Что-то хорошее

24 декабря в Самарский колледж транспорта и коммуникаций торжественно отчитался о реализации в своих стенах программы «Доступная среда». В рамках программы колледж с 1 сентября текущего учебного года принял на обучение детей-инвалидов, предварительно основательно перестроив корпуса и классы, потому что расположен этот колледж в здании постройки начала 20 века; это бывшая конюшня и даже памятник архитектуры.

Последние несколько дней разговоры о безбарьерной среде в Самаре кажутся особенно циничными – мокрый снег, ночные заморозки, всякое другое, что заботливо приготовила зима, обратили тротуары и дворы в катки. Голый лед, припорошенный снегом, местами сбрызнут сверху реактивной кашицей, не причиняющей вреда льду, зато активно разъедающей обувь. Да бог с ней, с этой обувью! Тут бы выползти из натурального ледового капкана без сломанных рук-ног, шеи и так далее. Много чего можно сломать у человека.

И вот я карабкаюсь сначала по Некрасовской вверх, здесь пройти можно только по сугробам или по проезжей части, потом сворачиваю на Куйбышева, здесь местами лед отколотили, а местами – нет. Ленинградская заставлена какими-то машинами с подъемниками, на подъемниках люди чинят фонари. Опять падает снег и немедленно тает, чтобы вечером коварно ускользать из-под ног.

Колледж транспорта и коммуникаций находится по адресу Чапаевская, 79, это нужно дойти до медицинского института и повернуть направо. Старое здание, два этажа, неправильная форма – будто бы буквой Г, но сложнее. Оштукатурено ярко-белым, у ворот дежурят студенты в униформе – черные брюки, рубашка цвета беж. Ну и куртки сверху, крутки распахнуты, потому что ведь такая нарядная форма, пусть будет видно.

Во дворе припаркован автобус, призванный перевозить людей в колясках. В колледже с сентября обучаются четыре таких студента, и одна из них, Лена Ануфриева, вместе с частью педагогов и директором колледжа (очень красивая женщина), так вот Лена Ануфриева ведет экскурсию по колледжу. Лена тоже нарядная – короткая юбка, ажурные колготки.

Первым демонстрируют класс, где проходит урок математики. Класс оборудован так, что учащийся имеет возможность присутствовать на занятиях виртуально – у себя дома, сидя за компьютером. А может и не виртуально, а нормально за партой. Парты рассчитаны на одного, с учетом габаритов колясок или ходунков.

Далее всех препровождают в переплётный цех, где за большим, очень большим столом, заваленным бумагой и всякими полезными штуками, сидят ребята, и это тоже особая группа – инвалиды с ментальными расстройствами. Девочка с синдромом Дауна не отрывается от работы, трудится вдохновенно, склонив голову к плечу. Мальчик Володя, волнуясь, говорит, что здесь они делают удостоверения для всех студентов, а еще вышивают и склеивают. Ему нравится больше всего, что тут «все в современном стиле».

«Эти детки — наша гордость, — говорит одна из преподавательниц с любовью, — мы сначала очень боялись, как мы справимся, и как все будет, а теперь могу сказать, что более прилежных, более старательных и ответственных учеников вообще найти трудно!»

Коридоры колледжа широкие, и для колясок уложены специальные направляющие. Порогов нет. Рассказывают, что для доступности физкультурного зала пришлось уровень всех остальных помещений корпуса поднять на сорок сантиметров. Проходим мимо фотовыставки «Дети так не делятся». Лестничный пролет оборудован специальным подъемником. Экскурсовод Лена показывает, как человек в коляске может им воспользоваться. Подъемник имеет стеклянные стенки, так что путешествуя вверх, можно оглядывать окрестности.

«Когда у нас еще ничего не было перестроено, — вполголоса говорит директор колледжа, очень красивая женщина, волосы перебросила на одно сторону, — так вот к нам приезжал наш консультант из общества «Десница» — Саша, так ребята его вообще на руках носили! И по двору, и по лестнице. Сначала мы опасались реакции физически здоровых студентов на их сверстников-инвалидов. Но потом поняли, что мы недооценили их».

«Но все-таки опасения наверняка остаются, — зачем-то настаивает мужчина среднего роста, — вдруг кто-то скажет не то. Или там — рассмеется!»

Директор сбегает от мужчины среднего роста. С гордостью показывает переоборудованные санузлы, душевые и спортивный зал. Раздевалки – имеются зеркала на уровне головы человека в коляске. Есть кнопки экстренного вызова помощи. Поручни. Достаточно места.

На втором этаже, перед актовым залом уже демонстрируется приспособление для экстренной эвакуации маломобильных студентов – специальное кресло, умеющее при поддержке спускаться с лестницы, как с горки. На кресле написано «самоспас». Однако все же самостоятельно им инвалид-колясочник управлять не сможет. Кто-то должен придерживать сверху, и придерживать основательно. Лену пересаживают на красное креслице, пристегивают ремни, только голову не фиксируют, чтобы не портить праздничную прическу.

Одна из педагогов увлеченно рассказывает, что было несколько вариантов организации эвакуации, и сначала задумали надувной трап, но потом консультант из понимающих в вопросе (инвалид-колясочник с 20-летним стажем) вмешался и сказал: какой трап! а что вы будете делать, если человек у вас застрянет посередине? И тогда начали рассматривать другие варианты, и остановились на «самоспасе», причем сами его опробовали предварительно.

Присутствующие рассаживаются в актовом зале, где к сцене выстроен пандус. Ребята на колясках поднимаются поочередно на своем стеклянном лифте. Вот девочка, Ксюша Смирнова. Ксюша имеет диагноз ДЦП, и руки ее сведены судорогой, но она занимается в танцевальном коллективе «Колесо удачи», выступает на сцене, и очень любит бывать в обществе. Теперь она может делать это чаще – ходить в техникум и учится на специалиста по логистике, два года десять месяцев. С Ксюшей рядом мама, она потом скажет благодарственное слово от имени родителей.

Вот мальчик с помощью силы рук пересаживает сам себя из коляски на обычный стул. С ним рядом оказывается преподаватель из местных. Интересуется, все ли в порядке. Приходит девочка с ходунками. Ходунки оснащены колесами (тремя), и делают возможными самостоятельные передвижения. Но многие руки тянутся помочь. Поддержать. Если надо.

Выступает Лариса Загребова, замминистра образования. «Хочется всех нас поздравить с удачным завершением работ», — говорит она. Я начинаю грустить. Работы только начаты, что вы, замминистра образования! В Самарской области колледж транспорта и коммуникаций – второе учебное заведение, где дают так называемое инклюзивное образование, модный термин. Еще в госуниверситете есть специальная группа. И больше нигде. Я жду, что замминистра поправит себя и скажет, что мы будем продолжать, и что не остановимся, ведь теперь-то мы видим, что на самом деле означает слоган «дети так не делятся». Но замминистра ничего такого не говорит.

И тогда я сгибаюсь, чтобы понезаметнее, и ухожу. Прохожу мимо удобного подъемника, широкими коридорами, мимо спортзала, душевых и специальных санузлов, мимо переплетного цеха, где продолжают трудиться особенные студенты; слышен смех. И на выходе мне вручают в подарок кружку с логотипом колледжа, кружка стоит в нарядном пакете. И ходят студенты в униформе, и накрыт стол для праздничного фуршета с замминистра. И я думаю: одно учебное заведение в области, это же так мало, это полтинник в черную дыру. А потом я думаю: все равно, это самое лучшее событие декабря в городе. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *