Михаил Ушаков остается под арестом.

16 октября, в десять утра, состоялось заседание Самарского областного суда, на котором адвокат пытался обжаловать меру пресечения директору социального театра «Лайт» Михаилу Ушакову, который находится под домашним арестом с 18 сентября по решению Ленинского районного суда города Самары по делу о хищении у компании «Роснефть» 106 миллионов рублей по фиктивному договору об оказании рекламных услуг. Защита настаивала на изменении меры пресечения на подписку о невыезде. В начале заседания адвокат Рахманов ходатайствовал судье Михайлову о приобщении к делу положительных характеристик и благодарственных писем, грамот Михаила Ушакова. А также документа, свидетельствующего о финансовой возможности одного из членов семьи внести залог в два миллиона рублей. Прокурор возражал против приобщения этих документов, так как при вынесении постановления о домашнем аресте в суде первой инстанции таких документов не предоставлялось.

Ушаков в своем заявлении суду отметил, что нуждается в специализированной медпомощи, которой лишен, находясь под арестом.

— Получается, что я полностью изолирован и не могу получить нужных медицинских услуг. У меня почечная грыжа. На днях я попросил отвезти меня к врачу. Мне отказали и советовали вызвать скорую. Но дело в том, что это хроническая болезнь, и скорая помощь не будет забирать меня с таким диагнозом, если только я не буду уже при смерти. А если обострение почечной грыжи внезапно начнется, то у меня будет всего пара часов. Я могу не успеть получить услуги уролога. К тому же в сегодняшней ситуации я изолирован на неизвестное время – может, еще на месяц или на полгода. Кстати, телефонный аппарат, который мне выдан УФСИН по которому я якобы могу позвонить надзирателю, – просто не работает. Я сообщил об этом куратору, и он отметил, что в курсе.

В рапорте, предъявленном на слушаниях, где принимали решение о моем аресте, было написано, что я готовлюсь уехать в Таиланд. У меня вот бумага, что я учусь в самарском филиале Петербургского института гештальта – вот контракт, который свидетельствует, что я перевелся из Петербурга, где учился ранее, в Самару, – отметил Ушаков.

Судья сделал Ушакову замечание, чтобы он придерживался конкретики, язвительно отметив: «Пресс-конференцию вы устроите после заседания». К сожалению, не упомянув, что, находясь под арестом, Михаил не имеет права общаться напрямую с прессой, иначе его переведут в СИЗО.

— На суде мне выдали обвинение, в котором изложено, что 10 января 2012 года я был в сговоре с лицами, чтобы подготовить документ фиктивного отчета для компании «Роснефть», и находился в тот момент в Самаре, на улице Партизанской. Но я представил доказательства, что в тот день я пребывал на другом конце земного шара, на острове Шри-Ланка.

К тому же документ фиктивного отчета подготовлен на старом фирменном бланке, которым мы уже перестали пользоваться полтора года назад, – аргументировал Ушаков.

Адвокат Владимир Рахманов в своем слове отметил, что постановление Ленинского районного суда носит противоречивый характер. В одной части обоснования говорится, что суд не собирается оценивать доказательства вины Ушакова, но при этом в предыдущем абзаце суд ссылается на показания одного из свидетелей. Тем более это нелогично, что в показании этого лица речь идет не о преступлении Ушакова, а о преступлении братьев Зуевых.

— А то, что суд в постановлении написал об обосновании меры пресечения в виде ареста и мотивировал тем, что сдача Ушаковым загранпаспорта не является препятствием для того, чтобы он покинул страну, – это полный абсурд. Точно так же можно было бы написать, что Ушаков может нелегально перейти контрольно-следовую полосу. К тому же такая форма ареста нарушает элементарные конституционные права моего подзащитного. Не обеспечена даже конфиденциальность свидания с адвокатом. Я спрашивал у следователя: есть ли гарантия, что квартира не прослушивается? И он мне ответил: «Нет, я тебе этого гарантировать не могу». На мой вопрос: «Что же делать?» – ответ следователя был потрясающим: «Выходите в туалет и общайтесь на унитазе». При этом мой адвокатский офис находится в 300 метрах от квартиры Михаила. У него в принципе отсутствует нормальная телефонная связь – в случае приступа ему никто не сможет вызвать скорую. Применение такой меры пресечения мне кажется поспешным. По этому же делу привлечены были братья Зуевы – один сейчас под арестом в СИЗО, а другой после 48 часов отпущен без каких-либо санкций. К тому же Ушаков лишен возможности осуществлять свою общественно-полезную деятельность, которой уже много лет занимался, – заморожены несколько волонтерских проектов и благотворительных спектаклей театра «Лайт», – убеждал суд адвокат Рахманов.

В ответном слове прокурор настаивал на том, что «сумма похищенных средств по этому делу значительно превышает сумму залога в два миллиона рублей ».

По итогам заседания областного суда мера пресечения Михаилу Ушакову оставлена в виде домашнего ареста. Адвокат после заседания прокомментировал ситуацию журналистам: «Дело было рассмотрено бегло, и заранее чувствовалось, что решение о послаблении меры пресечения Ушакову не будет». Адвокат также сообщил, что ему удалось уговорить Михаила прекратить голодовку в субботу, 12 октября, которую начал еще 6 числа.

В этот же день на то же самое время в областном суде было назначено заседание о рассмотрении изменения меры пресечения находящемуся в СИЗО бизнесмену и соучредителю театра «Лайт» Андрею Зуеву. Но по причине неисправности конференц-связи с изолятором заседание перенесли на полтора часа.

Адвокат Зуева просил смягчить меру пресечения, «поскольку доказательств причастности к преступлению не имеется, а Зуев один воспитывает своего несовершеннолетнего ребенка, без его матери», упомянув также, что соглашение о сотрудничестве Зуева со следствием было заключено за месяц до задержания.

— Я сам православный, можете спросить у моего духовника – мы часто ездим в паломнические туры, и вообще я люблю людей. У меня нет желания скрыться за границу – я воспитываю сына в духе любви и служения Родине. Сейчас ему 11 лет, и это важный возраст, поэтому мне важно быть с ним сейчас рядом. Я готов сотрудничать со следствием и даже готов, если суд признает меня виновным, полностью компенсировать свою вину, до копейки, — убеждал Андрей Зуев.

В своем слове прокурор утверждал, что постановление об аресте вынесено законно и обоснованно. Причастность Зуева к хищению средств у компании «Роснефть» установлена и подтверждается показаниями свидетелей. Как и то, что на свободе он может оказать давление на свидетелей. Например, свидетель Бугрова уже давала показания, что со стороны Зуева на нее оказывалось давление.

По итогам заседания меру пресечения Зуеву также оставили без изменения – в виде пребывания в СИЗО до 3 декабря.

Михаил Ушаков остается под арестом.”: 1 комментарий

  1. Дизайнер, спасибо! Журналист старался, писал текст, но вся его работа в трубу, при такой верстке работа журналиста сводится к нулю, ибо текст попросту невозможно прочитать. Как бы Михаил Ушаков не нуждался в помощи, но мои глаза мне дороже, чем попытки вникнуть в суть написанного, сдай свой пост, либо вникни в суть значения термина "интерлияж". Я даже тебе могу посоветовать книги по верстки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *