Запрещенные барабанщики

Главным событием самарского парада 7 ноября 2016 года стало то, что знаменную группу и группу барабанщиков составляли офицеры внутренних войск, а если подробнее – федеральной службы исполнения наказаний.

Шестой год ноябрьские шествия  в Самаре посвящаются не революции 1917 года, но проходят под названием «Парад памяти», в честь военного парада 1941 года – когда немецкие фашисты стояли под Москвой, прямиком с площади Куйбышева бойцы отправлялись на фронт; было холодно, та зима наступила рано, и Шостакович почти закончил свою знаменитую симфонию. В 2016 тоже холодно, и уже зима, и даже знающие толк в прогулках по морозу полицейские на постах поднимают воротники и притоптывают не по-уставному ногами. Только вот в 41-м солдаты отправлялись на фронт, а в 2016 вернутся к несению караульной службы, что как-то претит и вообще непарадно.

Хорошо, что кроме внутренних войск на параде памяти представлено и немного других – химической защиты, специальной радиоборьбы (если я правильно расслышала). А слышно было традиционно плохо, потому что ветер трепал слова почетного диктора и относил их вниз, к Волге. Одна коробка военнослужащих была укутана в маскировочные белоснежные костюмы, за спиной приаттачены лыжи, а вот палок не рассмотрела. Другая коробка представляла собой пулеметный расчет, везла несколько штук «максимов» и громоздкие диски. Стоящая рядом женщина громко удивилась тому, что современное вооружение подразумевает оружие буквально времен гражданской войны.

Да это просто ряженые! – пояснил ей мужчина с небольшим мальчиком на плечах. Мальчик радовался солдатом и кричал «уррра». Солдаты маршировали, иногда не в ногу, и вот эти повороты напра-налево не очень отработали. «Отличники служебной и политической подготовки!» — рекомендовал диктор.

А ряженых было много. К примеру, механизированная колонна клуба патриотического воспитания молодежи «они сражались за Родину» стартовала, выставив впереди исторический мотоцикл, а затем другие автомобили войны – полуторку, додж и виллис. Большинство зрителей и дожидались собственно парада ретро-автомобилей, не на губернатора же они пришли смотреть, которого, собственно, и не было. Отсутствующему губернатору уделяется много внимания, всерьез прорабатываются версии, что последний мог быть украден инопланетянами – бывали и такие случаи с губернаторами.

Такой уж город Самара, что главная ее площадь расположена в центре, и если перекрываются к ней дороги, то автоматически образуются автомобильные пробки на редких объездных путях, пустеют офисы  и детские сады за невозможностью хоть как-то добраться. Пешеходам тоже не везде можно просочиться, потому что полицейские посты, рамки металлоискателей, железная оградка и предъявите свой пропуск. Горожане ропщут, а что толку, шестой год парад памяти, и так можно до бесконечности — эксплуатировать благодатную тему, с Шостаковичем, холодной зимой 41-го и Климентом Ворошиловым. Объезжаем, — машет полосатым жезлом припорошенный снегом регулировщик. Объезжаем.

Поскольку парад – памяти, то из старших школьников выстроили небольшой бессмертный полк. Школьников привели задолго до начала, они замерзли. Ветер и так-то был ледяной, а сейчас притащил и кидает в лица острый колючий снег. Типографски отпечатанные портреты героических родственников перемещаются подмышки, зубы школьников стучат. Нет, мам, — чуть не плачет девочка в шапке со многими помпончиками,  мы еще даже не начинали идти!

Повеселее в ожидающей своего времени «гражданской колонне», выстроенной за пределами площади: официальный пресс-релиз обещал не менее тридцати тысяч граждан вывести дружными рядами в рамках демонстрации  народного патриотизма и поддержки линии правящей партии.  Граждане (труженики бюджетной сферы и госслужащие) уже знали, что их ожидает, и поэтому подготовились: вот термос с глинтвейном передается из рук в руки, а вот – симпатичная фляжка коньяку. Есть все основания выйти к правительственным трибунам в самом радужном расположении духа. К трибунам, где нет губернатора Меркушкина, «как пить дать – сняли его», «да всё в порядке с Николаем Ивановичем!», взаимоисключающие версии из уст приободренных этанолом горожан.

Снегопад превращается в полноценную метель. Пулеметы «максим» спрячут на год, и диски тоже, а полуторки и доджи пригодятся на параде Победы, удобно. Знаменная группа и группа барабанщиков из ведомства ФСИН возвращаются к несению службы. И где же все-таки губернатор, — бормочет фотограф областной газеты, меняя объективы на хорошей камере.

parad6 parad5 parad4 parad2 parad1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *