Отдельные случаи недостатков

На следующий день после выборов фамилия избранного губернатора гремела во всех новостных выпусках страны. Самый высокий показатель поддержки – 91, 35%. Горожане с некоторым испугом шутили на тему, а не превратилась ли Самара в Грозный.

Однако к восьми часам вечера в единый день голосования явка составляла всего 56,9 %. А в Тольятти и вовсе смехотворные 40%. Там, кстати, эту проблему пытались решить оригинальным способом. Местные жители сообщают, что за час до закрытия избирательных участков на телеканале «Домашний» пустили агитационную бегущую строку. Содержание её было примерно такое: «Дорогие жители Тольятти. По состоянию на 21:00 явка на выборах составляет 40%. Это позор для нашего города. Выходите из своих квартир! Идите на избирательные участки! Выполните свой гражданский долг!».

В Самаре по домам вновь пошли специальные люди. Они трезвонили в домофоны и призывали граждан к урнам. Подавали автобусы, чтобы доехать до участка. Утром региональный избирком сообщил, что явка на выборах составила 61,7 %.

Голосование без «Голоса»

Наиболее активными наблюдателями на выборах оказались сотрудники самарского отделения ассоциации «Голос». Они прибывали на участки как журналисты газеты «Гражданский голос». Редакционного задания у них не было. Однако было удостоверение журналиста и разрешение присутствовать на выборах в роли наблюдателя.

Сотрудники избирательной комиссии называли этих наблюдателей иностранными агентами. Напомню, что до 9 сентября ассоциация «Голос», по официальным бумагам и правда являлась таковым. Однако ещё в начале сентября Мосгорсуд на основании решения Конституционного суда отменил постановление, вносящее «Голос» в реестр иностранных агентов.

Журналистов из «Гражданского голоса» пускали на участки, затем просили выйти на минуту, а после наглым образом преграждали путь обратно. Процесс сопровождался бранью.

Корреспонденту от «Гражданского Голоса» на УИК №3206 в Самаре отказано в выдаче копии протокола. На другом участке представитель комиссии долго не давал документы для голосования. В обоих случаях своё решение сотрудники избиркома не поясняли. На одном из участков в Советском районе корреспондента «Гражданского голоса» удалили потому, что он — мешал. Наблюдатель совершил страшное преступление – он ходил по участку и… спрашивал у избирателей об их впечатлениях.

В Новокуйбышевске на избирательном участке — местной школе, председателям была директор данного учебного заведения. К слову, это противоречит закону о выборах. Так директор ещё и оказалась дамой с прескверным характером. Женщина всячески мешала наблюдателям заниматься делом. Все разговоры, которые наблюдатели заводили с избирателями, она грубо прерывала.

Где деньги?

Человек, близкий к администрации муниципального района Большая Глушица, рассказывает: «Нам обещали заплатить за работу. Мы два месяца агитировали народ пойти на выборы и поставить галочку в «нужном» месте. Выборы закончились позавчера, а нам не заплатили до сих пор. Всё обещают! Говорят: «Может, завтра. Может, послезавтра». Главное – явку мы обеспечили, она здесь примерно 87%. Значит, отработали хорошо. А денег нет. Причём зарплату не дали не только агитаторам, но и бригадирам [те, кто определяет круг деятельности для агитаторов – прим. авт.] тоже».

Дайте же мне право!

Проблема со списками, точнее с отсутствие своей фамилии в них – проблема, с которой столкнулись многие жители нашей области. Моя приятельница живёт и учится в Самаре. Прописана в Тольятти в квартире своих родителей. Это её родной город; что приглашение посетить выборы пришло именно на адрес в Тольятти; и голосовать она должна именно там. Но не смогла: «Мои родители пришли на избирательный участок раньше меня. В этот момент я ещё из Самары выезжала. Так вот. Они подошли к сотруднику избирательной комиссии. Женщина открыла большую тетрадь, чтобы отметить моих родителей. Они бросили взгляд на строчки в этой тетрадке. И увидели, что мои фамилия и имя зачёркнуты, будто я уже проголосовала. Родители резонно поинтересовались, почему меня зачеркнули. На что ей ответили: «Значит, ваша дочь уже пришла и проголосовала». Напомню, в это время автобус всё ещё вёз меня в Тольятти. Мои родители обрисовали ситуацию. Сотрудники комиссии занервничали. Придумали другое оправдание: «Тогда всё ясно. Она проголосовала досрочно». Родители эту версию тоже без труда опровергли. В комиссии попросили не задерживать людей и дождаться меня. Когда я приехала в Тольятти, сразу пошла на участок. Мои фамилия и имя всё ещё зачеркнуты. В оправдание приводят те же аргументы. Я наотрез отказалась уходить с избирательного участка.

Подвели меня к председателю избирательной комиссии на этом участке. Женщина раздраженно мне сказала: «Что ты тут устроила? Ты в Самаре учишься. Значит, голосовать должна там». Тогда я молча достала приглашение на выборы, где меня просят явиться на выборы 14 сентября именно на этот участок. Председательница стала звонить своим начальникам. Громко говорила в трубку, что пришла здесь «студенточка», устраивает скандал. В результате меня записали в так называемый, «доп. список», и я все-таки проголосовала».

Что можно сказать по итогам? Выборы-2014 отличаются от выборов-2011 в первую очередь тем, что сейчас власти нет необходимости мошенничать с результатами, рисуя нужные цифры. Сейчас власть твердой рукой ведет человека к избирательной урне, уверенная, что он сделает ровно то, что от него ждут. А то, знаете, хуже будет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *