Ноябрьские парады в Самаре.

Третий год самарские парады 7 ноября посвящаются не революции 1917 года, но проходят под названием «Парад памяти», в честь военного парада 1941 года – знаменитого парада, когда немецкие фашисты стояли под Москвой, прямиком с площади Куйбышева бойцы отправлялись на фронт; было холодно, та зима наступила рано, и Шостакович почти закончил свою знаменитую симфонию №7.

7 ноября 2013 года погода радует. Ярко-желтый от солнца ноябрь и роскошное солнце в центре тихого неба. После парада тихое небо вспашут специально для этого предназначенные самолеты, прохожие задерут головы и пронаблюдают, как нити разряженного воздуха переплетаются с другими проводами и линиями электропередач. «Слыхали? – засмеется дородный мужчина в шелковом шарфе, — губернатор-то с трибуны чего сказал: в тот ноябрьский день 41-го года над площадью пролетело семьсот тысяч самолетов». Голосом выделяет слово «тысяч». Губернатор оговорился; это ничего, это бывает.

Перед парадом, уже с десяти утра, участники выстраиваются «коробками». Нынешнее мероприятие посвящено 70-летию образования первых суворовских училищ, и специально к событию выписаны из Казани суворовцы: мальчишки в парадных черных мундирах толпятся близ киоска с чаем и охраняют барабаны. Имеются и трубы. Военные музыканты – особые люди, они выходят на поле боя без всякого оружия, только с инструментом, и побеждают. Суворовцы тоже этому учатся. В Казанском училище, вверх по Волге. «Чтобы держали мне ногу!» — грозит строгий мужчина в форме капитана. Мальчишки держать ногу обещают. Болтают, смеются. Один тайно показывает другому запрещенный в условиях парадного времени мобильный телефон с какой-то новой приблудой.

Узкоглазой стайкой нежно пробирается компания китайских туристов. Продавец из киоска кукушкой из часов высовывает голову наружу и громко велит стаканы бросать в урну, не быть свиньями хоть в честь праздника. Китайцы недоуменно отвечают не по-русски, но послушно рассредоточиваются за колоннами.

Вот коробка мчс, и коробка полиции, и коробка «молодой гвардии» в синих и красных безрукавках, а вот кто-то в маскировочных комбинезонах, белых с черными пятнами; судя по всему, предполагается война в Арктике, забрызганной нефтью. Жители области легко опознаются по надписям на спине, например: «муниципальное образование Красноармейский район», где два месяца назад проходили выборы в местные органы самоуправления.

Школьницы Кинель-Черкасс, сплошь обряженные в камуфляж, тренируются маршировать на месте. Сапоги на каблучках, массивные кожаные башмаки, матерчатые кеды в цветочек. Трогательно выглядят одинаковые на всех трикотажные шапочки. Любящие матери подбираются ближе и снимают видео. «Соня, Соня, папа-то тебя нашел? Папа, говорю, нашел? Соня, не молчи, ответь честно, папа выпил?» и в сторону, приятельнице: «Нет, ты прикинь, где я сейчас его искать буду, в этой Самаре?!»

Реконструкторы формируются колонной вне площади, за перегороженной улицей Красноармейской. Рассаживаются по старинным автомобилям, и когда автомобили въезжают на площадь, вкусно пахнет бензином.

Городской глава Дмитрий Азаров, депутат госдумы Александр Хинштейн, председатель городской думы Александр Фетисов и другие официальные лица сначала топчутся с цветами-гвоздиками в руках, потом возлагают их к памятному знаку на площади. Венок тоже возлагают. Мужчины в черных пальто, сверкают аккуратными проборами. «Мы все имеем дачу, стражу, уваженье и лаве, но так хотелось, чтобы страна цвела построже», — некстати вспоминается из Шевчука. Гвоздики все напрочь красные. А какими же им быть, с другой стороны.

Рядом разбиты палатки ДОСААФ, выставлены модели оружия и прохаживается бравый генерал Василий Плавченко, целует руки симпатичным журналисткам, несимпатичным не целует, и в любой момент способен рассказать о девяти выполняемых им государственных задачах.

Группа отчаявшихся пытается штурмовать сквер за спиной, приютивший известный в городе общественный туалет. Но по замыслу организаторов сквер оцеплен двойным оцеплением, и никаких. «Вон там, сынки, — указывает направление милая старушка под руку с ветераном-спецназовцем сплошь в орденах, — там, обойдете площадь, там синие кабинки…» Сынки делают шаг шире безо всяких дополнительных команд.

По площади проходят колонны. Диктор выкрикивает имена по списку. И если кто-то шагает не в ногу, его не ругают, потому что он просто слышит другой марш. Несмотря на недовольство ряда граждан временно перекрытыми дорогами и недоумение, вызванное полуденным салютом, постпарадное настроение стремится к самому радужному. Во-первых, приятно гордиться страной, у нас сейчас так мало для этого поводов, поэтому годен и 70-летней давности. Во-вторых, из славного прошлого удобно делать выводы: немцы стояли под Москвой, а все говорили и верили «враг будет разбит, победа будет за нами», тогда, значит, что? тогда и я решу свою нелепую проблем, избегу искушений, откуплюсь от лукавого, и прощу своим должникам.

Ноябрьские парады в Самаре.”: 1 комментарий

  1. Если парад приурочен к войне, то что в нем делают работники "муниципального образования Красноармейского района" и школьники в майках "Молодой гвардии", равно как и марширующие "коробки" работников ФСИН и полицейских ?.. А если, все таки, данный "парад" — это старый советский праздник годовщины основания самого советского государства, в коем мы доныне и живем, но лишь под новой благозвучной вывеской, то тогда все становится на свои места: и марширующие работники муниципальных структур, и "труженики" тюрем и приветствующих их с трибуны местный вождь..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *