Чей-то тайный сад

Как все получилось: оказалась по делам службы в районе музея им. Алабина и должна была как-то провести около часа свободного времени. Традиционная жара этого лета велела укрыться в каком-либо прохладном месте, таких мест в районе музея им. Алабина несколько: «Диккенс-паб», старинная аптека и собственно музей.

На «Диккенс-паб» я пожалела денег, а в аптеке встретила свою давнюю приятельницу, Анжелу Б. Она металась меж застекленных прилавков, выискивая термометр для измерения температуры воды в форме уточки и масло «Джонсонс-беби» с облепихой. Все это выглядело несколько загадочно, учитывая полное отсутствие у Анжелы Б. детей.

— А, и ты здесь, — обрадовалась она мне, — тоже на выставку идешь? Вот и хорошо, вот и здорово, будет с кем обсудить…

Оказывается, Анжела Б. приехала сюда с четкой целью – посетить передвижную выставку «Орудия наказания Средневековья», и это тоже была какая-то загадка – в разгар рабочего дня добровольно посещать выставки. Но загадки разрешились ужасно просто, или не разрешились вообще, это как посмотреть. Анжела Б., оказывается, пересмотрела на днях шкалу ценностей и решила быть внимательной к друзьям – подарить им уточку, и повышать свой культурный уровень – сходить в музей и в театр, потом.

За красную плюшевую занавеску, ограждающую выставочную экспозицию, я зашла полная предвкушений. Меня заинтересовала, во-первых, кассирша – она посоветовала приобрести минеральной воды, «а то знаете, девочки, некоторым зрителям становится прям нехорошо», и во-вторых – цена билета. Билет стоил дорого, а это всегда действует гипнотически на постсоветского потребителя.

Минеральной воды пугливая Анжела Б. купила, целый холодный литр. Я усмехнулась нечаянно. Помнится, в Москве, на улице одного из братьев-Лениных – Дмитрия Ульянова – один магазин предлагал разного рода девайсы… ладно. Сейчас разного рода девайсы заказываются по интернету, и очень легко.

Народу было мало, кроме нас – одинокий мужчина в немодной гавайской рубахе и хорошенькие мальчик с девочкой, по виду – студенты. Пожилая смотрительница вязала что-то белое и круглое, быстро орудуя металлическим крючком. Невысокий охранник скучливо читал тонкий глянцевый журнал. Иногда у него звонил мобильник, рингтон из кинофильма «Kill Bill», охранник неизменно отвечал: «Але, блин, я работаю», и убирал телефон в поясную сумку.

Мальчик с девочкой надолго застыли перед фигурой мужчины, скованного приспособлением «Аист» — металлическая штуковина соединяет в неудобном положении шею, руки и ноги. Пытка неподвижностью. Бандаж точка ру. Второй по значимости тематический сайт Рунета.

— И что такого, — спросила девочка поверхностно, — ну и посидишь так… Ничего страшного… Не электрический же стул.

— Тогда и электричества не было, — верно подметил мальчик, — забыла? Советская власть плюс электрификация всей страны…

— Что? – девочка нахмурилась непонимающе и зачитала вслух: — «Позиция жертвы была тщательно продумана. Уже через несколько минут такое положение тела приводило к сильнейшему мышечному спазму в области живота и ануса…»

Мужчина в гавайской рубашке внимательно изучал аннотацию перед «креслом для пыток». Изредка деликатно покашливал.

Анжела Б. с усилием оторвалась от палача и сделала несколько шагов вперед. Низкие витрины таили на полубархате цвета крови ржавые крючья, щипцы, зажимы, строгие ошейники, «кошачьи лапы» и прочее. Тесак для сдирания кожи вживую, например. Или анальную грушу.

«Этот инструмент вводили в рот, анальное отверстие или влагалище, при закручивании винта сегменты груши раскрывались на максимальную величину. Внутренние органы серьезно повреждались, что часто приводило к смерти. Оральная груша применялась для допросов еретических проповедников, анальная — для мужчин, обвиненных в пассивном гомосексуализме, а вагинальная – для женщин, заподозренных в интимной связи с Дьяволом…»

Анальная груша выглядит неплохо, этакая вещица с ажурной ручкой не без изящества. Ассортимент магазина на Дм. Ульянова предполагал нечто подобное. Ну, кроме смерти вследствие повреждения внутренних органов, разумеется. Безопасность, добровольность, разумность – понятия, не чуждые его добропорядочным посетителям. Safe, sane, consensual — в оригинале.

— Прикинь, — Анжела Б. схватила меня за руку повыше локтя, — на днях Ваську встретила. Так он развелся со своей курицей и женится на этой корове!..

— На какой корове? – я была не очень в курсе Васиной личной жизни.

— Ну как это, на какой… — расстроилась из-за моего невежества Анжела Б. — На той самой, что в прошлом году на корпоративе напилась и переспала с менеджером по персоналу… Причем с двумя.

Мужчина в гавайской рубашке внимательно изучал аннотацию перед «креслом для пыток». Изредка деликатно покашливал.

Мы остановились у странной скульптурной композиции: две женщины в несовременных многослойных платьях и чепцах сидят лицом друг другу, их головы и поднятые кисти рук на одном уровне втиснуты в отверстия обширной деревянной плашки.

«Скрипка сплетниц» — игриво называется этот агрегат, и предназначается он для «усмирения языков женщин, болтающих лишнее. Не причиняет острой боли, однако заключенные в «скрипке сплетниц» горожанки обычно испытывали сильный дискомфорт и чувство стыда». Дисциплина, дисциплина.

Хорошенькие мальчик и девочка подробно рассматривали «решетку-жаровню» — невысокую прямоугольную кушетку из перекрещивающихся металлических прутьев, разнесенных друг от друга сантиметров на пятнадцать. В кушеткином изголовье – фиксирующие оковы для головы и рук, на противоположном конце – для ног. Огонь разводился непосредственно снизу, регулируемый по силе исполнителем наказания. Также правильно зафиксированный человек мог без помех получать удары кнутом. Или плетью. На нашей Родине ценили еще розги.

Манекен красивой рослой девушки рядом помимо традиционной косы имеет альтернативную – небрежно плетеную из соломы. Такое украшение называлось в Средневековье без затей – соломенная коса, и предлагалось к ношению дамам, немного нарушившим правила приличия. Сверх меры приоткрывшим в вырезе платья грудь. Или отважившимся на походку, раскачивающую развратно бедра. Это было орудие мягкой пытки, обладающее психологическим и символическим значением – дисциплина.

— Васькина корова бы из такого венка не вылезала, — хмыкнула довольная Анжела Б.

— Да нет, — вынужденно возразила я, — думаю, Васькину корову вполне централизованно забили бы камнями.

Анжела Б. радостно засмеялась, и мы подошли к дыбе. Царица инквизиции выглядит безобидно и снабжена колесом, напоминающим штурвал.

— Фигня какая-то, — не оценила потенциала дыбы Анжела Б.

Неожиданно быстро рядом оказалась пожилая служительница, белым рукодельем она рьяно размахивала, как флагом.

— Дыба — мощное орудие пытки, — укоризненно заявила она, — известно два основных типа дыбы: дыба-ложе и дыба-подвешивание…

Мы внимательно слушали. Мальчик с девочкой подошли тоже.

— Первоначально дыбой в России называлось орудие наказания — колода или колодка, к которой привязывали обвиняемого. В Западной Европе дыба обычно представляла собой специальное ложе с валиками на обоих концах, на которые наматывались веревки, удерживающие запястья и лодыжки жертвы. При вращении валиков веревки тянулись в противоположных направлениях, растягивая тело и разрывая суставы…

Пожилая служительница перевела дыхание. Энергично продолжила:

— Нужно учесть, что непосредственно в момент послабления веревок пытаемый также испытывал ужасную боль. Иногда дыба снабжалась специальными валиками, утыканными шипами, при протягивании по которым жертва раздиралась на кусочки.

— Да я не в этом смысле, — попыталась оправдаться Анжела Б., — я просто хотела сказать, что вполне такая мирная штуковина на вид. Увидишь у кого в гостиной – не удивишься…

Пожилая служительница замолчала на полуслове. Лицо ее имело странное, сложное выражение. Может быть, она вспомнила о несделанном вовремя столбике с накидом. Или вспоминала людей, у которых в гостиной стояла дыба.

Некоторые посетители магазина на Дм. Ульянова имели дома крючья для подвеса. Виртуозно зашнурованные в японской технике «шибари» прекрасные мазохистки беззаботно раскачивались на них, радуя глаз.

— Я вообще чего-то большего ожидала, — откровенно призналась Анжела Б., рассматривая напоследок Нюрнбергскую деву – шкаф в виде человеческой фигуры, изнутри усеянный шипам. При закрытых смертоносных дверях у жертвы выбора, в сущности, не было.

Мальчик с девочкой фотографировали гильотину. Охранник обмахивался глянцевым журналом на манер веера. Пожилая служительница не поднимала глаз от вязанья. Мужчина в гавайской рубашке внимательно читал аннотацию перед «креслом для пыток». Изредка деликатно покашливал.

«Кресло для пыток, или Ведьмино кресло. Это устройство, широко применявшееся не только в Средние века, но и концлагерях ХХ века, было устроено очень просто — деревянное кресло или просто опора, чье сиденье было утыкано иглами и шипами. Человека привязывали к этому креслу, и он пытался удерживать себя на расстоянии от сиденья, пока у него хватало сил. Затем он падал. Боль заставляла его вновь приподниматься, затем следовало очередное падение».

— Какого-то, знаешь, такого состояния, — продолжала Анжела, мы уже покинули зал и дышали снаружи разогретым за день воздухом, — такого состояния … Не измененное сознание, конечно, но хоть немного. Мне такого про эту выставку рассказывали! Такие у людей были впечатления!

— Кто тебе рассказывал-то? — спросила я — Может, тебе рассказывал какой-нибудь сабмиссивный мазохист, которого потом удачно выпороли в ходе сессии… Вот тебе и впечатления! Вот тебе и состояние! Трансовое!

У посетителей магазина на Дм. Ульянова такое состояние называется Subspace, что на русский язык почти не переводится. «Пространство подчинения», говорят некоторые, но это не точно.

— Не знаю, о чем ты, — Анжела Б. улыбнулась и помахала пальцами около моего лица, сверкнули кольца. — Ладно, дорогая, пока-пока!

А я отправилась по делам. С трудом удерживаясь от псевдомиссионерского желания расшифровывать пешеходам, бегущим неуклюже, тройную аббревиатуру БДСМ.

BDSM — bondage/discipline, Domination/submission, sadism/masochism

BD (Bondage & Discipline — неволя и дисциплина, воспитание) —бандаж (связывание, ограничение подвижности), дисциплинарные и ролевые игры, игровое подчинение, унижение, наказания;

DS (Domination & Submission — доминирование и подчинение) — неигровое господство и подчинение; отношения, в которых в результате предварительной договоренности присутствует неравноправие партнеров;

SM (Sadism & Masochism — садизм и мазохизм) — садомазохизм; практики, связанные с получением удовольствия от причинения или переживания физической боли.

Чей-то тайный сад”: 3 комментария

  1. В сопровождении бы автора полюбоваться экспонатами! Отличная экскурсия бы получилась!

  2. Это замаскированная реклама местного БДСМ-коммьюнити? Нет, я не против, просто слишком прозрачно.

  3. Жаль, про Уста Истины не освещен вопрос. очень интеренсая штуковина была в Средневековье. Допустим, вы — булочник. И соседский булочник вам очень мешает. Тогда идете на улицу, опускаете в специальный ящик с названием Уста Истины письмо о том, что у соседского булочника жена — ведьма. А через день вы — уже единственный булочник района.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *