Слишком незначительное дело

Говорят, в региональном министерстве образования есть «горячая линия» типа «позвоните, если школа у вас вымогает деньги и вообще ведет себя странно». Да что там говорят, она точно есть, эта линия, и этот телефон, я сама по нему звонила (летом). Мне «горячая линия» не помогла. Но может быть, Лидии Николаевне Чуриковой бы – помогла бы. С этим министерством никогда наверняка не знаешь. А вот теперь женщина из простой бабушки ученицы школы-интерната №9 превратилась в подсудимую, со всеми вытекающими последствиями: судом, защитником и статусом ответчицы. Подробности ниже.

Лидия Чурикова всегда была против денежных поборов, и поэтому ее внучка Лада популярностью в школе не пользовалась. Руководящий персонал просто-напросто отчислил девочку из учебного заведения. Однако усилиями бабушки Ладу удалось восстановить обратно. На занятия девочка пошла с опозданием. А вскоре начались совсем странные вещи.

Татьяна Сафиуллина, директор школы, давно обвиняла Чурикову в том, что она плохо выполняет свои функции опекуна (родители девочки умерли). Очевидно, целью этого было лишить Лидию Николаевну прав опекуна, девочку — отправить в детдом.

Чурикова отправила запрос в областную прокуратуру, с просьбой разобраться в действиях школьного руководства; сама в это время занималась восстановлением ребёнка в учебное заведение. Лада смогла пойти в школу только 9 сентября. Ничего, думали, наверстает! И все шло вроде бы хорошо: тремя днями позже пришел ответ из прокуратуры, где говорилось, что Сафиуллина подала недостоверные сведения о Чуриковой и её внучке, тем самым совершив уже второе административное нарушение.

Ответ пришёл ближе к вечеру. Лидия Николаевна не успела отвезти его в отдел опеки и попечительства Кировского района. В ту пятницу, 12 сентября, она и не предполагала, какую роль двухдневная задержка с подачей документов сыграет в её дальнейшей судьбе.

Роковое утро

С недавних пор детей и опекунов до школы возил автобус. Так было и утром понедельника. Лидия Николаевна сопровождала Ладу. Они увидели стоящую «газель» на привычном месте. Там разместились трое учителей и несколько воспитателей. Они преградили путь бабушке и её внучке. «Пешком теперь ходите», – заявил один из учителей. Лидия Николаевна была в недоумении. Постучала в стекло. «Мне запрещено вас перевозить!» – отказал муниципальный шофёр.

Чуриковы добрались до школы самостоятельно. На входе их встретила Ирина Ольшанская – завхоз. Лидия Николаевна ознакомила её с утренней автобусной ситуацией, попросила принять меры. На что Ольшанская ответила: «Не ездили сегодня? И не будете ездить!»

Здесь бабушка не выдержала: «Сколько вы надо мной издевались, – выкрикнула она, — сколько бед принесли моему ребёнку и другим детям-сиротам?! Ничего, скоро кончится ваша власть! У меня в сумке ответ из прокуратуры! Доказано, что ваш директор врал!».

Лидия Николаевна разгорячилась. Сняла верхнюю одежду. Поставила сумку на диванчик возле гардероба, на неё положила пальто. Затем постаралась успокоиться и отправилась вместе с Ладой в медицинский кабинет. Дело в том, что девочка двумя днями ранее упала на уроке физкультуры. Нужно было увериться, что с ее здоровьем все нормально.

Через несколько минут Чуриковы вышли из кабинета. Лада отправилась на уроки. Лидия Николаевна пошла к стойке охраны, чтобы написать заявление об утреннем инциденте. Тут к ней подошел школьный юрист и пригласил к себе в кабинет. Они разговаривали более часа, после чего Чурикова отправилась в отдел опеки и попечительства Кировского района, чтобы вручить сотрудникам ответ из прокуратуры. Но не тут-то было.

Дорогая пропажа

В дороге пожилая женщина обнаружила, что документа в сумке нет. Чтобы не обвинять попросту школьный персонал, Лидия Николаевна устремилась к себе домой, где перерыла все имеющиеся в квартире документы. Разумеется, искомого не нашла.

Позвонила в школу. Трубку взял школьный секретарь. «Директор на месте? – спросила Чурикова. Ответ отрицательный. «Юрист в школе?» – спросила женщина. Ответ идентичен первому. «Тогда примите официальную телефонограмму: сегодня утром в школе из моей сумки украли документ».

Проходит семь минут. В пустой квартире Чуриковой раздался телефонный звонок. «Здравствуйте, Лидия Николаевна, – школьный юрист ангельским голосом, — а что же вы сразу не позвонили? Документ у нас, и мы вам его сейчас привезём». Потекли долгие минуты ожидания.

Но вот раздался звонок во входную дверь. На пороге стоял школьный юрист, который объяснил, что Лидия Николаевна забыла документ на стойке охраны, когда писала заявление. Во-первых, никакой нужды вынимать его из сумки у женщины не было. Во-вторых, документ был развёрнут. Значит, его читали. Изучали. Зачем?

Склока и суд

В тот день Лидии Николаевне не удалось отдать ответ из прокуратуры в отдел опеки и попечительства Кировского района. А на следующий день ей позвонили из отделения полиции с просьбой приехать в участок. Там она узнала, что завхоз Ольшанская подала на нее исковое заявление, обвиняя в клевете – якобы Чурикова упрекала завхоза в краже из сумочки письма. Через несколько дней Чуриковой по почте пришла повестка в суд.

Разные несуразности

Со стороны истицы свидетели на суде вели себя весьма странно. Например, показания технички опровергались показаниями самой Ольшанской: последняя утверждала, что ушла после разговора с Чуриковой. Получается, когда техничка мыла пол, завхоза в коридоре, где стояла сумка, быть не должно было. Хотя на суде Валентина Михайловна произнесла: «Я стояла со шваброй в руке, а позади меня стояла техничка».

Школьный охранник Кузнецов и вовсе клялся, что в коридоре был один. Сидел и охранял сумку. Показания технички: «Я и школьный охранник были на своих рабочих местах, когда сумка стояла в коридоре».

Обвинение, предъявленное Лидии Николаевне, смехотворно. И якобы совершённое преступление в соответствии с 14 статьей УК РФ с полной уверенностью можно назвать малозначительным. «Именно поэтому полиция отказалась проводить проверку по заявлению. Никто не осматривал место происшествия, не проводил дактилоскопическую экспертизу» – пояснил Александр Олейников, защитник Чуриковой.

Слишком незначительное это дело. Однако сколько боли, сколько слез стоило и еще будет стоить этот фарс пожилой женщине! Ведь точка еще не поставлена. На последнем заседании, 11 ноября, никакого решения принято не было. Окончательное заседание, по итогам которого суд вынесет решение, состоится 27 ноября. Будем надеяться, что Чурикову оправдают, и все просто разойдутся по своим делам. Более значительным. Настоящим.

Слишком незначительное дело”: 2 комментария

  1. Да у нас 50% срок отбывают по вымышленным обвинениям. Без доказательств и здравого смысла. Судейским — все можно. Они хотят казнят, хотят милуют. В зависимости от вознаграждения заинтересованной стороны. О чем вы, вообще? Забыли в какой заднице живете?

  2. Удивительно получается, бабушка "божий одуванчик", сталкивались с такими, знаем,только на деле обычно оказывается иначе. Психически неуравновешенные, истеричные, с расстройствами психики люди. Давно пора за клевету реальные сроки давать, а не штрафовать! Что бы в следующий раз думали, что говорить!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *