Кредитное рабство.


Как люди попадают в кабалу. Невымышленные истории от собкоров «Новой».

Вы в долговой яме. Даже если у вас нет ни одного кредита и вы не планируете их брать. В долговой яме вся наша страна. И выбраться из нее не получится, пока мы связаны путами кредитов, которые нельзя выплатить.

КРЕДИТКУ — И В СОЧИ

Молодой человек Петр учился на пятом курсе университета, когда заболел — перестал принимать пищу, выходить из своей комнаты, где забаррикадировал дверь и справлял нужду хитро в окно. Заболел, перепугал семью, но семья справилась — крепкая, трудовая, старой закалки, и Петра определили на лечение в психоневрологический диспансер. На длительное лечение, с диагнозом «шизофрения», потом, собственно, из больницы Петра выписали, но, без присмотра не оставили: групповая психотерапия, индивидуальная, прием, лекарств строго по часам, режим дня…

И тут Петр на телефон получает SMS-сообщение от Банка № 1 (названия банков, микрофинансовых организаций и коллекторских агентств имеются в распоряжении редакции), где банк ласково пишет, что вот, дорогой Петр, для вас уже оформлен кредит, вы же мечтаете среди зимы увидеть лето? Тогда вам впору брать кредитную карточку и лететь в Сочи, швырять в море камушки и пировать свежей рыбой. У Петра была банковская карта от Банка № 1, куда ему одно время переводили стипендию, но те времена прошли, а тут такое. Петр очень возбудился и принял кредит — он решил, что эти деньги ему подарили. Ну за то, что он хороший мальчик, работает в группах и пьет лекарства. Он сразу как-то совершенно бессмысленно (а разве бывает по-другому?) растратил деньги, действительно купил билеты на самолет, но не в Сочи, а нелепо в Иркутск и еще куда-то; в общем, потратил, а когда через пару месяцев стали поступать звонки от банка с напоминанием о минимальном ежемесячном платеже, вот тогда Петр пытался резать вены и снова загремел в психиатрическую лечебницу. Сейчас Петр еще прилежнее проходит сеансы групповой терапии, а его пожилые родители-пенсионеры живут от платежа до платежа, и все как-то еще много остается долга, еще никакого света, никакого конца, никакого тоннеля.

Потребительский кредит: 200 000.00 руб.

Cтавка: 20,5%

Мин. ежемесячный платеж: 10 228.08 руб.

Срок: 24 месяца

И да — родители Петра всё собираются оформить ему недееспособность юридически, через суд. Но как им подсказали, в случае уже взятого кредита этот факт автоматически не сработает, снова придется обращаться в суд; им страшно. В конце концов, лучше полторы пенсии сложить и заплатить, так они считают, и платят.

ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ ДОЛГ

Антону сорок лет. Он разведен, перечисляет алименты дочери, живет один в квартире, доставшейся по наследству. На встречу приходит в пуховике Dolce&Gabbana, видавшем виды. Шнурок на хорошем ботинке порван и связан кривым неопрятным узлом. Антон много курит, а когда не курит, барабанит пальцами по столу, и его часы Baume&Mercier подпрыгивают на запястье.

В январе 2013 года Антон остался без работы, но унывать не стал. Он пошел в Банк № 2, даже не пошел, а заполнил на сайте заявление на выдачу мгновенного кредита наличными. Попросил у банка 50 000 рублей. Этой суммы ему казалось достаточно, чтобы перекантоваться месяц, за который он, разумеется, найдет новую хорошую работу и расплатится. Удобнее иметь цивилизованный долг перед кредитным учреждением, говорит Антон, чем массу каких-то займов у друзей или родственников.

Сумма кредита: 50 000 руб.

Ставка: 47%

Ежемесячный платеж: 9520 руб.

Но за пару месяцев новой хорошей работы Антон не нашел. Он не нашел вообще никакой работы, хоть исправно ходил на собеседования. «Невозможно достойно трудоустроиться в насквозь коррумпированном городе, не нуждающемся в честных специалистах», — говорит Антон. По профессии Антон — врач-хирург, и вроде бы должен уметь взвешивать риски. Но чтобы совершать выплаты по кредиту, он в том же банке оформляет кредитную карту VISA Classic с лимитом 150 000 рублей.

Ставка: 39,9%

Минимальный ежемесячный платеж: 10 242 руб.

Следующую карту Антон оформил в Банке № 3. Это была American Express. Минимальный ежемесячный платеж 9432 рубля, говорит Антон с ненавистью. С каждой новой картой его рассказ делается все более сбивчивым. За десять месяцев года его суммарный долг существенно превысил полмиллиона. Антон не может конкретно назвать статьи своих расходов, кроме, разумеется, цифр в клетках графика погашения кредитов. Барабанит пальцами по столу. Вдруг широко улыбается: послезавтра получаю World MasterCard в Банке № 4. Всего 29% годовых, говорит Антон, льготный период и гибкий график погашения кредита: в полном объеме, минимальными платежами или фиксированными суммами. «Что с работой?» — спрашиваю я. Антон молчит. Никаких фиксированных сумм для погашения кредита, очевидно, не имеет. «Здесь отличный коньяк», — ни к кому не обращаясь, говорит Антон и заказывает сто пятьдесят граммов.

«ТЫ ГЛАЗА-ТО РАЗУЙ, УБОГАЯ!»

Микрокредитная организация № 1 — два процента в день, «займи деньги до зарплаты», за пятнадцать минут оформляется договор, Микрокредитная организация № 2 выдает займы до 20 000 рублей по паспорту, без залога и поручителей. Рассказывает Анна, продавец в отделе дамского платья. «Совсем свежая история, — говорит Анна, — две недели назад мама поскользнулась, упала и сломала ногу. «Многооскольчатый перелом диафиза бедра с распространением на подвертельную область», — Анна помнит наизусть. Старую женщину приняла городская больница, потребовалась операция по установке бедренного штифта, и нужны были деньги. «Никто ничего не вымогал, — отклоняет Анна подозрения, — даже и сразу сообщили, что страховой полис покроет обыкновенный штифт, но перелом очень сложный, и чтобы не делать гигантского разреза, лучше поставить другой, который предстоит купить черт-те знает где, в Тольятти». До необходимой суммы недоставало шестнадцати тысяч, и прямо сейчас, — операцию лучше сделать в первые часы после перелома, сказали Анне. Она побежала в Микрокредитную организацию № 1, около больницы имелось отделение, и получила 16 000 рублей на десять дней. Отдавать полагалось 19 200. Через десять дней.

«Дальше просто начался цирк с конями», — говорит Анна. Руководство Анниной компании вошло в ее положение и выплатило аванс. Довольная, что удастся втрое сократить комиссионный сбор, Анна пошла в контору Микрокредитной организации № 1, где у нее отказались досрочно принять меньшую сумму. «Эти сотрудники — просто трамвайные хамы, — говорит Анна, краснея, — одна там девушка, «Светлана» на бейдже написано, просто скомкала договор и кинула мне в лицо. Кричала: «Ты глаза-то разуй, убогая! С тебя 19 200, и ни копейкой меньше, хоть бы ты на следующее утро задумала возвращать, бомжиха!»

«Главное, мама поправляется, — успокаивается Анна, — лежит на вытяжке, это надолго, ей сейчас нужен покой и кальций». Кальций и покой звучит успокаивающе, почти как молоко и мед.

«У ТЕБЯ ДОЧКА ХОДИТ В ДЕТСКИЙ САД»

Владиславу Короткову 23 года. Он — отец-одиночка, жена Марина умерла через год после родов — онкология. Дочери Даше 4 года. Она здорова, болезнь матери ей не передалась.

Владислав работает в автосервисе. Механик. Зарплата небольшая — 20 000 рублей. Но для Кирова — приемлемо. Два месяца назад у Владислава умер отец. Денег на похороны не было, и пришлось занять 17 000 рублей в Микрокредитной организации № 3. В банке деньги давать отказались: зарплата маленькая и дочь на иждивении.

— Подписали договор, — говорит Владислав. — Два процента в день. Думал, верну со следующей зарплаты, через неделю должны были выплатить. Договорился с шефом, что выдадут зарплату полностью. Но деньги пришли с опозданием — только через две недели и всего 14 000. Выручить меня и доплатить из своего кошелька начальник отказался.

— Долг я не выплатил до сих пор, — говорит Владислав. Сейчас должен уже 31 000 рублей. Где их взять — не знаю.

Две недели назад история получила новый виток. Поняв, что Владислав не справляется с выплатой займа, сотрудники микрокредитной организации передали его дело Коллекторскому агентству № 1.

Владислав достает диктофон: «А на днях был вот такой звонок».

Коллектор: Алло, привет. Ну что, ты сообразил, как деньги возвращать будешь?

Владислав: Нет, нужно еще немного времени. Я подумаю. Найду…

К. (неразборчиво): А у тебя ведь дочка в детский садик ходит. Здесь, на Октябрьском…

В.: И что?

К.: Не, ничего. Думай, Вася, думай.

Владислав отнес эту аудиозапись в районный отдел полиции. Но там, послушав ее, никакой угрозы в адрес мужчины и его родственников не заметили. Владислав же за свою дочь опасается — в детский сад ходить запретил, пока долг не оплачен. Девочка даже из дома не выходит — сидит с бабушкой в квартире. А сам Владислав дома не живет — ночует у друзей: боится, что его выследят.

В этой истории 23-летнему молодому отцу повезло только в одном: он живет не по прописке — настоящего адреса Владислава коллекторы не знают.

ЗАБРАЛИ ПАСПОРТ

Катя учится в Нижегородском государственном университете им. Лобачевского. Хочет стать филологом. Кате 19, она отличница. 23 ноября на одном из форумов появилось ее письмо следующего содержания: «Помогите! В сентябре взяла займ — 12 000 рублей — на оплату обучения. Вернуть не могу, на работу не берут — в займовой конторе забрали паспорт. Сейчас уже должна 26 360 рублей. Признаться родителям — стыдно».

— Мама с папой сразу сказали — за обучение платить не будут. У нас с ними холодные отношения, — признается Катя по телефону. — В кредитной конторе, когда давали деньги, ксерокопию паспорта не взяли — затребовали оригинал. Я, дура, отдала. Подумала: на работу устроюсь — верну долг. А теперь устроиться не могу — паспорта-то нет.

Устроиться на работу неофициально Кате предлагали, но зарплата — не более 7000 рублей — не поможет ей вернуть возрастающий долг. В полицию по поводу заложенного паспорта девушка обращаться боится — вдруг родители узнают.

— Как бы ни хотелось девушке скрыть этот факт от родителей, иного пути, кроме как пойти в полицию, у нее нет, — говорит консультант нижегородского юридического агентства «Андреев и партнеры» Николай Завзин. — Согласно ст. 16 ФЗ «О паспорте гражданина РФ», паспорт может быть временно изъят только в случае заключения его владельца под стражу. В остальных случаях это совершенно незаконно. Сотрудники микрокредитной конторы допустили административное правонарушение: статья 19.17 КоАП РФ запрещает принимать паспорт в залог. Другое дело, что все закончится незначительным штрафом — не более 100 рублей. А долг никуда не исчезнет. Зато можно будет трудоустроиться.

Катя, правда, видит другой «выход» из сложившейся ситуации — она думает о самоубийстве.

P.S. Названия банков и коллекторских агентств известны редакции. В их адрес будут направлены официальные запросы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *