Орден шелкового выпускника

К вечеру улицы переполнились неумеренно нарядными девочками. Их акварельно раскрашенные стайки смущали нормально функционирующих граждан: рабочий день, карнавала не будет, день России благополучно отпраздновали неделю назад. На перекрестке близ центрального почтамта таких стаек образовалось несколько. Из газетного киоска высунула голову румяная киоскерша, из пищевой «Пчелки» вышел охранник, топтался на крылечке, наблюдая. Прочие граждане послушно уступали девочкам дорогу и рассуждали вслух, помахивая полиэтиленовыми пакетами, полными черешни:

— Откуда ж такие?

— Причем много! Обратите внимание на количество. Должно существовать какое-то объяснение всему этому.

— Возможно, это заключительная акция в рамках фестиваля болельщиков FIFA…

Нарядные девочки разъяснили себя сами — подойдя ближе, принялись обсуждать детали выпускного вечера, меню и сервировки стола. Звучали богатые термины: подача блюд на теплых тарелках, бамбуковые ростки, синтетическая пена для цветов и плетеные корзины из ивы. Лангустины, тартар из говядины, красная икра и картофель фри. Интернет-конкурс «Мисс Выпускной -2014», группа в «контакте», рейтинг фотографий и количество просмотров. Диджеи, ночная прогулка на теплоходе, у кого-то папа договорился, что отплытие в ноль часов. Прибытие в шесть утра. Без алых парусов.

Выпускные вечера шагают по Российской Федерации — бьют в стройные колени девочек вечерние платья, высокие каблуки подпирают юные пятки, сверкают лаком парикмахерски созданные локоны. Фотографы следуют в небольшом отдалении, продумывают сценарии фотосессий. Что все это время делают мальчики – мальчики в строгих костюмах, модных галстуках и остроносых штиблетах, — не совсем понятно. Может быть, уже пьют тайно крепкие напитки, занюхивают аттестатом зрелости?

День выдался пасмурным, небо над головой висело низкое, серо-синее, тяжелые облака цеплялись за деревья и рвались в клочья большими ветками. Река в некотором удалении тускло блестела, ветер срывал листья с каштанов и лип, листья носились большими зелеными бабочками. Несколько выпускниц юрко проникли в помещение почтамта. Одна, в полупрозрачном платье цвета яичной скорлупы, размахивала большим бумажным пакетом, громко докладывая, что отправляет документы в санкт-петербургский колледж стюардесс.

Почтовые женщины с выпускницами разговаривали неохотно, смотрели исподлобья, отвечали отрывисто и все больше не по делу, подозревая подвох. Настоятельно советовали взять талон для электронной очереди. Будущую стюардессу отправили взвешивать свой пакет. В углу зала располагались специальные весы для посетителей, снабженные таблицей соответствия стоимости пересылки и веса.

Весы были заняты. Рядом разместилась красивая полная женщина, она старательно взвешивала конверты. Писем в руках женщины было штук пятьдесят. Или двести. Конверты попадались как обыкновенные, так и большого формата. Отдельной горкой на деревянном парапете лежали марки.

— Девушки, я здесь надолго, — констатировала женщина, выкладывая очередной конверт на весы. – Очень надолго!

— У меня документы, — сказала выпускница с вызовом, — отошлю с уведомлением…

Остальные выпускницы подошли ближе, как бы стремясь грудью оттеснить женщину от стратегически важных весов. Женщина тем временем вынула телефон, зажала его между плечом и ухом. Разговаривала по телефону, очень громко, одновременно помечая конверты простым карандашом — вес в граммах.

— Ага, — говорила она трубке, — подожди, я еще минут сорок здесь. У меня все продумано. Строгий учет! Первой категории я всегда высылаю открытки с розами, второй — фотки с отпечатками губ, третьей — надорванные трусы, а четвертая – это свидание… Нет, сегодня ни с кем не назначено…

Выпускница с документами, заслышав про надорванные трусы, мгновенно перестала стонать и прислушалась. Женщина обратила на это внимание и строго сказала:

— Подслушивать некрасиво.

Выпускницы быстро подхватилась, и выбежали на улицу, где и принялась хохотать. Им казалось смешным роскошное предприятие красивой полной женщины: знакомства на каком-либо сайте, дифференцированная корреспонденция, конверты первой категории, вес в граммах. Потрясающая энергия, постоянный нелегкий труд, и ведь это — творческий труд, достойный уважения. Попробуй, составь тексты для миллиона писем, не будешь же всем отсылать одинаковые, по шаблону. Каждому свое, еще и отпечаток губ на фотографии, еще и трусы надорвать. Не забыть.

— Кстати, зачем, рвать трусики? — через смех спросила будущая стюардесса. — Порвать, снабдить запиской: порвала в порыве страсти? Как вы думаете?

Подруги никак не думали. Они красиво двигались в направлении лангустинов и бамбуковых ростков. Серые облака спустились еще ниже, буквально стекли на теплый асфальт в ямах и трещинах, залатанных битумом. Прохожие шагали мимо, ели на ходу сосиски в тесте. Нормально функционирующие граждане заканчивали свой день, шелковые выпускницы начинали новую жизнь. Киоскерша орудовала специальной штуковиной для опускания ролл-ставней. Из кармана её платья неожиданно свешивался клочок сантиметровой ленты.

Красивая полная женщина вышло на почтамтовое крыльцо. Устало потерла лоб и виски. Киоскерша смерила ее взглядом, определяя социальный статус и семейное положение. Пожалуй, решила киоскерша, они могли бы договориться. Сели бы на свободную лавочку. Угостили бы друг друга мороженым. Порассуждали бы о том, что надо с детства, со школы, преподавать какую-нибудь теорию одиночества, чтобы люди вырастали и не боялись его. Смотрели смело в лицо, дружили. А мы ведь боимся одиночества, так боимся, готовы между ним и собой выстраивать какие угодно прослойки, из чужих холодных людей, из надорванных трусов, марок разного достоинства и конвертов большого формата.

Чуть ли не все готовы. Чуть ли не я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *