Быль о Тройке

10-11 июня самарцы стали свидетелями и участниками редкого события: несколько знаменитых сотрудников радио «Эхо Москвы» прибыли в город в рамках автопробега «Дорожные истории: четверть века с Эхом».

Несколько, точнее, трое. Первый заместитель главного редактора радиостанции Сергей Бунтман, одна из лучших ведущих Ирина Воробьева и замечательный автомобильный обозреватель «Эха» Александр Пикуленко («Сан Саныч Пикуленко», как представляют его всегда в эфире).

Автопробег проходит по основным городам вещания радиостанции с 1 по 14 июня. Маршрут таков: Москва — Казань — Пермь — Екатеринбург — Уфа — Оренбург — Самара — Саратов — Москва.

Программа путешественников с «Эха» в Самаре оказалась очень насыщенной. Вечером 10 июня они встречались на набережной Волги (у Ладьи) с самарскими журналистами и слушателями. Собралась немалая толпа, человек сто пятьдесят заинтересованных лиц, и даже удивительно, что полиция, тонко реагирующая на любые стихийные собрания граждан, в этот раз не проявила интереса к событию. Сергей Бунтман, Александр Пикуленко и Ирина Воробьева рассказывали о своих впечатлениях от города, принимали памятные сувениры от благодарных слушателей, отвечали на вопросы (далеко не всегда самые умные; впрочем, постоянные слушатели «Эха» представляют себе, какие глупости иногда говорят звонящие в прямой эфир).

На следующий день утром журналисты «Эха» оказались в эфире своей самарской «дочки» — радиостанции «Эхо Москвы в Самаре». Там они в основном общались со слушателями, принимали вопросы для интервью с Дмитрием Азаровым, которое тем же вечером сделал Сергей Бунтман.

После чего журналисты «Эха» направились на пресс-конференцию в пресс-центр агентства «Интерфакс-Поволжье». Здесь собрались не только представители самарских СМИ и блогеры, но и обычные слушатели (съехавшиеся даже из-за пределов Самары — из городов и районов области).

Учитывая разношерстность собравшейся публики, вопросы тоже витали в очень широком диапазоне. От самых банальных, вроде «Что произвело на вас в Самаре наибольшее впечатление?» до узкопрофессиональных (про автомобильные масла, например — вопрос, адресованный слушателем из Чапаевска Александру Пикуленко).

Сложилось впечатление (впрочем, хорошо знакомое по звонкам в эфир «Эха»), что многие вопрошающие стремятся не спросить, а поведать о себе, о своей нелегкой судьбе, своем широком диапазоне разнообразных познаний, своих заслугах и победах. Или надавать советов по поводу того, кого приглашать или не приглашать в эфир и как вообще надо работать журналистам. Нечто подобное можно было наблюдать во время встреч в рамках «Школы гражданских лидеров», когда половина задающих вопросы старалась продемонстрировать широту своей эрудиции, а ответы экспертов, видимо, не очень-то и интересовали.

Тем не менее, пресс-конференция оказалась любопытной. В первую очередь, для присутствовавших самарских журналистов. Потому что получить профессиональный совет от таких виртуозов журналистики — дорогого стоит.

Например, кто самые трудные интервьюируемые. По мнению Ирины Воробьевой — это неинтересные люди, «упертые» в своей позиции, про которых ведущему уже заранее известно, что примерно они скажут в ответ на любой вопрос, и поэтому довольно трудно сделать интервью «живым» и разнообразным. Сергей Бунтман добавил, что часто интервьюируемый вне эфира — это один человек, живой, интересный, эрудированный. Но когда начинается эфир — превращается в типичного чиновника, служаку, пропагандиста. Это часто касается военных. И еще в качестве такого же примера Бунтман упомянул лидера коммунистов Геннадия Зюганова.

Александра Пикуленко спрашивали, как он сам и попросил, на специальные темы, не о политике, не об истории (Пикуленко сказал, что об истории может говорить только за последние 127 лет, то есть с момента изобретения автомобиля. Все что раньше — это не его). Самарскую дорожную сеть он охарактеризовал как «бардак». Но тут же сделал комплимент: «Видно, что город живой, что работают производства. Я ожидал, что здесь будет очень много автовладельцев на вазовских машинах, но вижу огромное количество иномарок, это значит, город богатый и работающий».

На Ирину Воробьеву наибольшее впечатление произвела Волга. «Мне нравится большая вода, и она здесь есть. Мне кажется, Самара — город, в котором можно жить. Потому что видела я города, в которых жить не хочется или просто нельзя».

Сергей Бунтман о Самаре высказался осторожно: «Я пока много не понимаю, мне хочется увидеть историческую часть города (что, кстати, произошло тем же вечером, когда гости гуляли по историческому центру Самары — авт.). Пока я не увижу старый город, с чего все начиналось, у меня не будет общего понимания Самары».

Спрашивали «эховцев» о едином учебнике истории. Ответил Сергей Бунтман: «Это большая глупость. Начальство России, видимо, не понимает, в каком времени живет. И поэтому пытается искать параллели в прошлом, вместо того, чтобы строить настоящее». Что же касается так называемой «фальсификации истории», то Бунтман считает, что этим, в первую очередь, занимаются власти РФ, в том числе, министерство культуры во главе с доктором исторических наук Владимиром Мединским. «Если исторический факт ему не нравится, значит такого факта не было и это чуждая пропаганда. Он достаточно наивен, что показывает его уровень владения историей».

Несколько раз задавали вопросы о сотрудниках или постоянных гостях «Эха», а также о сотрудниках других СМИ. Почему исчез из эфира постоянный гость программы «Особое мнение» Александр Проханов? Сергей Бунтман пояснил, что Александр Андреевич со своими идеями стал очень востребованным на официальном телевидении в последнее время и ему пришлось выбирать. Он честно объяснил это на «Эхе», расстались без обид и претензий.

Интересен ли Бунтману журналист Андрей Караулов (ведущий программы «Момент истины» — авт.)? «Я не знаю такого журналиста. Для меня его нет. Он не журналист, он занимается конструированием многослойной лжи», — ответил Сергей Бунтман.

А Алексей Пушков (автор и ведущий телевизионной программы «Постскриптум» — Авт.)? «Алексей Пушков прекрасно понимает, что к чему в современной общественной и политической ситуации. Он доводит информацию до крайних пределов лжи, прекрасно при этом осознавая, что лжёт», — так определил позицию Пушкова первый зам главного редактора «Эха».

У Ирины Воробьевой спрошено было о ее постоянном госте в эфире, экономисте Михаиле Хазине. Как, мол, надо отбирать экспертов для эфира — по интересности или по сбываемости прогнозов. А то хазинские прогнозы не очень-то сбываются. «У Хазина есть свои шаблоны, конечно, но при этом он очень интересный человек, может комментировать практически все что угодно — от макроэкономики до автомобилестроения или производства мебели», — ответила Воробьева (в самом начале пресс-конференции, представляясь, она сказала: «На «Эхе» меня все зовут просто «Воробьева», не по имени, а по фамилии», поэтому и мы позволим себе такую вольность — Авт.).

А Сергей Бунтман добавил: важно, что у Хазина есть своя собственная, четко выраженная и внятная линия, свои ясные представления о вещах. И это понятно слушателям. А уж тогда слушатели и могут сами судить — сбываются или нет прогнозы эксперта с такими взглядами, жизнеспособны ли, верны ли такие убеждения.

Традиционно (поскольку постоянно звучит и в эфире «Эха») был задан вопрос о «Газпроме». «Газпром» — крупнейший акционер радиостанции и ее постоянно обвиняют в том, что она существует на деньги газовой монополии, то есть, зависима от властей. «Официально заявляю, — сказал Сергей Бунтман, — что мы не живем на деньги «Газпрома». «Эхо Москвы» — единственна разговорная радиостанция, которая сама зарабатывает деньги. «Газпром» же получает дивиденды от владения пакетом акций «Эха» и не может влиять на редакционную политику».

Еще один очень интересный вопрос неожиданно прозвучал не от журналиста, а от слушателя из Чапаевска. Если, к примеру, на станцию звонит очевидец какого-то яркого события, ЧП, катастрофы, дается ли информация в эфир без проверки, или в ущерб оперативности она проверяется?

Ответили Ирина Воробьева и Сергей Бунтман. Воробьева сказала об изменившемся информационном поле — в связи с развитием социальных сетей, блогов, появляется огромное количество оперативной информации. Но не проверять ее нельзя. Хотя и сверка с официальными источниками часто не дает правдивой картины. Воробьева привела такой пример: лично со мной, сказала она, неоднократно МЧС проделывало такие фокусы. Официально сообщают, что на месте ЧП работает тысяча спасателей, по факту выясняется — работают пять человек. Или — «задействованы десять единиц специальной спасательной техники». Выясняется — пять машин местных жителей-добровольцев. Так что официальную информацию МЧС «Эхо» дает обязательно со ссылкой на источник, чтобы радиостанцию не обвиняли в недобросовестности. А вообще, в любой информации о любом событии должны быть, по возможности, представлены точки зрения со всех сторон. И «Эхо» старается всегда следовать этому правилу.

Единственные люди, которым мы доверяем на 100% — наши собственные корреспонденты, добавила Воробьева. Но вообще-то, сейчас, в связи с украино-российским конфликтом, наступил совершенно особенный, очень тяжелый момент. Момент для того, чтобы научиться нам всем, слушателям и журналистам, трезво оценивать любую информацию, сомневаться во всем, все проверять — даже слова, сказанные на «Эхе Москвы».

«Сан Саныч» Пикуленко получил ближе к концу конференции еще порцию вопросов. О дорогах, о машине, на которой приехали (это был Лэндровер Дискавери 4), о финансировании пробега. Дороги в разных регионах отличаются друг от друга, да. Но хорошей инфраструктуры нет почти нигде, хотя проезжали они через красивейшие места (особенно хвалил места в Самарской области). Но ведь вот что плохо — ни кэмпингов, ни мотелей, ни инфраструктуры для внутреннего автомобильного туризма — всего этого нет почти нигде. Если вспомнить знаменитый американский штамп — люди путешествуют по своей стране, потому что им это удобно, потому что везде их ждет хороший сервис и теплый прием. В тех местах, через которые проходил автопробег «Эха» ничего подобного не видно. А ведь это практически половина европейской и часть азиатской России.

Почему то Сан Саныча спросили о возможности приезда на Грушинский фестиваль. «Это не мое», — ответил он. Но оказалось, что есть идея организовать во время «Груши» съезд «нивововдов» (владельцев а/м «Нива»). «Я очень люблю эту машину. Я бы вообще поставил ей памятник «Первому советскому кроссоверу от неблагодарного Отечества». Но сейчас эта машина уже устарела, родовые травмы так и не вылечены, это реликт двадцатого века, по недоразумению оказавшийся в двадцать первом», — подкорректировал тему Пикуленко.

Пресс-конференция длилась уже полтора часа, гостям уже вручили подарок — альбом о пребывании Владимира Высоцкого в Куйбышеве, а вопросы все не кончались. Пришлось модератору — ведущему «Эхо Москвы» в Самаре Гору Мелконяну унять жаждущую общения с корифеями публику, сославшись на дефицит времени.

А ведь дефицит действительно был: в этот же день сотрудники «Эха» посетили редакцию интернет-портала «Парк Гагарина», затем Сергей Бунтман делал интервью с мэром Самары Дмитрием Азаровым, затем — прогулка по исторической части Самары, после которой, уже совсем вечером — общение журналистов со всеми желающими в ресторанах «КипятокЪ» и «Варенье».

И все же, «се пенибль ме селя фе дюбьен»*, как говаривал профессор Выбегалло из чудесной повести братьев Стругацких «Сказка о Тройке». Думаю, ни наши гости, ни зрители, ни самарские журналисты не пожалели о потраченных силах.

* Это тяжело, но полезно (искаж. фр.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *