День России в стране чудес

Существует техника ведения допроса, называемая «Алиса в стране чудес». Метод основан на жесткой дезориентации подследственного и полном изменении картины его привычного мира. Следователь (как правило, один из двух) начинает с вопросов, которые сами по себе довольно просты, но в контексте беседы лишены всякого смысла. Например, может поинтересоваться, сколько молока в литрах нормально выпивать семье из четырех человек. Если подозреваемый все же пытается отвечать, его перебивает второй следователь, вставляя не относящиеся к делу замечания.

Следователи меняют тон и стиль речи посреди фразы, гневно отпускают комплименты, нежно угрожают. Смеются в неподходящий момент и сердятся на пустом месте. Ловко модифицируют окружающую обстановку: переводят стрелки часов то вперед, то назад, включают и выключают свет, подают обед через десять минут после завтрака, а ужин – через десять часов после обеда, и так далее. Подозреваемый пытается уцепиться мыслью хоть за что-то — считает про себя до тысячи, до миллиона, вспоминает знакомые лица или карту местности, но все эти нити, связывающие его со здравым смыслом, постепенно рвутся, пока безумие дружелюбно не сомкнется над его головой.

Некоторые события в жизни моей страны вызывают в памяти этот славный метод. Например, праздник из новоприобретенных – день России. Откуда он взялся: двенадцатого июня 1990 года Съездом народных депутатов была принята «Декларация о государственном суверенитете РСФСР», годом позже состоялись выборы первого президента России, и в 1992 россияне получили в дар новый красный день календаря. Федерация, горделиво декларирующая свою самостоятельность на руинах Руси Красной и Руси Белой — мрачный абсурд и настоящее кафкианство; вместо лабиринтов и лестниц – торжественные мероприятия.

Акция «Триколор» по раздаче ленточек цветов государственного флага и флаеров с текстом гимна России, например. Праздничным утром главная улица города на удивление пуста. Молодые люди в белых униформенных футболках с надписью «За Россию» сжимают в кулаках букеты из полосатых лент. Переговариваются расплавленными от жары голосами: «А в принципе, зачем нужен гимн России?» — «Ну, типа, чтобы был» — «А другой смысл? Дополнительный?» — «Типа, какой?» — «Ну, вот когда я болела в детстве, меня мама заворачивала в венчальную фату, и я сразу выздоравливала» — «Ты, блин, вообще» — «Что я – вообще?»- «Гимны с молитвами путаешь, а так ничего…»

Тележурналисты отлавливают редких прохожих.

«Пожалуйста, не спрашивайте меня ничего о сегодняшнем празднике, — отмахивается сухонькая старушка в широкополой панаме, — я ничего не знаю! Я ничего не знаю!». Спасается бегством. За ней поспевает подруга, поддерживая на груди пушистый оренбургский платок. В безопасном месте останавливаются, переводят дыхание, одобряют пульс друг друга.

Молодые люди в униформенных футболках окружают пожилого мужчину с черным портфелем наперевес. Из портфеля торчит рукоятка садового инструмента типа мотыги. «А давайте, — охотно берет он гроздь лент, — в Выползово свезу. В Выползово раздам! И в Рождествено раздам!» Раздумывает некоторое время, качает головой, возвращает часть: «Нет, в Рождествено не буду. Не поймут».

На открытой веранде японского ресторана занят один столик: веселая компания сдвигает крупные пивные кружки с фирменной символикой. «Где футбол сегодня будем смотреть? У Пашки?» — «У Пашки нельзя, у него крыши нет» — «Так мы ж футбол смотреть, а не барыжить!» — «Ты идиот, у Пашки натуральная крыша рухнула. Дыра в потолке. Голуби гадят на лету. Коты спускаются, соседские».

У фонаря останавливаются две женщины, одна в инвалидной коляске, едят мороженое. «Вчера целую кастрюлю куриных крыльев с овощами натушила. Ушла на дежурство. Пришла, все спороли. Нажарила картошки тогда. Пока стирала, спороли. Совесть у вас есть, говорю? А ведь длинные выходные только начались… все дома, и все едят»

Женщинам предлагаются ленточки цветов государственного флага и флаеры с текстом гимна России. Они без энтузиазма берут скромные дары: «Крепкая материя. Помню, шнурки у меня такие были, в беговых коньках. А концы я спичкой обрабатывала, чтобы не мохрились. Эх, сейчас бы на те коньки!» — «Ничего, я тебя прокачу…»

Коляска лихо катится вперед, лавируя между детскими автомобильчиками, описывающими проплаченные круги близ парадного подъезда медицинского университета. Впереди по курсу разминается очередной аниматор. Приглашает желающих присоединиться к акции в поддержку российской сборной по футболу, имеющей 18 июня поединок со сборной Южной Кореи. Аниматор страшно хочет связать два события – день России и чемпионат мира по футболу в Бразилии – но получается не очень.

Количество тележурналистов возрастает. Хорошенькая татарочка в сверкающем платье и хиджабе подходящего цвета послушно отвечает на вопросы репортера: «Двенадцатое июня – день Конституции…»

Веселые подростки ржут просто так. Закуривают, дирижируют контрафактными сигаретами. Тень закона о курении витает над ними сизым облаком. Откуда-то гремит старая песня группы «Комбинация». Рашен, рашен, рашен герл.

Появляются свадьбы. В июне Самара любит жениться. По Ленинградской курсируют свадебнеы процесии, расходясь правыми и левыми бортами. Самая веселая свадьба казахская — красавица в дорогих кремовых кружевах и фате, подружки невесты в ярко-желтом, жених в костюме цвета слоновой кости и специальная гостья. Очень крупная и заметно русская. Половина тела гостьи (нижняя) скрывается за метрами синего шелка, другая роскошно колышется в такт шагам за пелериной из прозрачного шифона. И вот эта именно гостья веселится пуще всех, она несет в руках банку с лепестками роз и бросается лепестками в невесту, а в жениха она бросается монетами, а в желтых подруг бросается словами, в духе: что, матрены, приуныли, вас сюда не морды кривить пригласили, курицы членистоногие. И все подружки невесты сразу взбадриваются, и начинают просить шампанского, и им шампанского наливают в стеклянные бокалы, а не в пластиковые одноразовые.

Появляется молодой человек, голый, но слегка одетый в российский флаг. Флаг развевается за плечами, хлопает на ветру. Патриота громко приветствует группа приятелей. Рашен герл набирает обороты.

«Протестуй танцем!» — неожиданно предлагает симпатичная девушка в джинсовых шортах. Под «рашен герл» неистово пляшет, солнечный цвет разлагается на спектр в брызгах фонтана, над головой изгибается бледная радуга.

Следующий респондент важно рассказывает в камеру: «Двенадцатое июня – день независимости России». Добавляет через паузу: «От Украины и дальше».

Маленькая девочка с прямыми волосами до плеч мило капризничает, просит игрушечную лошадку с сиреневой гривой. Мама увещевает её: «Сейчас день рождения России отметим, и сразу за лошадью пойдем».

Танец протеста, «рашен герл», странная независимость, фата вокруг невесты, дыра в потолке, флаеры с текстом гимна, лошадь с сиреневой гривой, чемпионат мира по футболу в Бразилии — произвольные связи, странные загадки, все больше и больше втягиваешься в игру, где границы между фантазией и реальностью размыты. День России в стране чудес, помилуй ее Господь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *