Сыграем в ящик?

Очередной семинар самарская «Школа гражданских лидеров» посвятила актуальной теме социальной политики в России. Есть ли такая политика вообще, а если есть, что среднему гражданину стоит от нее ждать в ближайшее время в сфере медицины, образования и культуры. Особенно волнующей оказалась лекция Ларисы Попович, эксперта ВОЗ, директора Института экономики здравоохранения.

Статистика – это не просто наука, как год за годом повторяет с экрана героиня фильма «Служебный роман». Статистика – мощный инструмент. Он может быть применен для широкого спектра нужд: демонстрации побед, стимуляции патриотизма, для принятия решений, игры в покер и для инъекций ужаса. Доклад Ларисы Попович впускает ужас внутривенно, внутримышечно, подкожно.

На проекционном экране сменяют друг друга слайды. Вот – удовлетворённость населения медицинской помощью, сравнительные значения в разных государствах. В России это – 35,4%. На верхних позициях помимо Норвегии и США – Куба, Аргентина. Очевидно, замечает докладчик, удовлетворённость здравоохранением может быть связана с тем, что люди просто отвлекаются на какие-то другие проблемы (нищета, безработица, тяжелые бытовые условия).

Но Россия – богатая страна. Она занимает 1 место в мире по добыче нефти и газа, одно из призовых мест по количеству трудовых ресурсов и так далее. Ожидаемая продолжительность жизни в России мала. У мужчин – 64 года, а в Финляндии этот показатель перешагнул за 80 лет.

В России растет число успешных сточки зрения инициатора суицидов, дорожно-транспортных происшествий с летальным исходом. Крайне низок уровень выявления онкологический заболеваний на той стадии, когда с ними можно уверенно бороться – Россия на 133 месте среди 188 стран. А что это значит? Это значит, что плохо организована медицинская помощь.

На экране – структура смертности в странах с разным уровнем дохода. В бедных странах лидируют инфекционные заболевание, в развитых – сердечно-сосудистые, онкология и сахарный диабет. При всем этом уровень смертности в России именно от сердечно-сосудистых заболеваний – непомерно высок. Лариса Попович объясняет это тем, что в большинстве случаев российских смертей не так уж важно выяснить, что явилось настоящей причиной. И в свидетельство о смерти вольно вписывается заболевание сердца. Вообще уровень смертности в России (14% с лишним) сейчас превышает западноевропейский и североамериканский в два раза.

Меж тем, начиная с 2000 года затраты государства Россия на здравоохранение (неуклонно) растут. Однако в сравнении с государствами США и Германия эти затраты не просто низки, а катастрофически малы. Лариса Попович часто использует слово «катастрофический», и ее легко понять. На экране — список развитых стран с наибольшей долей затрат на здравоохранение в процентном отношении к ВВП возглавляют США. За период с 1960 по 2010 годы доля суммарных расходов на здравоохранение увеличилась в этой стране с 5,1% до 17,9%. В России государственные расходы на здравоохранение с 2000 года не превышали 3,5% от ВВП.

Если не брать США, Японию и Норвегию, традиционно возглавляющих список стран-лидеров по финансированию здравоохранения, то даже в Коста-Рике, с ее в половину меньшим российского ВВП, на медицину тратится в пять раз больше.

Но и те скромные суммы, выделяемые государством, расходуются неэффективно. «До сих пор велико число госпитализаций, а это – дорогое удовольствие», — отмечает Лариса Попович. Пациента госпитализируют, и вроде бы немедленно должно интенсивными темпами начинаться лечение, но ничего не происходит (как знакомо). Человек лежит на койке два часа, три, полдня и еще вечер. Поэтому средняя длительность госпитализации в России выше, чем в других странах: 4, 5 дня в Израиле, 12 дней в России.

Неэффективно используются высокотехнологичные средства – в Москве на 1 миллион населения работает 8 аппаратов МРТ, а в том же Израиле – всего два. При этом количество исследований в три с половиной раза ниже, чем в Израиле. «Техника либо простаивает, либо на ней некому работать», — констатирует Лариса Попович.

На экране появляется отчет о состоянии больничных зданий и сооружений: всего в рамках модернизации выстроено 8000 новых больниц по стране. Но в этой же стране за это же время стало отчего-то на 1000 меньше больниц с водопроводом, на 2000 больше больниц без горячего водоснабжения, и на 630 – без канализации.

«Что же мы построили? – спрашивает риторически Лариса Попович. – Какую избушку на курьих ножках?»

В ситуации такой серьезной нехватки бюджета возникает вроде бы вопрос-предложение населению – самостоятельно платить за медицинскую помощь. Но население уже и давно прекрасно платит за медицинскую помощь. На сегодняшний день 40% денег в здравоохранение поступает из личного кармана граждан (при гарантированном Конституцией бесплатном медицинском обслуживании).

«Узких специалистов не хватает, — продолжает перечислять спикер, — в Нижнем Новгороде онкологическая койка работает 480 дней в году. Как это может быть?» Существуют регионы, где на вообще нет детских онкологов. Что означает, что помимо всего прочего, некому выписать рецепт на адекватное обезболивание. И это в миллион раз страшнее, чем выглядит на письме.

Плачевная ситуация и в обеспечении лекарствами. К примеру, из общего числа людей, которые должны получать препараты при диабете, реально их получают 64 %. У онкологических больных цифры еще страшнее – 12%. При туберкулезе – 13%!

«Катастрофическая недофинансированность!» – говорит Лариса Попович.

Системе российского здравоохранения она предложила бы для начала определиться, что и для кого оно делает бесплатно. А то обещается всем и все, по факту на это средств нет. Приходится давить условиями: пациент должен получить направление здесь, талон тут, записаться и ожидать исследования УЗИ две недели, и так далее.

«Когда оценивают удовлетворенность населения здравоохранением в Канаде, США или Австралии, например, — завершает выступление спикер, — то задают такие вопросы: а звонит ли вам ваш лечащий врач, чтобы напомнить о профилактических мероприятиях? А осведомляется ли по телефону ваш врач о результативности назначений?»

Нам никто не звонит (если не дружить с врачом или не заплатить ему дополнительно, чтобы). У российских врачей вообще нет причин быть заинтересованными в судьбе пациентов. Врач устал. Ему до сих пор мало платят. Он тянет две ставки (на одну докторскую ставку есть нечего, а на две — некогда). Его терзает руководство с отчетами. Его проверяет ОБЭП насчет коррупции. Лично от него региональный министр требует выполнения ежегодного послания губернатора. Поэтому от нас он хочет одного – чтобы мы покинули кабинет, и побыстрее.

Поэтому давайте-ка будем здоровы. Пока власти нашей богатой (1 место по добыче нефти) страны лечат себя и свои семьи в благополучной Норвегии, лесистой Германии и жарком Израиле, нам остается надеяться на личный иммунитет, прочность костей, целостность системы пищеварения и всех других систем.

Сыграем в ящик?”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *