Сиротский бизнес

«Я сам не понимаю, почему я ему поверил. Может, потому что нас познакомили такие же, как я, бывшие детдомовцы? И как получилось то, что получилось, — разводит руками Андрей Бардин, пытаясь объяснить, как он попал в весьма затруднительную ситуацию. — Для нас, собравшихся вокруг него людей ответ на этот вопрос, впрочем, очевиден: дети – сироты, даже когда они вырастают, остаются легкой добычей для тех, кто хочет поживиться за их счет. И с этим нужно что-то делать»

Мы сидим вокруг Андрея: я, председатель общественного движения по защите прав граждан «Добрый город» Елена Молодцова, руководитель Центра адаптации постинтернатного сопровождения Региональной общественной организации волонтёров Самарской области «Домик Детства» Станислав Дубинин и директор этой организации Антон Рубин. Мы слушаем историю бывшего детдомовца. Вернее, я слушаю ее первый раз – все остальные, уже кажется, знают биографию Бардина наизусть. Итак, из детского дома, где Андрей воспитывался вместе с братом Сашей, парень ушел в 15 лет. Жил в частном доме, который снимали его товарищи по несчастью. Старшие — те, кто уже перешагнул рубеж совершеннолетия, работали, на эти деньги все и питались. По идее, парень все это время должен был находиться в розыске. Но если его и искали все эти три года, то не очень активно. После своего 18-го дня рождения Бардин, как он сам уверяет, не без скандала забрал из детского дома свои документы, и уже вполне официально отправился во взрослую жизнь. И даже – в собственное жилье, у Саши и Андрея было две комнаты, доставшиеся от умершей матери. И тут в истории появился персонаж, который тогда носил фамилию Куй-Беда. Вернее, знаком бывшим детдомовцам он был давно, но тут решил принять участие в их судьбе:

«С этим мужчиной нас познакомили друзья, тоже бывшие детдомовцы, — рассказывает Андрей, — он к нам хорошо отнесся, сочувствовал, помогал, даже приглашал в дом к своим родителям, где нас угощали пирожками. А потом нагнал на нас жути, рассказал, что одна комната в квартире, где мы живем, принадлежит маме полицейского, и что тот обязательно у нас жилье отберет и нас выкинет на улицу».

Перепуганным парням взрослый друг предложил просто вариант: продать две комнаты в коммуналке и купить для них квартиру. Маленькую, но отдельную. Где парней точно никто не тронет. Квартира для ребят действительно было приобретена, правда, старший товарищ уговорил парней оформить на него одну треть. Мотивируя тем, что таким образом они застрахуют жилье от притязаний не чистых на руку людей. Коих на этом свете – много. Бывшие детдомовцы – согласились. Впрочем, в своей новой квартире парни прожили недолго:

«Ну, пришел этот мужик и сказал, что ему за его труды не плохо было –бы получить небольшую компенсацию, — рассказывает Андрей, — и предложил нам вариант: в это жилье он пустит квартирантов и будет получать деньги с них. А мы пока будем обитать в другом месте».

Другое место – оказалось съемными комнатами, по которым мотались братья. Оплачивая их за свой счет. Самое интересное, что все документы на новое жилье, а кроме того – и личные документы ребят – оказались у их взрослого благодетеля. И долгое время братья были уверены, что все идет, как должно. Первым «очнулся» Андрей, рискнувший, по его словам, потребовать возврата документов. А заодно и вселиться в собственное жилье. Однако, тут в историю вмешалась еще одна жизненная драма – гибель брата Саши:

«Я не знаю, как это произошло. Я говорил Сашке, чтобы он не общался с Куй-Бедой и теми бывшими детдомовцами, которые вертятся возле него, — рассказывает Андрей, — но брат меня не послушал, поехал с ними отдыхать и утонул. Экспертиза показала, что у него были сломаны ребра, но в полиции мне отказали в возбуждении уголовного дела. Сказали – несчастный случай, а ребра сломали, потому, что его так активно откачивали. Что там произошло на самом деле – никто теперь уже не узнает».

А чуть позже и самого Андрея ждал неприятный сюрприз – как оказалось, на него подали в суд иск о том, что он препятствует вселению в злополучную квартиру собственника, которым оказался не бывший и заботливый старший друг братьев, а бывший сирота из ближайшего окружения Куй-Беды, Павел Елистратов, который и познакомил в свое время братьев со старшим товарищем. Одна треть квартиры досталась ему в качестве подарка от Куй-Беды, который к тому времени, согласно полицейской картотеке, уже успел несколько раз поменять фамилию и стать гражданином Серовым. Примерно в это время Андрей по совету таких же, как он, выпускников и пришел, собственно, в «Домик детства». Опасаясь уже не только за свою собственность, но и жизнь. На втором суде парень уже появился в сопровождении Елены Молодцовой и Антона Рубина. Перед этим Бардин вместе с правозащитниками побывал и в полиции.

«Начнем с того, что у парня просто нет паспорта, он его потерял, — рассказывает Елена Молодцова, — однако для судьи это не стало препятствием для проведения заседания. Личность удостоверили по ксерокопии документа, несмотря на все наши протесты. Дошло до смешного, судья спрашивает Андрея: «Ты кто?». Он говорит: «Не знаю». Но его все равно признают Бардиным на основании того, что он хорошо знает историю Бардина. Получается, что если эту историю хорошо знаю и я, то меня можно спокойно признать Андреем. Я уже не говорю о том, что нам просто не давали защищать парня, а теперь представь, что может противопоставить юристам бывший выпускник детского дома, с образованием в девять классов и без каких-либо знаний законов? Нам отказали во всех ходатайствах, например, мы просили определить, как два парня будут пользоваться однокомнатной квартирой. Совместно. Но этот никого не волновало.

«А кроме того стало понятно, что Андрей далеко не единственная жертва этой компании, — убежден Антон Рубин, — скольких успели обмануть за эти почти 15 лет, мы конечно, никогда не узнаем, но таких людей не мало».

И действительно, даже по рассказам Андрея, получается просто какой-то круговорот квартир в природе. В частности, жилье, за которое сейчас идет борьба, раньше принадлежало другому выпускнику детского дома. Который, своей собственности как-то неожиданно лишился, а потом и вовсе попал «на зону».

«Я знаю еще про одну квартиру, которую помогли получить бывшему выпускнику детского дома, а потом ее у него забрали», -рассказывает Андрей.

«На самом деле, это сделать не сложно, — уверен Станислав Дубинин, — способов множество. Давайте не забывать, что это все же достаточно криминализированная среда, можно найти способы «зацепить» человека, заставить его отдавать деньги, запугать. И он расстанется с жильем. А, кроме того, у этих ребят, как правило, нет близких. И если человек исчезнет или уйдет на улицу — искать его, скорее всего, никто не будет. Кому он нужен?»

Кроме того, все сделки действительно проводятся юридически чисто. Получается, что документы ребята подписывают добровольно. А то, что, например, сейчас Андрей снимает комнату в общежитии, за которую из своего скромного заработка платит 6,5 тысяч рублей — мало кого волнует.

«Понятно, что вокруг «доброго дяди» есть компания из бывших выпускников детских домов, и это помогает ему втираться в доверие к своим будущим жертвам, — говорит Дубинин — У них срабатывает установка: свои не подставят. Этим и пользуются».

«Самое обидное, что все это происходило в нашем городе на протяжении доброго десятка лет, — говорит Елена Молодцова. — И никому до этого не было дела. Что кто-то решил, что он может спокойно ломать жизни сиротам, и все это будет сходить с рук. Что выпускники детских домов – это легкая добыча, и с ними можно поступать, как угодно: все равно никто не заступиться».

Что касается Андрея, то своего благодетеля он не видел давно. Хотя и пытался найти. Известно только, что за несколько лет он, нигде официально не работая, успел пересесть с простенькой «копейки» на дорогую иномарку.

Елена, Станислав, Антон – готовы бороться за Андрея до конца. Другое дело, что изменить ситуацию можно только разрушив бизнес по отбору сиротских квартир. Сделать это можно только при условии, что к делу подключатся все заинтересованные в этом люди. Те, кто по долгу службы должен бороться за права людей, с которыми уже судьба обошлась жестоко.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *