Простой магриттовский подход

В Самарском музее модерна открылась выставка работ Рене Магритта «Вероломство образов», которая продлится до 30 ноября.

Выставка Рене Магритта в Музее модерна – это уже вторая встреча в Самаре с большим серьезным искусством этого автора. Не правы те, кто за красивой картинкой видит только красивую куртинку: за яблоком – только яблоко, а за трубкой — трубку. Первая же картина на входе в зал намекает на что-то большее. «Это не трубка» — читаем надпись. Нарисована курительная трубка.

«Прием Магритта «обманутое зрение» опосредован, — разъясняет публике арт-критик, сотрудник музея модерна Илья Саморуков, — Вы подходите к картине, видите надпись, и это действительно не трубка, это всего лишь изображение трубки…».

Магритт вскрывает перед зрителем тайную суть вещей, их идею, иллюстрацию мысли, предмета или чувства. Вспоминаются магриттовские философские трактаты, его откровение «Видимое таковым не является». На ум приходит череда растиражированных образов: человек в котелке в окружении всевозможных повседневных вещей, аноним, которым может быть кто угодно, вездесущее зеленое яблоко как мифологический соблазн, банальные вещи в небанальном ракурсе.

«Искусство нашего времени – это, прежде всего, идея, а не фетиш оригинала», — замечает Саморуков, когда кто-то усомнился в подлинности работ, — наверное поэтому сегодня становится не так важно, оригинал перед тобой или копия картины. Любая картина, висящая в известном музее и обстрелянная вспышками тысячи фотоаппаратов, уже представляет для современного зрителя ценность, как личный опыт. Ту же Мону Лизу современный человек воспринимает в первую очередь через объектив фотокамеры или телефона, и только потом смотрит на нее. Если вообще смотрит…»

Сюрреализм или, как его еще называют «магический реализм», Магритта прочно вошел в культуру мейнстрима, благодаря своей яркости, плакатности. Это сюрреализм повседневности. Нечто отличное от мировосприятия Дали и Эрнста. Из простых деталей на картине складывается объемный интеллектуальный образ. Ключом же к нему становятся слова, тщательно подбираемые Магриттом для названия каждой картины.

В картинах, как правило, заключены мысли и «идеи фикс» Магритта, его детские воспоминания и общественное представление о вещах. Чего только стоит еще одна известнейшая его картина – «Влюбленные», висящая в соседнем зале. До сих пор идут споры знатоков искусства, откуда взялся этот образ. Одни утверждают, что картина показывает, что «любовь слепа», другие – изолированность двух людей в мире, третьи вспоминают факт из биографии художника (самоубийство матери, ее выловили из реки с сорочкой на голове). Сам художник всегда с недоверием относился к попыткам людей интерпретировать произведения искусства.

Встреча с каждой работой гениального сюрреалиста становится интеллектуальным поединком. Вот стоят три женщины в возрасте, рассуждают о фантастичности сюрреализма и «приземленности», тем не менее, «любопытных образов». Вот кучка студентов сопоставляет поэтические названия картин и реальные изображения. Многочисленная толпа на выставке, щелкающая фотоаппаратами и наводящая айфоны на понравившиеся работы, и спорит друг с другом о том, что же хотел сказать автор. Спорят, качают головами, цокают языками, ищут знакомые символы, верные культурные коды.

Смотришь на эту кипящую жизнь и удивляешься: а ведь существует еще и современное искусство, всякие концепт-арт, контемпорари арт, которые по сравнению с Магриттом просто легкий вечерний променад. Магритт — отнюдь не «прогулочный» художник, его нельзя пробежать глазами, потому что у его картин другая задача – их нужно рассматривать, вдумчиво и критически, пытаться вскрыть их смысл. И если получится решить главную задачу, то следующая картина будет «прочитываться» гораздо легче. Простой магриттовский подход.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *