Ноябрьские стадионы города

21 ноября в парке имени Юрия Гагарина состоялась церемония открытия стадиона после капитального ремонта.

Неблагодарное это дело – проводить торжественные мероприятия на свежем воздухе в конце ноября. В конце ноября воздух, возможно, и свеж, но морозен, а карнавального обрамления зимы из снега и прочих новогодних гирлянд еще нет. Разве что по траве ляжет изморось, да лужа замерзнет ледовой дорожкой неуместно; и если голого человека поставить, да как-то приторочить к большому дереву, то его волосы красиво заиндевеют, ресницы с бровями тоже, а сам он станет белый-белый, прямо как будущий снег. Но так уже вышло, что к дереву никто привязать себя не дал, а просто все притащились в парк, безумно шаря глазами из-под мохнатых капюшонов и шарфов, прикрывающих уши. Свинцово поблескивали объективы.

Тележурналистки, летом просто красивые, зимой казались красивыми с нелепыми оговорками – а вот если убрать этот головной убор, а вот если носу велеть не краснеть, а вот если это странное пальто заменить на шубу из ценной выдры. Поэтому журналистки были недовольны и вопросы начальнику департамента по организации подготовки чемпионата мира по футболу 2018 и развития объектов спортивного назначения министерства спорта Самарской области Владимиру Арцыбашеву задавали тоже недовольно, через губу. Типа, а чего это вдруг. Типа, все моем бюджетные деньги. Типа, знаем мы вас, как вы плохо играете. Хм.

Сам начальник департамента с длинным названием имени чемпионата мира (а ведь останется безработным близ 2018 года, дай бог дожить всем нам) вел себя скромно. На трибуны не вскакивал лишний раз, шапкой по колену не бил, оголтело приплясывая. Он вообще не приплясывал, чего скрывать. Когда тележурналистки от него отвязались, скромно гулял вдоль кромки поля, иногда выходя через главный вход наружу; наружа манила начальника департамента лесо-степным простором и рыжим павильоном с вывеской «КАТОК». Сам главный вход, фантазировать не будем, выглядел недостроенным и даже полуразрушенным – ну там, взрытый асфальт, бугры и ямы, все такое. Но мы привыкли к неровным рельефам родины, даже и в момент торжественного их открытия.

На вопросы господин Арцыбашев отвечал единообразно: «в рамках реализации государственной программы Самарской области «Развитие физической культуры и спорта в Самарской области на 2014-2018 годы» и «область субсидировала, город софинансировал». Один только раз и запнулся государственный чиновник: когда спросили его, кто именно получит возможность пользоваться прекрасным обновленным стадионом, с улавливающими сетками за футбольными воротами, с трибунами на 500 мест, со стойками для игры в бадминтон, прорезиненными беговыми дорожками и сектором прыжков в длину. Только ли спортивные школы, спросили чиновника, или простой слесарь дядя Вася сможет надеть свой китайский «адидас» и наяривать, прыгать в длину, отбиваясь от подруги Татьяны Валерьевны баскетбольной ракеткой.

Ничего не могу сказать в этом сложном аспекте, сказал чиновник, это город будет решать, кого пускать топтать покрытие для бега и дорогостоящую искусственную траву. Не дело это целой области, разбираться с разными слесарями, их китайскими противными «адидасами» и навязчивыми подругами. Зато, сказал господин Арцыбашев, готовится к открытию стадион в Куйбышевском районе, вот вам и радость.

Далее выступил представитель подрядчика – милая дама в пальто с пушистым мехом. Говорила, что искусственной травы здесь покладено ворсом 50 мм артикул edel grass victory torf производства Голландия, с нитью Thiolon, неприхотливой в уходе. Зимой футбольное поле может заливаться под каток, а весной голландской траве (хорошо получилось! задорно) ничего не будет.

На поле с травой, прямо по нитям Thiolon, скакали девочки-футболистки в вязаных шапках. Шла показательная игра. За «белых» выступал тренер, а за «желтых» — никто, сами; поэтому честнее было «болеть» за «желтых», но особенно болеть никто не остался, а все похватали микрофоны и смылись, потому что ноябрь же! Минус пять же! Или даже минус десять, что не принципиально. В таких тяжелых атмосферных условиях необходимы для правильного настроения палатки с бушующими тепловыми пушками и раздача горячих напитков, но бюджет подготовки к ЧМ-2018 суров и не предполагает такого разврата, равно как и вывоза строительного мусора, аккуратно обрамляющего стадион-именинник.

В парке Гагарина, меж тем, кипела своя жизнь – специальные машины с большими мужчинами в комбинезонах и просто так подрезали ветви больших деревьев, чтобы потом, вероятно, устроить большие костры в парке Гагарина и скакать вокруг и через. С другой стороны, зачем большим мужчинам скакать через костер, так что, скорее всего, эти ветви утилизируют предельно банально, без блеску.

Блеску в ноябре вообще маловато — груды неприбранных прошлолетних листьев, замершие плевки на асфальте и пустые детские площадки, где с дребезгом перекатывались миниатюрные флаконы из-под дешевого алкоголя. Безлюдно. Лишь одни бодрые родители пытались штурмовать законсервированное «колесо обозрения», подкидывая свое дитя в кабинки разного уровня, но терпели неудачу за неудачей. Определенно, это оказалось к счастью для ребенка, весело визжавшего в холодном воздухе на манер новорожденной свинки. Хотя как там визжат новорожденные свинки, мне ли знать, узнице города, промерзших его кварталов и парков для серийных убийц.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *