Общее сочувствие ходу жизни

21 сентября состоялся очередной семинар «Школы гражданских лидеров» в Самаре. Напомним, проект начался почти два года назад, в декабре 2012 года благодаря финансированию Михаила Прохорова и Алексея Кудрина. В Самаре семинар курирует руководитель регионального отделения партии «Яблоко» Игорь Ермоленко. Тема состоявшегося 21 сентября семинара была особенно интересна журналистам. Она звучала так: «Свобода СМИ как условие и гарантия открытости общества». Состав экспертов-докладчиков был более чем представителен:

— Анна Качкаева, журналист, радиоведущая, преподаватель, научный руководитель Высшей школы журналистики НИУ ВШЭ.

— Сергей Пархоменко, политический обозреватель радио «Эхо Москвы», издатель, журналист.

— Николай Сванидзе, историк, журналист, телеведущий, руководитель кафедры журналистики в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ).

— Дмитрий Муратов, главный редактор российской «Новой газеты».

Выступления всех экспертов были крайне интересны. Сергей Пархоменко, например, сосредоточился на своей главной за последние пару лет теме. Как получают ученые звания наши главные чиновники, парламентарии, руководители высокого ранга? Поскольку все они заняты такими важными делами как «откаты и распилы» (по выражению Алексея Навального), то им некогда заниматься научной деятельностью. Тем более — писать диссертации, корпеть над сотнями источников… Поэтому чаще всего они заказывают научные работы, написанные под их именем, наемным ученым. Как нынешнее российское правительство обходится с наукой и с интеллигенцией, понятно. Власти не нужны умные знающие люди — на них хуже действует пропаганда, их труднее заставить голосовать за «нашего кандидата». Они получают мизерные зарплаты. Их сажают на «бюджетный крючок». Профессор (честно защитивший и кандидатскую, и докторскую диссертации) в региональном вузе получает около 20 тысяч рублей в месяц). Руководитель «Роснефти» Игорь Сечин по некоторым данным СМИ намерил себе зарплату в несколько миллионов долларов в год.

Можно себе представить, почему нищие преподаватели вузов «ведутся» на предложения за некоторую сумму (часто превышающую их годовую зарплату) написать научную работу высокому чиновнику. Или депутату.

фото: Гор Мелконян

Хотя с точкой зрения Сергея Пархоменко на этот предмет тоже можно не во всем согласиться. На сайте dissernet.org, в блогах на «Эхе Москвы» он постоянно говорит о том, что тот или иной чин «купил» диссертацию, в которой огромное количество заимствований, прямых цитат без указания источников и самоцитат. Это статистически выяснено. Но комментарии малообразованных читателей сводятся часто к тому, что «все ученые, все защитившие диссертации — такие же плагиаторы».В результате крайним остается не чиновник, который заказал и оплатил диссертацию, потом договорился «с кем надо» в ВАКе (Высшая аттестационная комиссия), а тот, кто эту «диссертацию» ему написал. Да, написал «левой ногой» (а какой смысл писать иначе заказную научную работу, если знаешь, что она всё равно «проканает»?).

Так вот, печалит в нужной и важной работе Сергея Пархоменко именно то, что «стрелки» переводятся не только на чинуш (о которых Сергей Борисович выразился так: «Рано или поздно все эти факты всплывут, и репутацию свою они уже не восстановят»), но и на всё остальное научное сообщество, и без того пребывающее сейчас в плачевном состоянии. Теперь ни одна научная работа, написанная самым честным образом, не может оказаться не подвергнутой сомнению.

Примерно об этом, но в других терминах, рассказывал Николай Карлович Сванидзе. Он говорил о сущности журналистики и о сущности пропаганды. Журналистика — относительно независимый взгляд на события, относительно независимая аналитика и публицистика. «Относительно» — потому что все мы в этом мире отчего-то (или кого-то) зависим. От своих близких, от своих убеждений, предрассудков… Как отметил Николай Сванидзе, в зарубежных странах независимыми считаются СМИ, которые не зависят от государства. У нас же всё время идет речь о том, что независимых масс-медиа вообще не бывает. Это выгодно власти — раз независимых СМИ не может быть в природе, то какая разница, от кого они зависят? Хотя разница огромная — когда различные средства массовой информации зависят от нескольких (пусть даже враждующих между собою групп), то настойчивый читатель, зритель всегда может из разных точек зрения составить личное мнение. Когда же оппозиционных тезисов нет в принципе — это не журналистика, а пропаганда.

По мнению Сванидзе, нынешнее молодое поколение журналистов (напомню, Николай Карлович преподает журналистику в РГГУ) потеряно. Слишком много ограничений, слишком много цензуры и самоцензуры. Самоцензура, сказал Сванидзе, и есть самое опасное. Именно она заставляет журналистов отрекаться от своих морально-этических принципов, от своей совести. Ради собственного благополучия, карьерного роста, денег. Но и мы, старшее поколение, преподаватели, не имеем права настаивать на том, чтобы они рисковали своим благополучием ради принципов и совести. Мы можем только сообщить студентам-журналистам, что этот выбор существует. Решение остается за ними.

фото: Гор Мелконян

Но самая потрясающая лекция была последней. Дмитрий Муратов, редактор «Новой газеты», сначала рассказал о деле обозревателя «Новой» Анны Политковской. Напомним, Анна Степановна была убита киллерами 7 октября 2006 года в подъезде своего дома. Как рассказал Дмитрий Муратов, сейчас, когда состоялся суд, выяснено, что убийцы были с Северного Кавказа, из Ачхой-Мартана (представители так называемой Алазанской организованной преступной группы). А вот координировал их деятельность подполковник милиции в отставке, бывший начальник 4 отдела Оперативно-поискового управления (ОПУ) ГУВД города Москвы Дмитрий Павлюченков. К сожалению, основные заказчики убийства не найдены и в суде не упоминались.

Дальше Дмитрий Муратов рассказал о своём видении современной российской журналистики. Он не согласился с Николаем Сванидзе в том, что молодое поколение журналистов потеряно. «Каждый год мы берем в редакцию «Новой» на практику 30-60 выпускников факультетов журналистики. Остаются 1-2, но это журналисты высокого класса».

Особо Дмитрий Муратов остановился на таком понятии, как журналистский талант. Почему-то, заметил редактор «Новой», такая опция как «талант» ныне вообще выключена из отношений интеллигенции и власти. Основным ходовым товаром в общественном мнении сейчас является лояльность к власти. Власть культивирует лояльность, зависимые СМИ культивируют лояльность. Но делается это кондово, посконно и домотканно. «Личный талант журналиста — один из главных признаков профессии. «Новая» — та газета, которая добывает контент, содержание».

«Журналисту нужно любопытство к людям, а не к своей версии о людях. Нужен не опыт самовыражения, а опыт сопереживания», — сказал Муратов и рассказал еще многое.

О том, как «Новая газета» спасала «кавказских пленников» во время первой и второй чеченских войн (спасли в общей сложности 171 человека). В их спасении участвовали военный обозреватель Вячеслав Измайлов, обозреватель Эльвира Горюхина, лично Дмитрий Муратов и многие другие сотрудники «Новой».

О том, как обозреватель Леонид Никитинский познакомился в Подмосковье с бездомным философом и провел с ним неделю, зато получил гениальную максиму: «Молитва, обращенная к Богу, и им выполненная, превращается не в молитву, а в жалобу».

О том, как работают замечательные сотрудники «Новой»: прекрасный журналист и фотограф Юрий Рост («Нужно общее сочувствие ходу жизни», — процитировал его фразу Дмитрий Муратов), фотограф Юрий Козырев, военные корреспонденты, ежедневно рискующие своей жизнью в местах вооруженных конфликтов. Сейчас, конечно, основная тема — российско-украинская война, поэтому, как рассказал Дмитрий Муратов, именно туда еженедельно ездят военные обозреватели.

На вопрос об отношении российского общества к военному конфликту в Юго-Восточной Украине Дмитрий Муратов ответил: «Путин умудрился дать счастье народу, минуя стадию его благополучия». И добавил, что счастье пройдет, когда схлынет пропагандистский вал в СМИ, а вот благополучие так и не появится.

Окончательный вывод, который сделал Муратов, таков: свободная, талантливая журналистика может существовать практически в любом, самом закрытом и тоталитарном обществе. Пример «Новой газеты» в России это подтверждает.

фото: Гор Мелконян

Комментарий Игоря Ермоленко, куратора ШГЛ в Самаре, руководителя регионального отделения партии «Яблоко»: «Меня очень радует, что на семинарах «Школы гражданских лидеров» появляется все больше новых лиц, что всё новые и новые люди присоединяются к гражданскому обществу, к открытому обсуждению российских проблем».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *