Спасите чьи-то души

Моя мама погибла, когда мне было 13 лет. Я не люблю говорить об этом, особенно малознакомым людям, ловить сочувственные взгляды, потому что все это уже стало фактом жизни, не нуждающимся в оценке. И от чужой жалости становится неловко и даже неприятно. Но сейчас вот я пишу эти строчки в надежде что-то объяснить. Моя мама погибла, когда мне было 13 лет, и в этот момент мир не рухнул, он вывернулся наизнанку и стал абсолютно чужим и незнакомым. И в этом мире я уже сама совершала ошибки, обдирала коленки, которые некому было мазать йодом; научилась рано курить и написала первую взрослую статью в 15 лет, не ради того чтобы увидеть напечатанным в газете свой собственный текст, а для того, чтобы заработать деньги. И я справлялась с этой жизнью, но страшно неумело.

Вот, например, казалось бы что проще: пойти и получить паспорт, а я все тянула и тянула и не шла, пока подружка однажды не призналась: «А меня мама просто взяла и отвела за руку». И знаете, иногда это очень важно, чтобы тебя кто-то взял и отвел за руку. Но все равно, все равно, сейчас превратившись во взрослую женщину, я понимаю, что в этой жизни все могло бы быть гораздо хуже. Потому что у меня было хорошее детство и многое из того, что сейчас является частью моей жизни: и блины, которые я пеку на своей кухне, и привычный текст, который я шепчу на ночь дочке: «ты моя звездочка, ты мой цветочек, ты мое солнышко», и книги, разбросанные по моему дому, и даже пресловутая стойкость, о которой мне так любят напоминать – все это оттуда.

И я знаю, что есть и такие, у кого всего того: запаха пирогов на кухне, похода с мамой в сбербанк, чтобы заплатить за квартиру, и долгих разговоры по вечерам, и уроков под личной настольной лампой, и семейного нового года, не было никогда. Они росли в детских домах, которые потом выплюнули их в нашу, большую и жесткую жизнь. И вот попробуйте представить, что вы попали на другую планету, где вроде говорят на вашем языке, и даже ходят такие же люди, но как здесь принято жить и что делать вам непонятно, абсолютно непонятно. И в этом мире, куда проще погибнуть, чем выжить. И если верить безжалостной статистике, то большинство из этих детей ждут: зона, алкоголизм, наркотики, панель, суицид. Потому, что мы для них – инопланетяне с которыми непонятно, как контактировать. А наш город — другая планета, на которой их никто не учил жить. И я пытаюсь представить себя на их месте, и понимаю, что у меня, лично у меня, в предложенных обстоятельствах, все вышло, спасибо девочке-судьбе, очень даже не плохо.

А еще есть вещи, которые я не могу себе представить, как не пытаюсь. Как, например, быть глубоким инвалидом, обреченным всю жизнь провести в казенном заведении. В комнате с соседями или без, годами не меняющимся видом из окна, среди унылых стен, когда единственное разнообразие в твоей жизни: сегодня на обед была каша, а завтра – дадут картошку. И как это: никого в жизни никогда не ждать? Ведь каждый из нас, постоянно кого-то ждет: ребенка из школы, друзей в кафе, гостей на день рождения, любимого человека с работы. Мы ждем, и нервничаем, и смотрим на часы, и набираем знакомы номер на мобильном телефоне, и снова подходим к окну… Не понимая, что по большому счету, это счастье, когда есть кого ждать. Потому что где-то, на просторах губернии, разбросаны заведения, в которые есть комнаты, где никто и никого не ждет. Потому что сюда никто не должен прийти.

И еще в этом городе есть «Домик Детства» в котором работает, например, Стас Дубинин. И сюда, к Стасу приходят эти самые, потерявшиеся в нашей жизни выпускники детских домов. И Стас, о котором мы писали, возьмет их за руку и поведет по всем страшным инстанциям, и конечно, скажет что делать в трудных ситуациях, и научит девочек влюблять в себя мальчиков, а мальчиков любить своих избранниц, потому, что любовь, как оказалось это тоже то, чему нужно учить. И еще, именно Папа Стас, как зовут его большинство подопечных, отвезет этих растерянных взрослых детей к психологу, и расскажет, как печь блины, и поможет пережить трудные времена и даже спасет кому-то жизнь. Поскольку, не умеющие играть по нашим, порой жестким правилам, выпускники детских домов, слишком легко становятся добычей не чистых на руку людей. И именно Стас, возможно, убережет от детского дома очередных детей, мам которых никто не любил в детстве. Научив их быть хорошими мамами. И понятно, что Стас Дубинин нужен своим воспитанникам круглосуточно, в режиме нон-стоп. Потому что если случится беда, а рядом не будет Стаса, то беда станет совсем непоправимым. Но к сожалению, Стас еще и обычный, живой человек. И он просто не может жить без денег. Не покупать еду и не платить за проезд в общественном транспорте, например.

А еще, у «Домика детства» есть волонтеры, которые едут по взрослым интернатам где на всю жизнь, только попробуйте это понять- на всю жизнь, заключены инвалиды. Едут для того, чтобы этим инвалидам было кого ждать. И придумывают всякие программы, например, писать этим самым инвалидам письма. И вдруг оказывается, что люди, которые еще недавно в силу тяжелейших диагнозов едва могли связать несколько слов, через какое-то время в состоянии надиктовать большой и связный текст. Просто потому что в этом мире появился человек, для которого этот текст важен. И все это немного похоже на чудо.

Но очень скоро, а именно первого декабря, все это может закончиться. У «Региональной общественной организации волонтёров Самарской области «Домик детства» -банально закончатся деньги. Гранд, который был выигран в прошлом году – исчерпан. А получить новый не удалось. Нигде. Как оказалось в этом году востребованы другие инициативы: возрождение гребного спорта, например, или борьба с курением, или программа, призывающая россиян, есть отечественные продукты. А дети, инвалиды или вот выпускники детских домов – немного подождут. И может случиться так, что первого декабря у «Домика детства» останется только помещение, которое не поможет никому, если там не будет сидеть, например Стас Дубинин. И мы говорим по телефону с директором «Региональной общественной организации волонтёров Самарской области «Домик детства» Антоном Рубиным и я впервые слышу в его голосе растерянные нотки. И я выясняю, что на все, абсолютно на все программы доброго домика в месяц нужно около 55 тысяч рублей. За все, включая коммунальные платежи. И для огромного города это, согласитесь, не фантастическая сумма. Но Стас Дубинин продолжит помогать своим подопечным, а это более ста человек. И запертым в своих комнатах людям – будет кого ждать. И оказавшиеся в критическом положении семьи – получат помощь. И будут работать программы для детей сирот, которые помогают не только развлекаться, но и развиваться. А значит – дают шанс на будущее. И еще, Антон и Стас, они не очень умеют просить о помощи. Они по-мужски уверены, что лучше все проблемы решать самим. Они очень сильные мужчины, но не всемогущие, увы. А потому, я очень прошу каждого из вас: в наших силах сейчас спасти «Домик Детства» пожертвовав пусть небольшую сумму. Я хочу вам сказать, что у этой организации около 700 подопечных, а это согласитесь не мало. И еще я хочу сказать, что Стас – уникальный человек, и если он будет вынужден прекратить свою работу, то многие его подопечные просто не выживут. И еще, помочь «Домику Детства» мы просим вместе с моей дочкой, которая узнает остановку, где располагается эта организация еще издалека. Она любит приходить к Стасу, потому что там весело. Я привожу ее туда, считая, что именно здесь она получит самые важные уроки доброты. Внести свой вклад в спасение уникальной организации можно так: http://www.domikdetstva.ru/index/pomoch_dengami/0-6 Спасибо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *