Спайс: слова в помощь

В третий четверг ноября, во Всемирный день отказа от курения, сотрудники правоохранительных органов и специалисты в области медицины провели круглый стол с журналистами. Тема специфическая – «Курительные смеси: как отразить атаку спайса?».

Отношение обыкновенное

На входе в пресс-центр, как обычно, спрашивают паспорт и просят пройти аккредитацию. Пока заполняю пустые графы в таблице, слышу «философскую» беседу между охранниками.

— Спайс, спайс… А что о нём голословить?! Нужно было пакетик принести, попробовать и уже тогда обсуждать… – выдаёт многозначительную мысль первый «цербер».

— Ну, да! Так, хотя бы прочувствовали тему разговора. А то на пустом месте языками мусолить будут… – замечает второй «служитель врат».

Прохожу в самое помещение, где располагается пресс-центр. Здесь уже расставлены камеры, микрофоны с эмблемами региональных телеканалов ютятся на столе спикеров. Операторы скучлино ходят по залу, наливают себе в пластиковые стаканчики чай и со словами: «Ну, будем!» – выпивают содержимое.

Между профильными медиками, сидящими за столом спикеров, развязывается небольшой спор. «У тех, кто употребляет спайс, психические расстройства случаются», – замечает первый специалист. «Можно проще сказать: крыша у них едет!» – отрезает женщина-врач. В разговор вмешивается посторонняя женщина: «Скажите, а правда, что спайсщики чувствуют боль намного сильнее». Мужчина начинает объяснять: «Сначала они испытывают эйфорию. Потом курят снова. Эффект проходит и тут возникает тревога, страх, идея преследования». Строгая женщина-врач обрывает коллегу: «Обыкновенная ломка».

Курильщики в процентах

Микрофон переходит к Елене Чекиной, заместителю главврача Самарского областного центра медицинской профилактики. Она перечисляет места, где с первого июня 2013 года нельзя курить: «В кафе, барах, ресторанах; в зданиях аэропортов, автовокзалов; на территории рынков и в нестационарных торговых объектах; на детских площадках…». Чекина перечисляет ещё много мест, а затем заключает: «Курить в нашей стране в принципе довольно сложно. Но умудряются».

Если говорить конкретно, то курит 51% мужчин и 18% женщин от всего населения Самарской области. Стоит ли этим гордится или нет, но самарские показатели практически идентичны всероссийским – в стране 54% курящих мужчин и 19% женщин.

Однако есть факты, которым можно порадоваться. «В целом, процент курящих людей в области снижается, – обнадёживает Чекина, — по показателям на 2014 год на 19% больше самарцев мечтают отказаться от курения, чем в 2007 году».

По мнению спикера, помогает профилактика. Так, в школах работают специальные комнаты, где с детьми беседуют по поводу курения. Люди постарше могут обратиться в кабинеты при специализированных больницах. В этом году за семь месяцев такой «кабинет» посетили 2,5 тысячи человек.

«Также мы проводит опросы. Например, кто больше, мужчины или женщины, хотят отказаться от курения, кому легче сделать это. Результаты показывают, что женщинам. Они более ответственны. На них семья, работа», – рассказывает Елена Чекина.

Изучением «взрослой аудитории» специалисты не ограничиваются. Провели опрос и среди школьников. Выборка – 510 человек в летних лагерях. Оказалось, что по сравнению с предыдущим годом на 4% больше детей не хотят начинать курить. Но на данный момент курят всё равно 12% опрошенных. Причём большинство из них — по 5 сигарет в день, а некоторые и по 12-14.

Елена Чекина завершает своё выступление: «Курение табака – одна из зависимостей. А молодой человек зависим ещё много от чего. А теперь ещё и курительные смеси прибавились. И ведь от них тоже возникает зависимость».

Кайф и последствия

Для описания ситуации с распространением спайса в Самарской области микрофон передают Николаю Беседину, замначальнику Управления Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков. Он начинает сразу с результатов: «Правоохранительными органами изъято более 50 килограмм спайса на территории Самарской области в этом году. Что в семь раз больше, чем в 2013 и в 10 – чем в 2012.

По словам Беседина, спайс не внесён в перечень запрещённых веществ. Точнее, он там есть, но в первоначальном своём виде. Однако каждый год проявляется новый состав, который официально не запрещён.

«В перечень включены производные вещества, находящиеся в обороте. Как раз они запрещены. И за распространение продуктов, содержащих такие вещества, наступает уголовная ответственность» – объясняет Беседин. К примеру, только в этом году возбуждено 250 уголовных дел в связи с оборотом «производных веществ».

Однако планомерная борьба правоохранительных органов не может полностью устранить продажу и распространение спайса в области. «В интернете постоянно появляется реклама наркотически активных веществ, из которых можно изготовить полноценный наркотик. Прибавьте к этому бесконечную рекламу на фасадах домов, где указывается телефон дилера».

По мнению Александра Волыкина, заместителя главврача по клинико-экспертной работе в Самарском областном наркологическом диспансере, многие подростки курят из любопытства. В тот момент они, конечно, не думают, чем всё можёт закончиться. Но финал в большинстве случаев трагичный.

«Когда курят спайс, возникает чувство эйфории. Поэтому курят снова, потом ещё. Происходит передозировка. Появляется страх, рассеянность. В этом состоянии поступают к нам в диспансер. Иногда появляется длительное психическое расстройство. Возникает шизофрения. Тогда таких пациентов переводят в психиатрическую больницу», – рассказывает Волыкин.

Слова и забота

Наталья Вехова, заведующая отделением оказания помощи больным с острыми отравлениями СОКБ им. Калинина, дополняет своего коллегу: «В больницы поступают подростки 15-ти летнего возраста. Но основанная масса – люди 20-30 лет. Бывают, правда, и более солидные отцы семейства. Обычно они, когда выпьют, хотят умножить ощущение, вот и употребляют спайс».

Вехова говорит, что в основном люди поступаю в бессознательном состоянии: «Поступают процентов 80 с порезами, ушибами. Это они в состоянии, так называемой эйфории, себя истязают. Остальные 20% – после серии судорожных припадков. То есть, после или во время ломки. Некоторые не могут даже дышать самостоятельно. Им проводят искусственную вентиляцию лёгких».

Отмечает Наталья Вехова и ещё один печальный факт: «К величайшему сожалению, некоторые дети поступают повторно. Почему? Потому, что никто не занимается их реабилитацией. Должны быть закрытые учреждения, где голова и тело ребёнка заняты делом. Они должны учиться правильно использовать свободное время».

Пресс-конференция подходит к концу. Специалисты кратко обмениваются мнениями. Сходятся в одном – школа сегодня являет очень опасным местом для детей. Так как в самом помещении или около, детей, несмышленых и наивных, соблазняют приятным кайфом. Они скидываются карманными деньгами и покупают пакетик, который стоит, в среднем, 300 рублей. Содержимого хватает на несколько доз двум-трём подросткам.

Поймать всех наркоманов за руку невозможно. Дилеры мастерски скрываются. Закрыть все «розничные точки» тоже нереально. К тому же употребление запрещённых средств – проблема самих наркоманов. Но эти слова – в газете, на телеканале, по радио, в учебных заведениях, на улице – могут помочь тем, кто в группе риска. Если показать школьнику страшные фото употреблявших, рассказать жуткие истории о последствиях приёма запрещённых средств внутрь, глядишь, он и задумается, класть ли деньги в руку местному «барыге» в обмен на смерть.

Спайс: слова в помощь”: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *