Комната номер пять

Несколько участков в нашем городе открыли свои двери «досрочникам». Наблюдаю процесс голосования в территориальной избирательной комиссии Самарского района (дальше просто «ТИК» — прим. авт.). На вахте сидит старушка с голубыми глазами. Спрашиваю, куда нужно пройти; старушка неуверенно сообщает: «Так это… в пятый кабинет…» — и указывает рукой. Пятый кабинет почти пуст. За столами сидят сотрудники избирательной комиссии. Готовят конверты, ручки, фломастеры – всё, чтобы быстро обслужить избирателей.

Председатель ТИКа Татьяна Цыганкова замечает постороннее лицо в виде меня на своём участке. Представляюсь сотрудником газеты. «Документы, пожалуйста» — просит Татьяна Сергеевна. Как назло, документов у меня с собой не оказывается. Тогда представляюсь внештатным сотрудником газеты. Объясняю, что, согласно статье 52 «Закона о СМИ», имею право, как внештатник, заниматься журналистской деятельностью на избирательном участке. Татьяна Цыганкова наотрез отказывается верить моим словам. «Документы мне покажите! Без документов нельзя! Может, вы не журналист, а человек с улицы! Просто законы хорошо знаете…» — заявляет женщина.

В пятый кабинет заходит пресс-секретарь Самарского облизбиркома Роман Романов. Татьяна Сергеевна направляет меня к нему. Романов более терпимо относится к сложившейся ситуации и разрешает мне присутствовать на мероприятии.

Достаю фотоаппарат, делаю несколько снимков. Тут же стремительно подходит Татьяна Сергеевна. «У вас есть разрешение фотографировать?» — спрашивает. Снова приходится прибегнуть к выдержкам из закона. А именно в 47 статье «Закона о СМИ» прямым текстом сказано, что журналист имеет право «производить записи, в том числе с использованием средств… фотосъёмки». На что председатель ТИКа отвечает: «Разрешение мне покажите! Без разрешения нельзя снимать!». Романов снова устраняет создавшийся конфликт. Он разрешает мне снимать всё, кроме заполненных заявлений избирателей. Здесь полностью соглашаюсь – по закону действительно нельзя фотографировать личные данные граждан.

Досрочное списывание

К шести часам здание ТИКа заполняется народом. Примечательно, что избиратели предпочитают голосовать досрочно большими компаниями. Никто не приходит в одиночку,. Пять-семь избирателей садятся за стол, берут бланк заявления о досрочном голосовании и ждут указаний. К ним подходит женщина, здоровается и начинает диктовать каждому, как «правильно» заполнить бланк.

— Пишите, ТИК Самарского района г.о. Самара… Написали? Так… Теперь смотрите на листочки ищите свой адрес и данные к нему. Нашли? Заполняйте. Так, что теперь? Причина? Пишите, производственная необходимость.

Первая партия избирателей встаёт и направляется в пятую комнату. За столом уже образовывается следующая группа людей. Они берут ручки. Женщина начинает диктовать. Теперь причиной оказываются «общественные обязанности». Подобный процесс повторяется несколько раз. В большинстве случаев причинами являются: «отпуск», «командировка», «производственная необходимость», «выезд из города». Люди покорно заполняют бланки, будто в школе на уроке русского языка, когда ученики записывают под диктовку слова преподавателя. В школе это называется «контрольное списывание». Во взрослой жизни это называется «досрочные выборы».

Пожилая женщина хочет в графе «причина» указать, что она едет на дачу с внуками. «Так ведь нормально будет?» — спрашивала бабушка, пытаясь искренне помочь уставшей фантазии организаторов. «Нет!» — вежливо улыбаясь, говорит женщина: «Пишите, что в отпуск уходите». «Так ведь тут уже много, кто написал, что в отпуск уходит…» — недоумевает старушка. «Ну, вот так получается. В отпуск нынче много народу уходит. Вы пишите, пишите».

Лояльная комиссия

Тем временем в пятый кабинет заходит председатель избирательной комиссии Самарской области Вадим Михеев. Журналисты с телевидения, успевшие набежать в помещение ТИКа, «облепляют» его, протягивая микрофоны ко рту. Чиновник спрашивает у операторов, готовы ли они, получив положительный ответ, начинает речь:

— По закону избирательная территориальная комиссия начинает в будние дни с 16:00 до 22:00. Такое голосование создано для граждан, которые не могут по указным в законе причинам проголосовать 14 сентября…

Во время записи речи Вадима Николаевича в здание ТИК появляются старушки в большом количестве. Их привезли на специальной машине. Старушки долго заполняют бланк. Им несколько раз повторяют им причину, по которой приходится голосовать досрочно. Старушки вписывают в положенную графу.

«Кто все сделал, следует за мной. Сейчас мы вас отвезем обратно» — говорит женщина, встречавшая старушек на входе. Журналисты-телевизионщики тоже собираются уходить. Пятая комната вновь пустеет. Татьяна Цыганкова выходит в холл, чтобы позвонить. Подносит трубку к уху: «Привет! Ну, как у вас там дела? — говорит она в микрофон своего сотового телефона, — ясно. Сколько человек-то пропустили? Триста? Молодцы! А у нас только двести набралось».

Последние журналисты покидают пятую комнату. Телерепортер с микрофоном подходит к Роману Романову и просит ещё раз назвать причины, по которым граждане могут голосовать досрочно. Романов отвечает: «Да любые! Картошку жарить, например, поехал человек».

У меня не остается сомнений, что большинство, если не всех досрочно голосовавших «пригнали» с предприятий указанием руководства. Полагаю, что все эти люди голосовали за одного человека. Сами знаете, за кого. Ничего конкретного я сказать не могу. Закон не позволяет. Можно лишь намекать. Считайте, что я намекнул.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *