Одно рабочее место

Приглашение от правительство области звучало так: «7 августа в 10.00 состоится пресс-тур в Самарский государственный технический университет. Цель выездного мероприятия – знакомство с рабочим местом, созданным специально для одного из граждан Украины, прибывших в Самарскую область». Сначала я не поняла, что по этому поводу следует делать. Мне даже показалось, что нужно как-то собраться и выразить сочувствие правительству области — они старались, а место создали всего одно. Решила разобраться на месте.

Первым делом в институтском вестибюле меня прищемил турникет. Хотя я заранее предупредила охранника, что боюсь турникетов.

— Иди смелее! – широко улыбнулся охранник.

Турникет хлопнул меня по бедрам. С криками боли я присоединилась к небольшой толпе репортеров и операторов местных телеканалов. Все они под руководством представителя министерства труда ожидали одного из граждан Украины, для которого поиск работы в Самаре увенчался успехом.

— Кем устроился паренек-то? – спросила я представителя министерства.

— Это девушка, — с достоинством ответила представитель, — Олеся Леонидовна. Служит экономистом в плановом отделе.

И указала рукой. Олеся Леонидовна и вправду оказалась девушкой. Причем очень красивой. Олеся Леонидовна могла бы без вышиванок и венков с лентами стать лицом Украины. У нее было для этого все: приятная стать, высокий блестящий лоб, черные волосы, брови высокими дугами и глаза цвета лучших вишен. Скромно стояла под галереей портретов профессоров Политеха.

Тут подошли недостающие люди, и можно было уже смотреть рабочее место Олеси Леонидовны. Место оказалось в небольшом кабинете на третьем этаже. Мы шли коридорами, в каждый коридор выходило много дверей, так это и бывает в учебных заведениях. На двери дамского туалета было написано: ЗАМОК ЗАКРЫВАТЬ НА 2 (ДВА!!!!) ОБОРОТА КЛЮЧА!!!! На двери отдела аспирантуры: «Среда – неприемный день». Одну из стен украшала большая картина. Скорее всего, Волга и Жигули. Кусок неба, облака. В нижнем углу значилось имя художника – А. Острецов.

— Молодец, мужик, — неожиданно похвалил А. Острецова один из телеоператоров, — поди, срубил с них порядочно. Тут одной краски – два ведра.

— И рама богатая, — поддержал его коллега, — такая рама одна не меньше пятерки стоит.

Представитель министерства посмотрела неодобрительно. Все зашли в кабинет Олеси Леонидовны. Олеся Леонидовна делила его еще с рядом сотрудников, несколькими шкафами и холодильником. Сотрудники сидели за столами. Холодильник работал неслышно. На окнах изобильно зеленели растения. Телеоператоры заняли все свободные места громоздкой аппаратурой и принялись с удовольствием снимать блондинистую красотку, ближайшую к углу.

— Я не она! – закричала красотка грустным голосом и сильно покраснела.

Операторы сказали:

-Ой.

Не покраснели, и тут уже стали снимать правильно, настоящую Олесю Леонидовну. Она тихо сидела за письменным столом. Перед ней лежали бумаги официального вида и калькулятор бухгалтерских размеров. Пластиковые контейнеры для документов, карандаши-ручки.

Олеся Леонидовна рассказала немного о себе. Вообще в Самару она не готовилась переезжать, иначе говоря – бежать из Славянска, своего города. Просто так получилось. В середине мая Олеся Леонидовна со своей дочерью-второклассницей и родной матерью совершили гостевой визит к родственникам в Хворостянку. Село Хворостянка, Хворостянского района, Самарской области. Планировали пробыть тут пару недель, а вот как все завертелось.

— Возвращаться некуда, — повторила несколько раз Олеся Леонидовна.

Хоть в Славянске у нее остался до сих пор отец и брат. Олеся Леонидовна не стала комментировать, ожидает ли она их увидеть здесь. Военных действий она лично не застала, но помнит, как отпустила дочку гулять, а по улице пошли танки, много. И в каждом танке был открыт люк, и оттуда выглядывал солдат с автоматом. Дочка нашлась. Она лежала в кустах. Откуда-то вдруг поняла, что нужно спрятаться. А ведь танки ребенок должен видеть только на параде, такие правила.

Приступила к выполнению служебных обязанностей она 1 августа. И уже переехала в комнату университетского общежития, вместе с дочкой переехала. Планирует жить и работать в Самаре, получать гражданство РФ. Благодарна правительству Самарской области за то, что оно слышит не только своих россиян, но и нас, украинцев.

Глагол «слышать» слишком часто встречается самарцам последние месяца (см. предвыборный слоган врио губернатора «Слушать и слышать»), чтобы репортеры не улыбнулись сдержанно.

— Думаю, что я больше помощи принесу теперь России, чем Украине, — сказала Олеся Леонидовна тем временем, и потом поотвечала немного на вопросы, нравится ли ей коллектив (нравится). Телеоператоры попросили ее вернуться за письменный стол и сделать вид, что она работает. Олеся Леонидовна нисколько не обиделась на «сделать вид» и охотно поворошила бумагой.

— Олеся Леонидовна – экономист второй категории, — похвалился начальник университетского отдела кадров Сергей Леонидович Лисин. Он выглядел довольным. Все складывалось хорошо: и университету исполняется то лет, и одно рабочее место организовали, и проректор сейчас ждет СМИ, готовит пресс-подход.

И все пошли к проректору. Проектора звали Евгений Владимирович Франк, и он ожидал в своем кабинете. Начальник отдела кадров с пристрастием осмотрел книжные стеллажи, на фоне которых проректор встал для произнесения речи, и убрал с полки новогоднюю елку, небольшую, но украшенную.

— Путина оставьте, — сказал проректор тревожно, имея в виду портрет. На портрете президент сидел на чем-то красном, уронив подбородок в ладонь.

— Путина оставим, — пообещал начальник отдела кадров.

— Да ладно, все равно он не узнает, — нигилистически сказал один из телеоператоров.

Начальник отдела кадров тонко усмехнулся.

Проректор Франк сказал, что все работники технического университета разделяют беду с Украиной. И что идет сбор средств для жителей Донбасса. И что Олеся Леонидовна Гречко – хороший кадр, успела себя с 1 августа зарекомендовать. И в общежитии она может жить сколько угодно.

Журналисты поблагодарили проректора. В вестибюле первого этажа их ждал Алексей Николаевич Суров, руководитель управления оказания государственных услуг и социальных выплат министерства труда Самарской области. Точнее, сначала Алексей Николаевич Суров ждал журналистов около стенда «Новое лицо Политеха», но потом все посовещались и решили, что нагляднее – внизу. Там герб.

Алексей Николаевич встал напротив герба и сказал, что всего в области зарегистрировано 2410 беженцев с востока Украины. Из них трудоспособных – 1410. В настоящее время трудоустроены 336.

— Основная проблема нашего региона в сравнении с другими федеральными округами, — поделился Алексей Николаевич, — это большое количество женщин и детей. Семьсот тридцать детей!

Добавил через паузу:

— И тридцать семь инвалидов.

За его спиной пробегали взволнованные абитуриенты с взволнованными родителями. Охранник отпивал мелкими глотками из практически контрафактной бутылки колу. А на третьем этаже, на одном рабочем месте, сидела гражданка Украины Олеся Леонидовна — может быть, складывала на калькуляторе длинный столбец цифр. Или ничего не складывала, а смотрела на улицу и думала, что вот скоро вернется домой, обнимет дочку, отварит картофель, поджарит котлету.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *