Книга — лучший подарок

В пятницу с неба сыпалась ледяная белая сволочь, превращая тротуары в каток, но граждане Самары шли и шли, держась за стены и иногда друг за друга, шли и шли в книжный магазин на Ленинградской, где еще месяц назад объявили распродажу: минус тридцать процентов на все, на все. Редакция «Новой в Поволжье» побывала, посмотрела, и теперь расскажет, что и зачем покупают горожане в книжных магазинах. Когда есть скидка.

«Многие заранее откладывали, — говорит консультант-кассир, похожая на Алису в стране чудес двадцать лет спустя, — вот лежат стопочками, каждая подписана». Я вижу несколько однотипных, хорошо изданных книг большого формата, верхняя называется «100 лучших путешествий», а еще можно разглядеть «100 мест всемирного наследия ЮНЕСКО». «Это наш постоянный покупатель выбрал, — консультант-кассир радостно поднимает бровь, — очень состоятельный человек, владелец крупной фирмы. Каждому сотруднику на новый год подарит по книге! Смотрите, как кому-то повезет!»

Кассир-консультант ворошит стопку и показывает мне «100 лучших мест Санкт-Петербурга» и «100 легендарных предметов оружия». Кладет книги обратно и говорит: «Правда, знаете, мне бы вот лучше денег подарили, или бутылку хорошего оливкового масла, или хороший кофе… А то — путеводитель по Санкт-Петербургу… Вы еще не видели, но там есть – сто красот Урала». И акция стартует.

Женщина с лицом, будто бы вырубленным из сказы ветром, торопится на высоких каблуках, чтобы быть первой. У нее два тома неясных «Космопсихолухов», сверху полдюжины одинаковых Джоджо Мойес с названием «До встречи с тобой». «А вы знаете, что это одинаковые книги?», — заботливо спрашивает ее сосед по очереди, мужчина с пачкой детективов Несбё (разных). «Знаю!» — огрызается женщина пронзительно.

На прилавок ложится книга со спорным названием «Страдать, чтобы простить». Книгу принесла девушка с лицом худым, вдохновленным и радостным. Еще она выбрала две кулинарные книги, одна из них — по ведической кухне.

«Дайте мне «Ёбург» Иванова», — кричит кто-то в рядах. «А где у вас Стивен Кинг?»

«Почему Пелевин не на отдельной полке? Дайте последнюю книгу, там что-то про фейсбук» — «Любовь к трем цукербринам?» — «Скорее всего».

Двое парней сидят в креслах для посетителей. Изучают «правила дорожного движения». Внезапно один без всяких объяснений кидается через зал и тормозит перед полноватой девушкой в шапке с гирляндой помпонов. «Эй, Ленка, я тебя вспомнил, не гони, толстая!» — говорит ей приветливо. «Мы знакомы?», — девушка понимает глаза от толстенного детектива типа «Вся Агата Кристи в одном томе». «Ленка, опять гонишь, мы с тобой до седьмого класса учились, а потом ты с предками в Тольятти уехала». «Но я никогда не жила в Тольятти» — «Ленка, я прямо ржу над тобой! А где же ты жила?»

Бабушка с красивым, толстым мальчиком выбирают детские книжки. Выбирает бабушка, а мальчик опасной на вид детской металлической лопаткой стучит по стойке с пособиями для подготовки к ЕГЭ. Рядом девочки-старшеклассницы ищут какой-то специальный учебник, его нет, но вот можно взять что-то взамен, да только стоит ли. Мальчик колотит лопатой усердно, перебегая с места на место. Девочки, уворачиваясь от ударов, сетуют: «Меня мой младший брат просто достал. Я уверена, что он умственно неполноценный. Ты знаешь, последние три месяца он есть только бананы и рис» — «Прямо сухой рис?» — «Да нет, вроде. Мама варит. Но сам факт…»

Старшеклассницы уходят без покупки, и бабушка с внуком уходят без Агнии Барто – красивый толстый мальчик отказывается даже рассматривать возможность постоять в очереди, и начинает ныть протяжно, громко, на одной невыносимой ноте.

Юноша в синем недлинном пальто шумно ищет книгу «Бог как иллюзия». Рядом женщина прибавляет к трем томам Джона Ирвинга четвертый. Мужчина взвинченно говорит по телефону: «Да, я в магазине, а что? Ты вот сам где? Ты в гараже? Отлично, а должен быть в МРЭО на Алма-Атинской, чтобы переоформить «газель»! Да, это я тебе говорю! Переоформить, говорю, документы, а то я за тебя налог не собираюсь снова платить! В гараже он!» — неистово выключает телефон и пару секунд будто бы готовится запустить им в голову пожилой дамы, любительницы Джоанны Троллоп. Сдерживается, прячет телефон и почти нежно просит консультанта показать книгу «Ссобойки» Юлии Высоцкой. Консультант смотрит удивленно. «Ссобойки, ну! – мужчина раздражается опять, — про обеды, которые можно таскать с собой в коробке!»

Тонкая девушка победно отыскивает на полке «Двенадцать минут любви». «Почему люди готовы отдать последние деньги за урок танго у прославленного маэстро, почему они бросают все и едут в Буэнос-Айрес. Как в XX веке тангомания охватила весь земной шар. У каждого страдающего тангоманией своя история болезни. Тангизм Капки Кассабовой, замешанный на славянской меланхолии и приправленный балканским фатализмом, определил важный кусок жизни писательницы и вылился в увлекательный автобиографический танго-роман», — читает вслух своей спутнице. Та кивает. Соглашается.

Подростки гомонят у полки с флипбуками. Флип – это маленькая книжка, она листается не как положено, а поперек. Подросткам нравится, потому что похоже на какой-то неизвестный гаджет. Один подросток, хорошенькая девочка с лицом, выкрашенным в черный, спорит со своей подругой, тоже готом (наверное): «Здесь в среднем цена триста рублей получается, это дешевле, чем твои ветки хризантемы, которые еще надо где-то прятать два выходных!» Отбирают годные флипбуки. Становится ясно, что речь идет о каком-то конкурсе. Конкурсе в музыкальной школе. Семейный конкурс талантов. Придут мамы, папы, бабушки и дедушки. Обсуждают, подойдет ли в качестве приза «Любовница французского лейтенанта». А «Милые кости»? А вот о чем это, к примеру, «Жизнь Пи»?

«Я знаю, — говорит веско подросток в кудрях, — это как мальчик переплыл через океан в шлюпке с бенгальским тигром» — «Тогда берем, а то я думала, это про математику».

Несколько разрозненная компания мамаш из родительского комитета выбирает призы и подарки для школьной елки. Спор разгорается вокруг книги «52 шага к здоровому образу жизни», предложенной в качестве презента учителю. Большинство родительниц считает, что это будет воспринято как насмешка. Мужчина с бородой интересуется разговорниками. Ему нужен русско-чешский, русско-немецкий и русско-испанский; чешского никакого нет, мужчина недоволен и рассерженно листает брошюру серии «Думай и богатей». Худая женщина ищет пособие «Общаться с ребенком. Как?» автора Юлии Гиппенрейтер. Супружеская пара листает «Время фондю», на глянцевых страницах бликует электрический свет. Офисного вида девицы медитируют над ежедневниками на 2015 год. «Так мы и не заметим, как до чемпионата мира доживем, — потрясенно говорит одна, — который ЧМ-2018».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.