Прачечная? – Институт культуры.

25 января в России принято поздравлять студентов и Татьян. Учитывая специфику года (2014 объявлен годом культуры), редакция слонялась по институту культуры и приставала к учащимся с вопросами.

Академия культуры расположена в самом сердце города, напротив драмтеатра, памятника Чапаеву и дома офицеров. Справа – площадь Куйбышева, слева – Струковский сад, набережная, ресторан французской кухни и Волга. Это хорошее, привольное место академия украшает – строгое бело-желтое здание в колониальном стиле, симметричный фасад, лаконичные линии. Постройка 1915 года, когда-то здесь располагалась резиденция губернатора, потом резко — революционный комитет, далее областной исполком, и уж потом въехал Куйбышевский институт культуры, который благополучно со временем переименовался в Самарскую академию. Культуры и искусств. Именно здесь в настоящий момент обучаются будущие звезды, лауреаты, надежды нации и гордость страны. Кумиры миллионов, рок-звезды, иконы стиля и танцоры диско. Может быть. Или, по крайней мере, профессиональные ведущие корпоративных вечеринок и деды морозы нашего города.

На широком крыльце прохлаждаются студенты. Пар валит из открытых ртов. Рты у студентов открыты, разумеется, не потому что они поют. Студенты разговаривают, обсуждают текущую сессию и свои дела. «Бункер Сталина» — стрелка-указатель. Компактный вестибюль, гардероб, женщина-охранник рассеянно просматривает студенческие билеты.

В здании ремонт, и время от времени из засыпанных белым помещений появляются маляры в широких штанах. Маляры пьют сок из миниатюрных коробочек и ругают свое малярское начальство за неудачный выбор инструмента – из кисти лезет волос. Женщина-охранник сочувственно кивает. У всех свои трудности, она вот тоже зашивается – ну куда это годится, без сменщика который день.

Роскошная лестница, площадки вымощены аутентичной кафельной плиткой. На четвертом этаже из «мраморного концертного зала» звучит веселая музыка в народном стиле. В приоткрытую дверь видно, что исполняет группа учащихся. Выделяются звуки гармони. Поблизости стоит девушка с гладко причесанными темными волосами. Стремительно набирает сообщение на мобильном телефоне старого образца. В носу у нее сияет зеленый камень – серьга.

«Эстрадники репетируют ансамбль», — говорит девушка. Её зовут Настя. Она приехала из Псковской области. Когда-то Настя ужасно любила танцевать, а сейчас не очень любит – надоело. Оказывается, академия культуры подразделяется внутри себя не на факультеты, а на целые институты. Настя учится в институте современного искусства и художественных коммуникаций. Занимается на кафедре народного танца. Танцевальный класс расположен в другом корпусе, а здесь Настя ждет свою подругу – она вокалистка, и в данный момент поет хором в такой-то аудитории.

Девушки снимают квартиру – десять тысяч в месяц, район центрального автовокзала. Далековато ездить, но ближнее жилье стоит много дороже, а в общежитии не хочется – натерпелась за первый курс. Настя работает официанткой. «В разных местах», — уточняет задумчиво. Никак не получится где-нибудь закрепиться, чтобы сдружиться с коллективом, уважать руководство, нормально делить чаевые и не нервничать. А то такие случаи бывают. В забегаловке Токио-Суши заставляли ходить в обуви без всякого каблука, а Настя не может без каблука – болят ноги.

«Сколько ж можно над собой издеваться», — говорит Настя, имея в виду физические нагрузки и натруженные суставы. «Девочки рассказывают, — Настя оживляется, глаза сверкают, — что хорошо поехать в Финляндию и там сезон отработать. Можно чуть ли не квартиру купить, комнату – сто процентов». Настина знакомая со старшего курса ездила, впахивала там, правда, как лошадь, танцевала в барах, полгода ночью не спала, кроме вареного риса ничего не ела, зато вернулась с деньгами и теперь вешает портьеры на собственные окна. Настя тоже так сделает, вот только надо что- то придумать с рабочей визой, чтобы не было неприятностей. Но ничего, есть агентства, они сами всем занимаются, обещали Настю познакомить с таким агентством.

«В школе одной вела кружок бального танца, — рассказывает Настя, — даже полугода не вытерпела, даже одной четверти, кажется. С детьми как раз не тяжело, приятно. С родителями тяжело, эти мамаши!..»

По окончании академии Настя не хочет оставаться в Самаре. В Псковскую область тоже не хочет, вы что. Хорошо бы устроиться в Питере, именно там купить комнату на заработанные в будущей Финляндии средства.

Рядом с Настей останавливается крохотная девочка-азиатка. Это Индира. Индира приехала из Алма-Аты. Здесь живет буквально в соседнем с академией доме, очень удобно. Снимает двухкомнатную квартиру, вид на реку. Индира всегда мечтала быть актрисой, в Москву страшно, и вот папа придумал ей эту Самару с видом на реку. Но с актерским мастерством не получилось, какой-то в Индирин год был ограниченный набор, пришлось поступать на ИК и СКТ (институт культурологии и социально-культурных технологий). Индира смотрит чуть со скукой. Кому охота учиться на специалиста по социальной работе! Вот на кафедре актерского мастерства преподает Ольга Шебуева, заслуженная артистка России. Есть и другие варианты. Индирин папа обещал что-нибудь придумать, Индира ему верит. Её двоюродная сестра с сентября прошлого года вообще учится в Лондоне. Возможно, скоро пригласит к себе Индиру, чтобы не так одиноко. Индира переступает тонкими ногами, нарядно обутыми в хорошие ботинки Timberland. Подбрасывает в ладони ключ от автомобиля. Сетует, что город завален снегом, сейчас до МЕГИ три часа пиликать, а ей надо. Хорошо, когда за все платит папа.

А вот Максим. Максим широко улыбается, на приятном лице рыжеватая щетина актуальной длины. Максим дважды подряд поступал в московское государственное училище циркового и эстрадного искусства (ГУЦЭИ), безуспешно. Отслужил с горя в армии, вернулся в свой город – в Самару. С поступлением в академию проблем не возникло, хоть пришлось пересдавать ЕГЭ. Максим на следующий год снова поедет в Москву, его егэшный сертификат еще будет действовать. Он мечтает стать лидером рок-панк-группы, играет на гитаре, синтезаторе, ударных и всем на свете. Но хочет свои умения усовершенствовать, стать лучшим. Недавно устроился на одну из местных радиостанций, звукорежиссером. «Удобный график, — говорит Максим, — с одиннадцати вечера до трех часов ночи. Я все равно никогда в это время не сплю».

Ансамбль в малом мраморном зале прекращает звучать. И сразу же слышным становится хоровое пение из соседней аудитории. Слов не разобрать, это какая-то малоизвестная песня, но красивая и очень грустная. И это абсолютно по теме: из трех случайно встреченных студентов культурной академии никто не планирует жить и работать в Самаре. Пусть у ребят все получится в Питере, Москве и Лондоне, конечно. Но так ведь все уедут! А мы останемся.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *