В деревню, к тетке, в глушь, в Варшаву!

Седьмая всероссийская выставка «Международное образование 2014» прошла в Самаре. Если вы не посетили этой выставки, то не знаете, чему молодые самарцы хотят учиться за границей, и отчего последнее время для этого выбираются Польша, Чехия и другие родины славян. Но не стоит расстраиваться! Редакция Новой газеты в Поволжье выставку посетила и все расскажет.

Пожилая осанистая дама испуганно заслоняется веером из рекламных листовок, минутой ранее заимствованных ею на стенде одного Швейцарского университета:

— Мне ничего не надо! Не рассказывайте мне ничего! Я никуда не еду! Я не хочу в Европу! Я всего лишь собираю материалы!

Потрясает вновь листовками. Выделяется яркая газета международного студенческого туроператора: превосходная бумага, качественная печать. На первой полосе худощавый юноша развалился на диване с обивкой в честь флага Великобритании, и очень рад. Меж тем дама, убедившись, что никто к евроинтеграции ее не склоняет, с облегчением рассказывает, что работает преподавателем в университете Наяновой, готовится к лекции. В понедельник выступит перед студентами. Нет, она совершенно не считает, что образование за рубежом лучше отечественного, но дети задают вопросы, и она обязана давать полноценные ответы. Информация должна быть свободной.

— Если мы можем, это не значит, что мы должны, — говорит дама и отходит к представителю канадского университета, закутавшегося в нарядный флаг с кленовым листом.

Семья из модной мамы в щипаных норках, спортивного папы и скучающей дочери (в ушах розовые наушники, пальцы не отлипают от айфона) надолго остаются перед стендом польского университета. Скучающая дочь, помимо наполнения контентом аккаунта в твиттере, изучает в школе польский язык (вот как? в Самаре есть и такие школы? гей-славянские, а никто и не знал), и родители хотят пристроить её продолжать образование в Польше. Их прельщает родственность культур, общие предки в виде восточных славян, и так далее. Финансовая сторона тоже выглядит привлекательно.

— За обучение там придется платить меньше, чем в Самаре, если ребенок учится на коммерческой основе в медицинском университете или экономической академии, — говорит папа.

— Уехать! Уехать! – тихим эхом отзывается мама.

На стенде польского университета хозяйничает приятный молодой человек, одетый даже с европейским лоском. Ботинки начищены превосходно, пиджак сочетается с джинсами, есть даже шейный платок. Это быстро объясняется: молодой человек уже восемь лет живет в Варшаве.

— Варшава – это все-таки европейская столица, как ни крути, — уверенно говорит он.

Перед ним собирается небольшая толпа. Присутствующих в меньшей степени интересуют образовательные программы – ну какая, и вправду, разница, что там преподают на факультете бизнеса или информационных технологий, но крайне интересуют бытовые аспекты существования студентов и отношение поляков к русским. Не таят ли враждебности, не вспоминают ли недобрым словом свое социалистическое прошлое, навязанное старшим братом?

— Да нет никакой враждебности, — отвечает молодой человек удивленно, — о чем вообще речь. Это дела старшего поколения, а молодые поляки, напротив, тянутся к России, ко всему русскому… Относятся к России как к великой империи… Вот я, если хотите, даже вынужден слегка скрывать, что украинец, — молодой человек склоняет повинно голову, — я называю себя русским, и меня очень уважают. А Украину недолюбливают, и я был очень удивлен, когда в российской прессе прочитал высказывание какого-то политика, будто бы западная часть Украины должна присоединиться к Польше, а восточная – к России. Польше даром не нужна Украина, вот что я вам скажу. Россию они бы, может, к себе и присоединили…

Молодой человек в шейном платке смеется собственной геополитической шутке. Продолжает:

— Польский язык выучить для славянина – легче легкого. Я за три месяца освоил базис, а потом начала общаться, и очень легко. Сейчас могу сказать, что польским владею в совершенстве, читаю по-польски, смотрю тв-каналы. Это я к тому, что обучение на английском языке стоит от 2500 до 3500 тысяч евро в год, обучение на польском — от 1200 до 1800. Две большие разницы! – заканчивает молодой человек, косвенно подтверждая свое украинское, и, возможно одесское, происхождение.

Звучат вопросы. Высок ли уровень жизни в Польше? Имеет ли университет кампус? Нормальные ли условия в общежитии? И главное – насколько Польша все-таки Европа? Девушка от швейцарского университета завистливо поглядывает на разнузданное веселье за польским столом. Ее швейцарским университетом заинтересовался лишь один человек – бритый парень в солдатских башмаках, студент последнего курса Поволжского государственного колледжа (бывший КИПТы). Он хочет работать в сфере гостиничных услуг, лучше всего управлять каким-нибудь отелем. Не обязательно в Европе.

— Сейчас в Самаре будет выстроено много новых отелей, — справедливо замечает он, — к чемпионату мира по футболу. Должен же ими всеми кто-нибудь управлять! А тут я, с европейским дипломом подмышкой.

В зале появляется подруга парня, очень красивая девочка, похожая на всех современных фотомоделей сразу. Она хрестоматийно грызет чупа-чупс, изо рта торчит белесая пластиковая палочка. Кажется, что она сейчас затанцует и запоет «Lollipop, lollipop! Oh, lolli lolli lolli!», но девочка не поет, а доверительно комментирует:

— Да ладно, какая там заграница. Его отец свою дочь в Лондон отправил, вот он и раскатал губы. А я сразу сказала: ничего тебе не обломится, твой папаша и алименты-то сразу перестал присылать, по достижении восемнадцати лет. Но ничего, я все уже придумала: мы будем работать в гостинице «Надежда». Знаете такую? Ну, не знаете, и ладно. Это очень хорошая гостиница, жалко – маленькая. И далеко. Но и в маленькой можно разного придумать! Я – уже. Все обычные простыни заменила простынями на резинке, очень удобно…

Соискателей информации прибывает. Пожилой мужчина снимает шапку-ушанку.

— Увидел рекламное объявление, — говорит, — и зашел. Внук у меня заканчивает ВУЗ. Хочу, чтобы еще где-нибудь поучился. Мы про Чехию думаем. Изучаем. Сравниваем. Всем нам эта Чехия нравится! И недалеко. И климат ровный. И братский народ все-таки.

Мужчина замолкает.

— Хотя сейчас не разберешь, кто братский, — осторожно продолжает. – Но все-таки Чехия мне больше симпатична в качестве принимающей стороны, чем Канада. Что мы, гуси, в Канаду лететь.

Представитель канадского университета обиженно шевелится в нарядном флаге.

Выставка была организована компанией Star travel и состоялась 8 февраля в помещении Самарского областного краеведческого музея им. Алабина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.