Играем в войну

Самара внезапно для себя освободила Севастополь — посредством самолет ПО-2, корабля «Ярославец» и немецкого танка «тигр». Хотя танк тут наоборот. Волга, послушно притворяясь Черным морем, пенилась волной и давала малый шторм. Воздух над четвертым пролетом набережной стал сизым от взвеси пороха. Взлетела сигнальная ракета, чиркнула огнем по серому небу. «Севастополь взят!» — с правильной интонацией произнес ведущий в мегафон. «Крым наш», — засмеялись веселые ребята в матросских бескозырках.

Девушка в матросской тельняшке, хорошенькая, как картинка, долго хлопочет руками вокруг шеи и наконец пускает массивную золотую цепь поверх синих полосок. Получается нарядно. «Это плетение «людовик», чтоб ты знала, у меня и браслет такой есть, ножной», — доходчиво объясняет своей подруге. Подруга тоже в тельняшке, но плетения «людовик» ей бог не послал, зато послал Андреевский флаг в руку. Девушка яростно размахивает флагом, будто желая стряхнуть с ушей буржуазные глупости о ножных цепочках.

Андреевскими флагами оснащены многие. Флаги хлопают на ветру, в редкие минуты штиля виснут вдоль древка, обнимая плечи носителей. Флаги стелются вслед за движущимися автомобилями: принято брать сразу два, и чтобы они торчали из передних окон. Водителю немного неудобно выставлять полосатый локоть в форточку, но что же делать. День ВМФ все-таки!

И в этом году он празднуется в Самаре необыкновенно пышно. Мероприятия начинаются с девяти утра, возложением цветов к памятнику Юнгам Северного флота, что на Некрасовском спуске. Затем ветеранов-моряков и примкнувших к ним теплоходом «Москва» прогуливают вверх по Волге, затем Волга принимает венки в память всех погибших военных моряков.

Пивная «Дно» полна моряками живыми. Это так, перевалочный пункт, никто не собирается оставаться и грызть рыбий скелет здесь, в пыльных кустах. Люди идут в Ладье – там обещали брать Севастополь.

Реконструкция битвы за Севастополь — мероприятие, о котором яростно спорили последние три дня разные люди, оспаривая право друг друга считаться его организаторами, свершилось. Анонсированный танк «Тигр» ползет, самолет По-2 машет крыльями цвета хаки, по реке мечутся несколько судов – одно большое, и несколько поменьше.

На пляже бойцы уже вступают в рукопашную. Присутствуют большие собаки. Внимание многих привлекают веселые негры, принимающие участие в боях. Холостные выстрелы иногда заглушают комментарии ведущего, иные зрители с трудом ориентируются в происходящем.

«А в принципе, что здесь происходит?» — интересуется мужчина, любовно оглаживая емкий карман пиджака, видавшего виды. Судя по всему, карман приютил фляжку недорогой водки. Это косвенно подтверждает неизвестная, но встрепанная гражданка, с размаху выкрутив мужчине ухо тренированной рукой. «Думал, я тебя не найду? Думал, спрятался тут? А вот как тебе понравится без уха?» Мужчине без уха не нравится. Он пятится, защищая стратегический карман. Гражданка наступает, вокруг гремят взрывы. На ветровке гражданки буквы ИКЕА.

Некоторые разговоры происходят на высшей ступени социума.

«Интересно, о какой битве идет речь, — аккуратно произносит молодой человек в и клетчатой рубашке и джинсах с заглаженной стрелкой. Так джинсы гладят самые любящие матери. – имеется в виду героическая оборона Севастополя в 1855 году или взятие его в мае 1944?» Его спутница скупо улыбается, поправляя на носу очки.

И тут ведущий, в очередной раз перекрикивая оружейный залп, говорит, говорит! Что никакая не оборона, а самое настоящее взятие, к семидесятилетнему юбилею событий. Молодой человек в очках удовлетворенно щурится: «В общем, я так и подумал. А то при чем же тут самолет. В 1855 году человек еще не эксплуатировал аппараты тяжелее воздуха». Берет спутницу уверенно под локоть.

Маленький мальчик очень наряден в матросском воротнике на руках у мамы. У него еще и морского вида берет с красным помпоном. В туалет выстраивается очередь. Сувенирный киоск торгует противогазами. Ребята в бескозырках пристойно разливают по большим одноразовым стаканам квас. Квас пенится. Пока осаждается пена, ребята быстро и молча делают поочередно большие глотки из стройной водочной бутылки.

Девушка в тельняшке, хорошенькая, как картинка, не может успокоиться и все выкладывает ценные сведения по поводу типов плетения цепей: «А то есть еще «бисмарк», так его многие путают с «людовиком», но нужно смотреть внимательнее, и тогда узор «людовика» ни за что не перепутать с пошлым «бисмарком»…»

Взлетает сигнальная ракета, чиркает огнем по серому небу. «Севастополь взят!» — с правильной интонацией объявляет ведущий. «Крым наш», — смеются веселые ребята в бескозырках. Стройная бутылка переходит из рук в руки. Танк укатил.

Люди поднимаются с набережной по полностью разгромленной улице Осипенко — новинка лета-2014, вскрыть тротуары наиболее проходимых улиц. Вскрыть, сгрести бывший асфальт в неопрятные кучи, предлагая пешеходу на выбор: штурмовать щебень, плестись по проезжей части или гулять по газону. Впрочем, газон есть не везде. Жаль, что нет никакого праздника, чтобы заинтересованные лица устроили реконструкцию самарского тротуара. Можно даже без немецкого раритетного танка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *