Выборы на Украине: как это было

25 мая в Украине состоялись внеочередные выборы президента. В связи с этим я отправилась в Харьков, чтобы исполнить свой гражданский долг по месту прописки.

Харьков встретил меня сумрачно: поезд прибывал на рассвете. Отчаянно зевая, проводник подал мне руку и помог спуститься по крутой вагонной лесенке на родную землю. По серому небу непонятно было, приехала ли я слишком рано или зря не взяла с собой зонтик. Впрочем, скоро прояснилось.

За последние месяцы в моем городе много чего произошло: были и майдан, и антимайдан; случались и провокации со стрельбой, и массовые беспорядки, а финальным (надеюсь) аккордом было совершено покушение на мэра. Тем не менее, обстановка в Харькове далеко не так напряжена, как в других восточных областях. Возможно, это связано с традиционно умеренным темпераментом харьковчан, среди которых лучшей характеристикой считается эпитет "разумный".

Погода установилась совсем летняя, жаркая. Пахнет клубникой и пылью, цветут пионы. Основным желанием нормального человека в таких условиях является лежать в гамаке с книжкой и большим стаканом компота, а вовсе не эскалация насилия.

В субботу мы гуляем с братом по центру города, пустынному в жарком мареве. Ноги погружаются в мягкий асфальт, словно в лесной мох. На главной площади маются около десятка человек с красным флагом. Памятник Ленину отбрасывает чахлую тень. А больше ровным счетом ничего не происходит; еще полгода назад я даже не подозревала, какое это счастье, когда в твоем родном городе не происходит ничего.

В воскресенье, тем не менее, голосовать пришли многие, говорят даже, что такой высокой явки не было с 91 года. Наш выборный участок расположен, как обычно, в районной школе. Мы — мама, брат и я — пришли довольно рано, около десяти утра. Поднялись на второй этаж, в актовый зал. Я почти не помню подробностей своей учебы в этой школе, но, кажется, запах портьер на сцене все тот же. Хотя портьеры, наверное, все же поменяли.

Очередь к столу, где выдают бюллетени — человека четыре. Мы ждем несколько минут, затем подходим. Мое имя, к чему все давно привыкли, написано неправильно: пропущена первая буква. Эту ошибку упрямо допускают год за годом все местные чиновники. Члены комиссии напрягаются, зовут начальницу. Она быстро приходит, внимательно изучает мой паспорт и даже немного рассматривает его на просвет. Затем снисходительно разрешает: это можно. Исправляет имя в списках, ставит свою подпись. Я тоже расписываюсь в получении бюллетеня и отправляюсь в одну из десятка кабин, завешенных шторками, осуществлять свое право выбора. Осуществив, бросаю листок с длинным перечнем кандидатов в прозрачную урну, расположенную в центре зала. Урн, кажется, три или четыре; поутру они заполнены едва ли на пятую часть. Но, выходя из здания, мы замечаем, что людей становится все больше, они идут вначале отдельными группами, затем стекаются вместе, а у школьного порога уже образуется небольшой затор.

К вечеру на участках будут уже настоящие очереди, избирателям придется стоять в них по нескольку часов. Из-за этого голосование, которое должно завершиться в восемь вечера, разрешат продлить, и в некоторых областях люди будут выбирать президента чуть ли не до полуночи. Нам же, явившимся рано, остается только ждать результатов и нервно шутить.

Брат спрашивает меня: "Ну что, за кого проголосовала?" Я с непробиваемым лицом называю фамилию кандидата, за которого могла бы отдать голос, только имея бирку на большом пальце ноги. Брат отвечает тем же, меняя лишь фамилию. Мама подхватывает игру. Однако, воцаряется напряженное молчание. Мы привыкли считать друг друга — да, именно разумными — но мало ли, как жара и события последних месяцев могли повлиять на сознание. Первым не выдерживает брат: "Да ладно, я пошутил". "Мы тоже, тоже", — облегченно улыбаемся.

Все-таки спасительное чувство юмора у нас сейчас немного прихрамывает, но мы его обязательно вылечим.

Интересно, что в 2004-м году нашу семью, как и многие другие, постиг страшный раскол именно на почве выборов. Клан буквально разделился по политическим убеждениям. Сейчас не то: мы открыто обсуждаем достоинства и недостатки того или иного кандидата, немного спорим, но неизменно вежливо и уважительно друг к другу. Кажется, мы все повзрослели.

Затем я еду на встречу с приятельницей. Снова прохожу мимо главной площади: жара, раскаленная брусчатка, памятник Ленину, тишина. Единственной переменой стало увеличение числа страдальцев под красным флагом человек до ста. Мысленно желаю им большую бочку холодного кваса и отправляюсь по своим частным делам — государственные задачи на сегодня выполнены.

Между тем, по предварительным данным, лидером голосования стал Петр Порошенко: на настоящий момент он набрал около 54% голосов. Украинцы, как и всегда, настроены сдержанно; будущему главе государства придется завоевывать их доверие делами. Но повод для радости все же есть — судя по всему, выборы пройдут в один тур, а это означает, что новый президент сможет на три недели раньше приступить к работе. А работы у него, как и у нас всех, как никогда много.

В Киеве же, помимо президентских выборов, состоялось голосование за нового мэра и в Киевсовет. Новым главой города, похоже, предсказуемо станет Виталий Кличко, а в Киевсовете будет лидировать его партия УДАР — такова статистика экзит-поллов.

В ближайшем будущем нас ждут еще и внеочередные выборы в местные органы власти: практически все кандидаты в президенты, не исключая и Порошенко, сошлись в том, что необходима полная перезагрузка. Судя по прошедшему воскресенью, украинцы, уставшие от хаоса, примут в ней самое активное участие.

фото:ИТАР-ТАСС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *