Школы больше нет

В Комаровке училась еще моя мама. Когда-то школа была деревянной. Потом отстроили, как уважительно говорят деревенские, «каменную», большую, и в ней радостно закипела жизнь. С обязательной линейкой первого сентября, горячими обедами в столовой, новогодним огоньком, на который сельские модницы умудрялись изготавливать из ваты и битых игрушек феноменальной красоты шапочки для Снегурочки. Даже пришкольный летний лагерь был. Так продолжалась даже в сложные девяностые. Сельчан это не удивляло, ведь даже во время войны школа в деревне не закрывалась, разве что писали огрызками карандашей на обрывках газет. А сейчас оказалось, что содержать школу слишком дорого. И ее закрыли.

Из вечного треугольника сельской жизни: школа, клуб, магазин, — выпал один из самых важных элементов. И, увы, пройдет немного времени, и это красивейшее местно на окраине губернии окончательно опустеет и превратится в вотчину дачников. Они будут приезжать сюда на лето, вздыхать: мол, хорошее место, жаль, пропадает.

Комаровка не одинока. Печальная статистика такова: за последние шесть лет в России закрыто около 10 тысяч сельских, или малокомплектных школ. Самарская область по этому показателю в лидерах. Как сообщил в одном из интервью тогда уже вовсю сенатор Константин Титов: «Это правильная стратегия, и ни к каким трагическим последствиям, как говорят некоторые, она не приведет. Школу, в которой учатся два человека содержать не стоит. Уверен, для самих детей намного лучше учиться в больших, красивых, с высоким уровнем преподавания школах». Кстати, самих детей ( да и их родителей) никто особенно не спрашивал. Возможно, по той причине, что ответы сельчан не вписались бы в радужную картину, сложившуюся в головах у чиновников.

Содержать малокомплектные учебные заведения невыгодно. Выгодно посадить детей в автобусы и по нашим дорогам отправить их в путь к знаниям. Из той же Комаровки каждое утро автобус с детьми берет старт на Усолье. За двадцать километров от дома, что нарушает все нормы, согласно которым расстояние до школы должно быть не более десяти километров. Вместе со школьниками, а это человек пятнадцать, в поездку отправляются и оставшиеся без работы в своем селе педагоги. Едут те, кому нужно доработать до пенсии. Ждать, что кто-то, закончив в городе вуз, вернется в учительствовать в родное село, чтобы за двадцать километров ездить на работу, не приходится.

В Усолье едут дети из Львовки, где тоже закрыли школу. Да что там! Каждое утро по дорогам нашей области колесят десятки, если не сотни школьных автобусов. С детьми-путешественниками, за которых дома переживают родители, поскольку для этих родителей любая проблема теперь приобретает масштаб катастрофы. В нормальном мире, когда тебе звонят из школы и говорят, что ребенок заболел или получил травму, ты хватаешь такси и мчишься в учебное заведение. Как быть в такой ситуации в мире, где такси вызвать невозможно, а ближайший автобус будет завтра или никогда? Как ездить на родительское собрание километров эдак за двадцать?

Кстати, дети из Комаровки бодро отрапортовали, что большинство родителей на собрания не ездит вовсе. Развеселым школьникам это кажется преимуществом. Весьма сомнительным. С одной стороны, никто не напишет в дневнике: «Вызываю родителей в школу». С другой, когда у тебя нет элементарной возможности добраться до учителя и обсудить проблемы собственного чада, большой вопрос, становится ли образование качественнее?

И абсолютно непонятно, как быть новогодними огоньками, всеми этими днями именинника, вечерними дискотеками и прочими радостями школьной жизни. Нет, конечно, можно сказать, что сельские дети обойдутся, главное — знание получить. Но будем честными: что именно мы чаще вспоминаем из нашей школьной жизни -занудный урок географии или костюм Красной шапочки, который мама старательно шила к школьному празднику?

И я не знаю, как там с праведниками, но поверьте — не стоит село без школы. А значит, есть шанс, что в ближайшее время на карте Самарской области мы снова можем отмечать черным крестиком деревни, которых больше нет.

А здание школы в Комаровке оказалось никому не нужным. Стоит, разваливается, почти в центре села. На улице, которая по старой памяти называется Школьной. И все уже смирились с тем, что больше в этом месте не прозвучит звонок на урок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *