Деньги ваши будут наши

Если вы, гуляя по улице, вдруг пожелаете заполучить мобильный телефон случайного прохожего, и выхватите этот телефон из дрогнувшей руки, то это будет грабеж, а вы станете грабитель. Если вы разохотитесь и решите раздеть случайного прохожего догола, то станете грабителем с большой дороги. Уголовный кодекс все это подразумевает, готовит наказания. Но бывают люди необыкновенных качеств! Они идут по улице, вдруг желают заполучить дом и сад случайного прохожего. И им это практически удается. И уголовный кодекс как-то подозрительно тих.

Гражданка Кишмирян свалилась на голову Светлане Валентиновне Загайновой с неведомых высот. Как все получилось: Светлана Валентиновна овдовела. Вернее, сначала она осиротела, схоронив последовательно свекра и свекровь, а потом уже и овдовела. Осталась одна с сыном. Осталась одна с сыном, взрослым уже мальчиком, жить-поживать в старом доме на берегу реки Татьянки. Есть в Самаре ряд районов – Куйбышевский, Самарский, частично Железнодорожный — так там старые дома стоят на берегах рек, то Волги, то Самары, то Татьянки. Вы наверняка видели такие дома: они первоначально строились без расчета на какие-то удобств типа водоснабжения и канализации. Туалетные сарайчики организовывали во дворах. Часто они были общими для нескольких домов. Так, конечно, получалось менее гигиенично, но не до жиру. Воду набирали из колонок. Сейчас принято бурить скважины, иметь собственный колодец, плескаться в колодце сверкающим ведром и потчевать чистой водой гостей: вот, отведайте, какой волшебный вкус! Но пятьдесят лет назад, если кто бурил скважины, так это были нефтяники и прочие геологоразведчики.

Родители мужа Светланы Валентиновны геологами не были. Может быть, они были романтиками и мечтателями, а может, физиками, а может – лириками, сейчас не спросишь. Но для семьи они приобрели крепкий дом в рамках существующего бюджета, и дружно вселились в начале семидесятых. Хотели, чтобы дети вольготно росли на свежем воздухе, чтобы летом – на речку, с удочками! Чтобы зимой – на речку, с коньками. Чтобы свое хозяйство, огород. Участок позволял – девять соток. И сразу началась жизнь. Ремонтировали комнаты, обрабатывали огород. Деревьев посадили, ну как в саду без деревьев. Родили сына, сразу начали растить. Вырастили. Сын женился на хорошей девочке, жену привел к себе в дом. Ее тогда еще не называли Светлана Валентиновна, конечно. Просто Света. Она родила мальчика, ознаменовавшего третье поколение Загайновых, проживающих в доме на Татьянкином берегу.

Самара росла, рожала новых детей, возводила типовые здания, сначала «сталинки», потом «хрущевки», потом – «брежневки». Дом Загайновых построен как раз в промежутке между «хрущевками» и «брежневками». Вокруг дома – участок, окружен корректным забором. На участке – огород. Высаживали картошку, огурцы, редис, лук – все нехитрые культуры, часто горькие, что так хорошо дружат с квасом и хороши в окрошке.

Светлана Валентиновна тоже сажает картошку. И редис. В настоящее время, а точнее – четыре последних года, ей часто приходится заниматься странным делом. Светлана Валентиновна фотографирует свой дом, свой огород. Комнату, кухню, входную дверь. Забор. Фотографиями не хвастается перед подругами. Фотографии она предъявляет в суде.

Дело в том, что подав в 2010 году документы на оформление права собственности на землю, Светлана Валентиновна столкнулась с престранной вещью! Оказывается, ее участком, ровно им, границы совпадают точь-в-точь, так вот именно этим участком решила завладеть гражданка Кишмирян, Маргарит Людвиговна. Собрала документы. Согласно этим документам, дом Светланы Валентиновны сгорел дотла, является нежилым, участок заброшен и ждет сильной руки (Маргарит, понятно, Людвиговны руки).

Дом Светланы Валентиновны горел. В 2001-ом. Такая судьба деревянных русских домов – гореть. Гореть и строиться. У дома Светланы Валентиновны серьезно пострадала крыша. Пожар – это гораздо хуже, чем пять переездов, никого не слушайте. Светлана Валентиновна, простая женщина, собралась с силами и отремонтировала, как могла, часть дома. Планирует отремонтировать оставшуюся часть. Но массу времени, денег и нервов отнимают судебные заседания, ожидания судебных заседаний и все такое. Размышления. Страх. Сильный страх: куда деваться, где жить, если суд все же сочтет возможным удовлетворить заявление истицы Кишмирян ? Альтернативного жилья Светлана Валентиновна не имеет и никогда не имела, ее сын другого дома не знает.

За годы судебных заседаний и межведомственных комиссий сама гражданка Кишмирян в поле зрения Светланы Валентиновны не попала — ее интересы представляют другие люди. Поэтому Светлана Валентиновна лишена возможности просто спросить: гражданка Кишмирян , Маргарит Людвиговна! Почему именно мой участок? Самара, согласно отчетам городского главы и данным городской администрации, на достаточное количество процентов и метров состоит из ветхого и аварийного жилья (более 300 домов и 14 000 жителей на очереди), почему именно мой участок заинтересовал вас? Чтобы вот устроить мне все это, чтобы судьи в мантиях, замотанные секретари, горы бумаг, запросы, еще запросы и апелляции. Странные беседы в судебных заседаниях о том, что в доме Светланы Валентиновны нельзя жить, и вообще этот дом нельзя называть жилым.

Но мы-то там живем, — отвечает Светлана Валентиновна. – Значит, он жилой.

Не морочьте взрослым людям, голову! – отвечает сторона Кишмирян, – там даже воды нет!

Если дом стар, нуждается в ремонте, то его, по мнению стороны Кишмирян, надо снести бульдозером, а хороший участок недалеко от реки отдать нормальным людям. Которые, слава Богу, смогут им распорядиться достойно! А то, что в доме кто-то там прописан, и тридцать лет живет, и не имеет другого угла, совершенно гражданку Кишмирян не интересует.

11 июня прошло судебное заседание, на этот раз в Ленинском районном суде Самары. Очередное промежуточное заседание. Следующее назначено на 28 июля, и Светлане Валентиновне (со свидетелями!) опять придется доказывать, что дом построен в шестидесятые годы, что с начала восьмидесятых годов она с сыном постоянно живет по данному адресу, что и сейчас она живет там, и сажает картошку. Редис. Огурцы. Сделала в комнате ремонт. А то, что в доме нет удобств – ну, плохо, конечно. Но куда хуже, если не будет вообще дома.

Деньги ваши будут наши”: 1 комментарий

  1. А документы на этот дом? Сведетельство регистрации прав собственности у Светланы Валентиновны есть? Как я понял ситуация полностью повторяет сюжет романа Дубровский. Как у бедного дворянина во время пожара сгорели все документы и старый владелец отжал ранее проданное именьице себе обратно. Тогда Светлане Валентиновне нужно начинать с того, что самой в судебном порядке, добиваться статуса добросовестного пользователя . Формально у неё есть все основания. А потом на основании полученного в её пользу судебного решения идти в регистрационную палату регистрировать собственность . А иначе она обречена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *