От фарса до фарша

18 сентября, незадолго до концерта, прямо на ступенях Филармонии неизвестными лицами при поддержке милиции был задержан с применением физической силы и нанесением травм Александр Лашманкин. Он был доставлен в Самарский РОВД для выяснения личности и тут же отпущен. Кто и на каком основании произвел задержание, до сих пор неизвестно. Однако одна из самарских журналисток узнала охранника нашего мэра. Именно он приложил Лашманкина на мрамор. Мы предлагаем вам его собственную версию этой необычной даже для нашей Самары истории.

Впрочем, повадки сейчас у всех политбюро похожи. Максимальная закрытость и провокация как основа тактики, ибо что остается от политики, когда уходит свобода? Интрига и провокация. Вот только излишняя бдительность их подводит.

Репортаж с ушибленной головой

Чешский журналист Юлиус Фучик писал из нацистской тюрьмы репортажи с петлей на шее, у нас масштабы помельче и потому место пенькового галстука в нашем репортаже займет лишь скромный ушиб головы. И слава Богу!

18 сентября в наш любимый Воргород прибыл ясновельможный Сергей Миронов — «спикер совфеда», командир «верхней палаты «парламента». По совместительству сей большой боярин возглавляет справедливую и «новую социалистическую», правда, суховатую ножку российской партийной системы. Вы, конечно, без труда узнали политическую партию «Справедливая Россия».

Официальная цель визита Миронова в Самару — участие в конгрессе депутатов партии «Справедливая Россия» Приволжского федерального округа. Ранее такой формой работы с депутатами занималась КПСС, собирали депутатов всех уровней и как «следавает» накачивали партийными установками. Есть все основания полагать, что подлинная цель визита Сергея Миронова в Самару — поддержка мэра Самары Виктора Тархова на предстоящих выборах.

Проходило собрание во «Дворце революции 1905 г.», теперь это Дворец культуры железнодорожников имени А.С. Пушкина. После окончания сбора бывшие кандидаты в главы Самары, которым было отказано в регистрации, в присутствии главы Самары, зарегистрированного кандидата в мэры Виктора Тархова передали Сергею Миронову коллективное письмо, в котором они сообщали о нарушениях избирательного законодательства на выборах в органы местного самоуправления. Предсовфеда обещал «разобраться-доложить» их президенсткому величеству Дмитрию Медведеву. Обещанного три года ждут, так гласит народная мудрость.

Чтобы правильно понимать положение дел, полезно помнить, что «справороссия» это одна из семи российских политконтор, имеющих лицензию на участие в выборах. Это монстр наподобие Франкенштейна, созданный на основе партии «Родина» — гомункулуса, выращенный в лабораториях Суркова-Гельмана на радость наивным националистам. В свое время на выборах в Госдуму этот фантом оттянул голоса у КПРФ, ослабив её позиции в заксобрании, и сейчас он продолжает довольно успешно работать, отнимая электорат у слабеющей КПРФ.

Впрочем, повадки сейчас у всех политбюро похожи. Максимальная закрытость и провокация как основа тактики, ибо что остается от политики, когда уходит свобода? Интрига и провокация. Вот только излишняя бдительность их подвела, причем, аж два раза.

За стеклянными дверями

После окончания конгресса некая суетливая бабёнка пропустила в зал, где ожидалось общение принцепса российского сената Сергея Мирнова, пана самарского бургомистра Виктора Тархова и снятых с выборов кандидатов, только тех журналистов, которых считала достойными лицезреть обряд вручения челобитной. Для отсечения неугодной прессы использовали вариант «аккредитация», стражница в белой кофточке произнесла заклятие: «а где у вас аккредитация? Нет у вас аккредитации!»

После такого её заявления в адрес вашего корреспондента крепкие мужчины, похожие на бандитов из 90-х годов, начали хватать меня за руки, оттаскивая от дверей, за которыми происходило общение ВИПов. Разыгравшись, эти граждане попытались вырвать у меня фотокамеру и диктофон! Когда я попытался обратиться за помощью к милиции, беспристрастная «скоро уже полиция» тут же встала на сторону крепышей в штатском и в лице лейтенанта Землянкина попросила меня удалиться с места событий. Вот только не могу понять, почему они не давали фотографировать? Указание свыше или рукокруточный инстинкт ярыги? Или просто паранойя? Открытым остается вопрос, чья это была охрана — Миронова или Тархова? Но так ли это важно? Понятие права в России всегда являлось выражением понятия «соотношение сил». Если кто-то достаточно силен, чтобы нарушать права, в данном случае журналистов, то он делает это спокойно и с уверенностью в своей безнаказанности.

Половецкие пляски на ступенях городской фисгармонии

В тот же день вечером в Филармонии давали концерт в рамках 6-го Всероссийского фестиваля Андрея Петрова. Композитор Петров известен музыкой для кино, например, он автор вальса из «Берегись автмобиля». После проделок с крепышами во Дворце культуры железнодорожников я решил развеяться, у моей жены были два билета на этот концерт, и мы решили сходить в Филармонию. Но оказалось, что общение с крепкими парнями на сегодня для меня ещё не завершилось. На крыльце Филармонии на меня напали двое неизвестных «товарищей». Сперва приблизился ко мне кабаноподобный мужичина и предложил проследовать с ним куда-то в роковую пропащенность, сверкнув в вечернем зефире в обоснование своего приглашения неким предметом, в котором можно было опознать «корочки». Я, естественно, от приглашения, сделанного в такой неясной форме, отказался и попросил его представиться и заявить свои полномочия. В ответ он начал без лишних слов выкручивать мне руки, а когда я начал возмущаться его действиями, быстро и профессионально «уронил» меня затылком об асфальт, после чего, как мне рассказали потом, я потерял сознание. И пал я на ступени Филармонии прямо под ноги владыки, то есть спикера совфеда Миронова. «Ребята, нельзя ли поосторожнее?», — спросил, надо полагать, привычный к созерцанию обряда рукокрутства, защитник русского выхухоля.

После этого меня подхватили под «белы руки», дотащили до машины, затолкали в неё и отвезли в РОВД Самарского района. При этом по дороге мне высказали немало душеполезных замечаний о моем морально-нравственном облике, а также жаловались на свою нелегкую полицейскую судьбу на матерно-ментовском языке. Мне от души хотелось посочувствовать бедолагам, но… «что-то ему мешало». Предъявлять какие-либо документы мои «агенты тайной канцелярии» не посчитали нужным ни тогда, ни после. В РОВД, куда они меня мгновенно примчали в своей карете, я пробыл не очень долго и был отпущен после установления моей личности.

Как мне рассказали потом, перед тем как залу упиться музыкой Петрова, Серегей Миронов долго и нудно трындел о текущем политическом моменте. Но о том, что в стране, где он возглавляет верхнюю палату парламента, можно без какой-либо причины схватить на улице любого её гражданина и водворить оного «куда следует», он поговорить времени не нашёл.

От фарса до фарша”: 1 комментарий

  1. Ну и что необычного? Наш мэр привык действовать «своеобразными» методам и врать какой он хороший! Лашманкин мог и не соврать, вот к нему и применили МЭРИЯ — жестока и цинична! Во всем! Почему вас удивляет жестокость и цинизм по отношению кАлександру?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *