Профессиональные горожане

Сердитые горожане собрались вечером в пятницу в Доме архитекторов. Целью дискуссии сразу же объявили не загадочный проект планировки исторического центра Самары, который проект готовился сторонними силами (санкт-петербургский проектный институт «Ленгипрогор»), и публике не представлен, но сам факт – может ли он быть воплощен в жизнь. Проект, созданный чужими Самаре людьми, без привлечения местных архитектурных и краеведческих авторитетов.

С предложением обсуждать не проект планировки территории (ППТ) сразу же выступила модератор дискуссии, преподаватель архитектурно-строительного университета. Зал Дома архитекторов был битком, не хватало стульев, да многие пришедшие предпочитали стоять, ходить, рассматривать высвеченные на экране примеры проектных решений планировки центра города. Это были работы как местных архитекторов, так и учащихся строительного института, и абсолютно понятно, что над судьбой исторических самарских территорий ломали головы не один десяток лет самарские же уроженцы и страстные патриоты. Вокруг собственно ППТ с самого начала было слишком вопросов, и уже ближе к концу обсуждения один из ораторов горячо говорил, что мы виноваты сами, раз не сумели пробиться со своими проектами к губернатору, не сумели сделать так, что он нас услышал; зал реагировал бурно.

«Проект будет официально презентован 21 февраля, — тем временем объявила модератор, — но проблема в том, что авторы не хотят выносить его на широкое обсуждение. Мы сейчас должны решить главное: можем ли мы позволить кроить судьбу самого нашего сокровенного, исторического центра, с его концентрацией памятников архитектуры, с теми самыми деревянными строениями, которые некоторые чиновники называют просто «гнилушками» и хотят пустить под бульдозер». Некоторые чиновники – это имелся в виду, конечно, губернатор, не так давно высказавший свое видение переустройства центра, 120 гектаров земли в исторической зоне.

Первым выступил Виталий Стадников, бывший главный архитектор города. В двух словах он пояснил, почему вышло так, что по поводу перепланировки исторического центра не проводится публичных слушаний: первоначально объектом строительства был стадион для будущего футбольного чемпионата, и такой объект имел федеральное значение, то есть – никаких слушаний. Потом стадион решили строить в другом конце города, а статус федерального объекта все же сохранился, хоть не совсем понятно, почему заявленный в плане дворец бракосочетаний и «конгресс-холл» являются федерально значимыми.

«Когда велась работа над ППТ, — напомнил Стадников, — меня, как главного архитектора, ни разу не привлекали в качестве эксперта или в любом другом. Считаю, мы сейчас обязаны поставить вопрос о том, что все граждане имеют право ознакомиться с проектом и высказать по его поводу. И, разумеется, в работе должны быть задействованы самарские профессионалы».

Алла Демина ознакомила присутствующих со списком памятников архитектуры Самарского района: 2 объекта федерального значения, 15 – регионального значения, и 59 нововыявленных объектов, могущих лишиться статуса в любой момент. К тому же, констатировала Алла Демина, большое количество памятников архитектуры выведено из списка прошлой весной, подписью председателя правительства области Александра Нефедова выведено.

Когда краевед Головин заговорил о Нью-Йорке, все немного удивились, но краевед Головин быстро сказал, что вся историческая часть Самары помещается в Центральном нью-йоркском парке, и стыдно нам не справиться с такой немасштабной задачей, когда в Нью-Йорке 26 линий метро и 468 станций. Возможно, Головину больше бы понравилось быть краеведом Нью-Йорка, но и в Самаре он не ленится, и сорок лет чертит планы ее реконструкции, он показал.

«Нам предлагается, — отвлекла общественность от Нью-Йорка модератор, — нам предлагается восстановить в центре облик «Самары купеческой». Но Самаре не 150 лет! Она древнее! Ей – 430!» И мы еще сейчас имеем возможность наблюдать следы нерегулярного города (улица Степана Разина, улица Водников). В новом же проекте отсутствует философия исторического проецирования, и ничто не напоминает, что именно здесь начинался город, отсюда выросла Самара.

Обсудили и подвергли острой критике и даже насмешками идею строительства торгового центра на месте завода клапанов. Торговый центр планируют назвать «Старая крепость», что выглядит особо цинично. Неожиданно появился и выступил представитель грузового порта. Он сказал, что стрелка рек Волги и Самары, образованная в конце восемнадцатого века, является пойменной террасой и относится к затопляемым территориям. Зачем тут строить школы, дворцы торжеств и всякое такое, представитель грузового порта не понимает. А вот новый грузовой порт – это то, что нужно затопляемым территориям, и вообще логично для акватории.

Дискуссия продолжалась. Телеоператоры терпеливо дежурили у аппаратуры. Журналисты прыгали с диктофонами и фотоаппаратами. Вывод, к которому поочередно приходили участники дискуссии, и многократно вписанный в журналистские блокноты, может быть сформулирован так: исторический центр – не территориальный ресурс для нового строительства.

Бороться за бесконфликтную реновацию, сохранение историко-культурной среды и превращать Самару в город-музей был готов каждый из присутствующих. Или почти каждый.

фото: Елена Махрова

По итогам дискуссии была составлена и подписана 120-ти участниками дискуссии резолюция.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.