Немного о любви

Попробуйте себе представить: пятница, вечер, обычная школа на Безымянке, актовый зал в котором собралось несколько десятков мам. На родительское собрание. От этого собрания не ждешь ничего хорошего, вот еще утром –не было никакого собрания, а днем позвонил ребенок и сообщил, что вечером необходимо быть школе. «И это в пятницу, — ворчишь ты, — когда редакторы хотят текстов, ребенок- общения, кастрюли – ужина, а ты сама- покоя и только покоя».

И вот ты сидишь в актовом зале среди таких же растерянных мам (впрочем, затесалось целых два папы), и ждешь. Наконец, приходят директор и красивая улыбчивая дама, и выясняется, что сейчас в самарских школах проходят мероприятия, направленные на предотвращения детских суицидов. «Эта проблема, — выдыхает директор, — для нашей школы к счастью пока не стала актуальной. Но вот Самарская область, к сожалению, занимает по этому показателю одно из лидирующих мест в стране». И выясняется, что специально ради того, чтобы научить родителей, общаться с детьми, в школу пришли психолог и психиатр. И родители пододвигаются поближе, только красивая блондинка в модной шапочке и ее подруга остаются сидеть в уголке, мотивируя тем, что им и так все прекрасно слышно. А психолог, та самая красивая дама, между тем, спрашивает о том, за что мы любим своих детей, и зал в разнобой отвечает: «Просто так», «За то, что они есть», и все улыбаются, и становится жаль, что этого не слышат сами дети. А потом она спрашивает о том, как мы ругаем своих детей, и мамы дружно отвечают, что, мол, никак, только хвалим, но дама-психолог смеется, и зал прорывает. И все признаются, что бывает, особенно, когда под горячую руку, на работе проблемы, и ужин не приготовлен. И ты слушаешь о том, что наши эмоции похожи на светофор, на котором зажигаются сначала раздражение, потом злость, а потом ярость, и есть только десять коротких секунд на то, чтобы успеть погасить вспышку каждого из них. И сделать это можно задав один простой вопрос: «Что я сейчас чувствую?». И еще о том, что когда совсем нет сил, нужно вспомнить, например, мелодию, которая звучала в момент, когда тебе было хорошо. Правда, с этой мелодией возникла некоторая заминка, потому, что сначала красивая дама-психолог просила представить родителей школы на Безымянке себя у моря, в середине отпуска в хорошем ресторане и с вкусной едой, но все как-то подозрительно замолчали. Попытка убедить всех вспомнить первую любовь оказалась неудачной.

«Ну, хорошо, -улыбнулась дама-психолог, — но был же момент, когда вы были абсолютно отдохнувшими?»

Зал оживился, и все признались, что был такой момент, давно, но был. Хотя, конечно, отдых — это смена деятельности. Рабочей на домашнюю.

«А вот и не отдых это», – снова улыбнулась дама психолог. И рассказала о том, что когда ребенок видит замученную маму, то он становится несчастным. И все стали вспоминать, когда именно дети последний раз видели своих родителей счастливыми. Не вспомнили, и решили спросить дома, у детей.

Больше всего вопросов, конечно, было у родителей подростков — шестиклассников, например, которые вдруг решили вступить в конфликт со всеми учителями. Психолог долго объясняла, что шестой класс, это именно тот возраст, когда дети переживают очередной кризис, и пытаются самоутвердиться и свергают авторитеты. И нужно помочь своему чаду в этом самом свержении, не пощадив и главный, родительский авторитет. Потому что без этой революции ребенок не повзрослеет. Но родители всегда должны оставаться на стороне детей. Особенно, учитывая, что и учитель бывает не прав. Единственная правильная реакция — задавать своему чаду вопрос: «А что еще можно было сделать в этой ситуации, чтобы ее разрешить?». Спокойным тоном, даже если сначала хочется прибить это чадо. А от желания прибить, услышали мы, отлично помогает простой прием: вспомнить свою первую реакцию на своего же собственного новорожденного ребенка. И честно слово, убивать никого не захочется. По крайней мере, нам так обещали.

Дама-психиатр подчеркнула, что главное — научиться радоваться своему ребенку. И ждать из школы не оценок, а любимого сына или дочку. И только порадовавшись, что дождались, начинать разбираться с тетрадями и дневником. Родители согласно закивали, согласившись, что да действительно, ждем оценки. К которым прилагается ребенок. А не его самого.

Очень много вопросов возникло у мам отличников. Директор школы вздохнула и призналась, что под час отличников ей жалко больше, чем двоечников. И успокоила мам всех остальных, заверив, что согласно статистике конкретно этой школы, самые успешные люди получаются из хорошистов и троечников, потому что желание прожить всю биографию «на пять», увы, иногда оказывается не самым простым.

Нам много еще про что рассказали — например, что делать, когда твой ребенок становится изгоем в классе, или наоборот, душой коллектива, но отъявленным хулиганом. И что ругать ребенка стоит в первую очередь рассказывая о своих чувствах: «Я расстроена потому что…», а не рассказывая ему о том, какой он плохой. И о том, что происходит с подростком во время гормональной бури и почему его стоит пожалеть. А потом все отправились в другой кабинет, смотреть невероятно грустный и трогательный взрослый мультик про Курочку Рябу, и только красивая блондинка недовольно вздохнула: «Да я сама психолог и могла бы все рассказать». «Но ты же не работала никогда!», — неожиданно зло возразила ее подруга. «Но собиралась. Только родители не захотели с моей дочкой сидеть», — парировала первая.

Потом красивая дама-психолог нарисовала на доске простую схему: каким мы хотим видеть своего ребенка, и что ради этого мы готовы сделать? Например, «послушным», «успешным», или «аккуратным». И я подумала о том, что очень хочу видеть свою дочь счастливой. И мне осталось понять, что именно я должна сделать для этого.

А после окончания лекции все мамы и целых два папы растворились в металлурговской темноте, и только красивая блондинка недовольно выговаривала подруге на крыльце школы: «И зачем все это нужно было? Все придут домой, и снова станут орать на детей». А мне захотелось поверить, что пусть хоть на один вечер, но уставшие мамы посмотрят на себя и своих ненаглядных чад другими глазами. И я тоже шагнула в темноту, и зашла по дороге в магазин и купила блестящую елочку. Просто потому, что она понравилась моей дочке днем. И плевать, что до Нового года еще больше месяца, а деньги стремительно тают.

И собственно, зачем я все это рассказала? Просто, если в вашей школе вдруг случится такая лекция, сходите не нее, ладно? Даже если это – вечер пятницы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *