по-человечески это! Ведь мы как поступаем, люди с соображением? Мы всегда полагаемся на судьбу!».

«Знакома с такими людьми, — кивает женщина, не отрываясь от бумаг, — мой бывший парень очень полагался на судьбу. Снял квартиру и полгода отказывался за нее платить. Хозяин подстерег его, закрыл в туалете и избил флаконом освежителя воздуха. Повредил один глаз. Все бы ничего, да вот мой парень тренировал пилотов в летной школе, и ему нужны были оба глаза. Я ему сказала: это же судьба! Он разозлился и ударил меня. Я отомстила позже».

«И что теперь?» — слегка испуганно спрашивает мужчина.

«Ничего, — женщина глядит спокойно из-под пакета, — теперь я буду пешком обходить Самару и другие интересные города, а он — осваивать новую профессию».

«Эээ, — говорит мужчина, вздрогнув от приятной неожиданности. — Ну, это хорошо. Наверное, вы все-таки не сильно старались ему отомстить!» — и засмеялся.

«Почему же, — женщина вновь берется за карандаш, — все получилось».

По сложному выражению лица мужчины можно понять, что он домысливает варианты свершившейся мести. Дождь становится сильнее.

Непосредственно близ бассейна СКА и фонтана народные гулянье все-таки есть. Здесь традиционно со сцены поют и пляшут местные коллективы разной степени самодеятельности, продаются сувениры на самарскую темы и просто серьги. Слегка танцуют под спорную, но громкую музыку несколько хороших женщин в маскарадных костюмах. Лица раскрашены гримом так и настолько, что это даже немного пугает. Женщины танцуют вдохновенно, обнявшись и отдыхая от хозяйственных дел.

Стоят группкой два парня и девушка — один, сразу видно, девушкин бойфренд, а второй — общий друг, и тот, что друг, заявляет парочке голосом, не допускающим возражений: «Если я вас буду ждать, вы оплатите мне поездку на пони». Пони припаркованы где-то неподалеку, и ветер приносит запах влажной лошадиной шкуры и навоза.

В Струковском саду – ежегодный фестиваль от Радио Максимум – «Распусти свои клеши», и на летней эстраде гремит, стучит и содрогается. Опять же, по вине дождя и общей нервозной погоды, публика не так многочисленна, как этого заслуживает мероприятие. Но под боком – новая набережная. Точнее, старая набережная, отремонтированная этим летом и буквально вчера открытая для обозрения и любования.

Аллея, ближняя к Волге, закатана в свежий асфальт. Дальняя от Волги выложена плитками трех цветов. Даже четырех – три оттенка серого и темно-красный. Новые фонари, новые скамейки. Все те же люди. Вот ребята из наводящего ужас на среднего обывателя Металлурга, они оседлали лавку как коня, поддерживая имидж неугомонных парней. Открыто пьют пиво из здоровенных баклажек, без стаканов и без всякого такого, из горла, ударение на последний слог. Пиво, очевидно, припасено заранее – в честь дня рождения города алкоголь не отпускают все выходные. Уже кто-то голый и хохочущий купается в Волге. Песок темен, мокр, и из него хорошо строить сейчас башни и дворцы.

День города – это день, когда остро хочется быть кем-то другим. Вот этой длинноволосой девушкой в черном пальто и высоких сапогах, она тащит груду пакетов, пакетиков, свертков и картонных сумочек на веревочных ручках, обрушивает свою ношу на ту же новую скамейку с гнутой спинкой и всем таким. Потом отвечает на звонок, мяукает в трубку: «Джонни, милый, как ты и просил, я воспользовалась твоей банковской картой…да…да…и я тебя».

Или вот этой милой женщиной в неожиданной жилетке из рыжей лисицы, абсолютно вымокшей, она с аппетитом ест бургер и говорит своей спутнице: «Так, ну а что мы будем делать с культурной программой? Учти, что тетушка обожает хоровое пение, а двоюродный брат мамы страшно напивается уже со второй рюмки».

Неплохо побыть молодым мужчиной в хорошем костюме и с охранником при зонте, студенткой в массивных розовых кроссовках, военнослужащим с большой звездой на погоне, влюбленным юношей с телефоном неизменно у уха, официанткой в темно-синей униформе, отважным воробьем, жирным голубем. Нет, голубем не надо. Позднее вечером гремят запланированные фейерверки и голуби испуганно улетают в теплые края. Город не спит, но делает вид. Все-таки ночь, и положено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.