Большая политическая глушь

Предвыборную кампанию врио губернатора Н.И. Меркушкина с самого начала отличало широкое использование административного ресурса – работники бюджетной сферы носились как подраненные, то заполняя социальный паспорт, то даруя электорату календари с портретами кандидата и письма от него же. На условиях анонимности с корреспондентом «Новой в Поволжье» согласился поговорить человек, близкий к администрации сельского поселения Большая Глушица.

— Почему решили пойти в агитаторы?

— Сразу хочу заметить, что агитирую я за Меркушкина. Сказала это, чтобы избежать недомолвок. Агитировать я за него пошла уж точно не от хорошей жизни и большого заработка. У нас минимальная зарплата. Мы идём на подработку. Хотя бы за самой маленькой, но надбавкой. Да и то не всегда удаётся желаемый плюс к зарплате получить.

— Вы работаете уже два месяца. Но, как вы говорите, никто не платит. Когда предвыборный штаб обещал выдать деньги?

— Обещают, обещают! Первая волна прошла. Мы говорим: заплатите. Вторая волна прошла. Мы снова просим. И опять не платят. Говорят: «По результатам выборов». Получается, раз выборы состоятся и они получат положительный результат, значит, уже и платить не надо. А если отрицательный – то тем более не надо платить, мы свою задачу не выполнили.

Что такое «первая» и «вторая» волны?

— Первая волна – обход жителей. Мы ходили в каждый дом, стучали во все двери. Конечно, многие люди были против того, чтобы к ним посторонние являлись. Многие так и говорили: «Это частный сектор – моя частная собственность». Одним словом, людей мы обозлили. Спрашивали, будут ли они голосовать. Жители говорили: «Конечно, да». Мы интересуемся за кого, они, недолго думая: «За Меркушкина». Составляли пофамильные списки. Представляете?! Это хорошо, что нас не заставили паспортные данные спрашивать у граждан.

Вторая волна – раздавали календарики, разный агитационный материал. И уже спрашивали, сколько в этой квартире прописано людей. То есть, было задание узнать, сколько человек из каждой квартиры придёт голосовать.

— Чем занимаетесь сейчас, в последние недели перед единым днём голосования?

— Сейчас идёт третья волна. Мы разносим письма от губернатора. Их содержание очень похоже на состав пригласительных на выборы. Типа того, что «кто, если не мы?» или « вместе сделаем жизнь нашего региона лучше».

Люди уже не могут нас видеть. Говорят: «Да что ж вы ходите к нам? Надоели уже! Мы знаем без вас, что за Меркушкина голосовать нужно». Многие чуть ли не умоляют оставить их в покое: «Положите в ящик ваши письма. Зачем вы стучите?».

Бывают вообще страшные случаи. Одного агитатора собака укусила. Другого матом покрыли. Понимаете, сколько негатива мы на себя принимаем? И всё равно не платят. Безобразие какое-то…

— Говорят, что в ряде районов области поставлена задача обеспечить 85-90 % явку на выборы. В Самаре и Тольятти – от 60 до 75 %. Как думаете, предвыборному штабу Меркушкина удастся это обеспечить?

— Задача агитаторов и состоит в том, чтобы заманить на выборы, как можно больше людей. Но, конечно, не все придут. Даже не смотря на списки, куда мы записали фамилии практически всех жителей Большой Глушицы.

К нам недавно Меркушкин приезжал. Его так ждали в новостройках в посёлке Нефтяников! Там людей из ветхих бараков переселили в трёхэтажки. Новые дома собирали из осколков бетонных блоков. Поэтому в большинстве квартир невозможно холодно. А в свои сараи люди вернуться не могут — ветхое жильё сносят. Хотели обо всём поведать Меркушкину. Но он призывов сельчан не услышал. Люди остались мёрзнуть в своих плохо собранных новостройках.

Я знаю, что в сфере социального обеспечения рабочих вызвали и под роспись, дескать, мы пойдём голосовать. Теперь эти люди уже не отвертятся. Они обязаны идти на выборы. Причём руководители сразу предупреждают, что если не за Меркушкина, то чревато последствиями.

— Поговорим о визите Николая Меркушкина в Большую Глушицу 29 августа. В областной газете написали, что небольшой зал был забит под завязку. Что все хотели задать вопросы. Поэтому организаторы устроили прямую трансляцию на входе в помещение. Правда ли это?

— Всех бюджетников согнали. Мы сами не пошли бы. Зачем это нам надо? Пусть люди идут, которые хотят вопросы задать. Но ещё за час до начала мероприятия нас всех завели в зал. Причём на входе было что-то вроде фейс-контроля. Только проверяли не стиль одежды, а благонадёжное отношение к Меркушкину.

Функции контролёров выполняли сотрудники полиции. Они в лицо знали тех, кого впускать нельзя. Поэтому, места в зале заполнили исключительно «проверенные» люди. Однако один недовольный мужик всё-таки проник. Но его буквально вытолкали.

В зале было всё тихо и спокойно. Меркушкин выслушал обращения жителей. Но это всё были легко решаемые проблемы. А тем, кто уже пять лет ходит по разным инстанциям, хочет газ, например, провести, слова не дали. По поводу прямой трансляции встречи – на лавочке сидело два человека. То ли они не поместились, то ли получили статус неблагонадёжных.

— В Большой Глушице проводятся ли предвыборные кампании других кандидатов?

— Я не слышала, чтобы, например, за Матвеева ходили и агитировали. Нет никаких стендов. Никто не раздаёт листовки. В мой почтовый ящик, например, не бросили не один агитационный материал.

Остальных: Синцова, Маряхина, Белоусова – просто не знаем. Черпаем информацию о них из интернета, но обрывочную. Поэтому люди толком не знают, кто баллотируется в губернаторы, кроме Меркушкина. Живём в политическом неведении.

Большая политическая глушь”: 1 комментарий

  1. Агитация проходила одинаково везде.И зарплату нам похоже не видать.Ведь ЕР бедная партия откуда у нее деньги((. Посмотрите инет блестит что нас кинули не только в Самарской области

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *