Антракт, негодяи!

Иногда, захлебываясь актуальными темами, хочется спасти себя, утопающего, сделать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, и выплеснуть наружу из бедных легких очередной кризис, войну в братской стране, призрак нищеты, доносы земляков и вот тот последний счет за газ. Позволить сердцу стучать не в ритм с распадающейся российской экономикой, а просто стучать. На время. Сесть рядом с кем-нибудь милым и болтать. Сплетничать!

Расскажу историю, услышала от соседки по купе, буквально под стук колес. Стучат, значит, колеса, ложки вздрагивают, дребезжат в стаканах, а на подстаканниках не менее пяти раз сплетаются логотипы РЖД. Такой подстаканник можно приобрести в собственность у проводника за 800 рублей. Соседка по купе, женщина-врач, подстаканника в собственность не хочет. Она яростно разламывает бутерброд с ветчиной и сыром на все более мелкие кусочки, и рассказывает.

— Дочь, — говорит, — страшно влюбилась в неподходящего мужчину, страшно. Мы с отцом головы сломали, как ее отвадить, к бабке ходили, в смысле – к колдунье. Неподходящий, к чертовой матери, абсолютно неподходящий мужчина.

— Что такое неподходящий? Старше? Моложе? Не работает? Пьет? Педофил? Гомосексуалист? Оппозиционер? Депутат от «Единой России»? – зачем-то глумлюсь я. Наверное, устала. Или мне не нравятся свистящие звуки в произносимом женщиной-врачом слове «неподходящщщий».

— Нет, ну что вы. Просто он живет в Канаде.

— Так ведь и прекрасно! Дочь уедет в Канаду; говорят, там в супермаркетах можно есть продукты. Немного можно. Шоколадный батончик. Или клубнику.

– Неужели! Глупость какая. Но не все так гладко, понимаете, у него жена абсолютно неадекватная, дочка к ней подходит, говорит: благословите нашу любовь, а та ей фотоаппаратом по башке. Сломала дужку очков.

— Какая жена?

— Вы меня не слушаете! Та жена приехала поснимать ритуальное купание в проруби, да и осталась на полгода. Она ведет какой-то фотоблог, постоянно фотографирует эту свою Канаду. Надоело, поди, приехала сюда, спасибо большое. Вообще они пешком пришли с мужем, почти пешком. Из Канады. Приехали на байках. Где нельзя – там в лодке. Скоро обратно поедут, планируют маршрут, какие-то дороги, федеральные трассы, трассы местного значения, умереть! Дочь тоже мечтает поехать с ними, копит на байк, отказывается от еды и берет у нас с отцом деньгами. Сделала татуировку на плече! Какой-то иероглиф, я не разобрала. Неподходящий мужчина доволен. Так-то у него всегда по несколько баб, и все на байках, и все с татуировками, мерзость какая.

Женщина-врач запихивает в скорбящий рот разом кучу мини-бутербродов, даром, что только что мельчила их с неистовой силою.

— Короче говоря, — неожиданно заканчивает, — мы дочь попросили съехать с квартиры. Чтоб не маячила. Такое выражение лица плюс татуировки портят ауру дома. Как покончишь со своим увлечением, так и приходи, сказали. А то ишь!

Женщина неодобрительно шевелит плечами:

— Говорят, живет где-то на Хлебной площади. В подвале многоэтажного дома что ли. Работает консьержем, и живет. Так, по крайней мере, в начале месяца было, а сейчас – не знаю. Может, уже и выперли, с работы-то, больно им нужны припадочные.

Снова дребезжат ложки, в темных окнах прыгают огни, телефон пищит смс-кой «приветствуем вас в Ульяновской области», дорожный антураж. А где-то уже почти в трехстах километрах восточнее бездомная девочка с иероглифом на плече пересчитывает деньги, предназначенные на покупку мотоцикла, и ей сильно не хватает.

Или вот история, буквально свежая. Можно занести в рубрику: из зала суда, была такая популярная рубрика. Училась со мной девочка Лена. Лена была самой аккуратной ученицей в классе, и хлопчатобумажные колготки у нее никогда не сбивались гармошкой на коленях. Лена получала круглые «пятерки», посещала дополнительные занятия и много читала. Лена одной из первых вступила перед лицом своих товарищей в ряды пионеров. Лена серьезно относилась к красному галстуку, добиваясь идеального по красоте узла. Лена обладала всякими умениями типа вязания, вышивки гладью и грамотного мытья полов.

Как-то Лена и ее подруга влюбились в одного и того же мальчика. Лена страдала молча. Ее подруга страдала деятельно — она написала одному и тому же мальчику письмо. Мальчик ответил. Завязалась переписка. Лена публично объявила подругу недостойной звания пионера и школьника и поставила вопрос об ее отчислении на совете дружины. Подругу отчислили за поведение, несовместимое. Мальчик выбрал Лену.

Потом Лена выросла. Вышла замуж. На свадьбе отступила от традиций и первой произнесла тост. Это были стихи. Гости прослушали, особенно удивившись последним строкам: «пусть сдохнут все, кто нас не полюбил».

Долгое время Лена брала читать книги из домашней библиотеки соседки. Выбирая очередную партию любовных романов, однажды заметила хозяйке дома: «Господи, никогда не смогу понять, зачем люди тратят деньги на книги, это так глупо».

В один из дней Лена уличила мужа в супружеской неверности. Она в буквальном смысле приперла его в угол, отобрала телефон, оттуда же, из угла, позвонила его даме сердца и четко обозначила свою позицию. «Любите друг друга, — сказала Лена, — но только во вторник, потому что у нас для такого рода отношений отведена суббота».

В кругу сослуживцев Лена пользовалась уважением. Когда встал вопрос, кому быть начальником отдела, возникло две кандидатуры: Лена и ее напарница. Не желая пускать дело на самотек, Лена оценила риски и тщательно переспала с начальником. Этого факта она не скрыла от семьи, даже более того. «На что только не приходится идти», — говорила, вбивая крем в умытое по-вечернему лицо. Назначение получила. С обязанностями справлялась очень хорошо.

Такая Лена. Рулила своей жизнью, не допускала прорех. И вдруг внезапно украла из супермаркета электроники утюг, фен, микроволновку, плойку или что-то такое, нелепое. Была поймана охраной. Препровождена в полицию. На прошлой неделе состоялся суд. Суд приговорил ее к условному наказанию, два года.

Про суд сплетничали в социальной сети «Одноклассники». Вероломно выложили фотографию Лены чуть не за решеткой. От комментариев Лена не отказалась. «Захотела и сделала, — дерзко отвечала, — захочу и еще сделаю». Зачем, всё думаю я, зачем?

Поболтавши о разном неконструктивизме в жизни близких и дальних знакомых, можно зажмуриться и нырнуть в кризис обратно. Куда от него денешься. Надо только брать иногда перерыв. На разговоры, пустые хлопоты, обнимания с первыми встречными и так далее.

Антракт, негодяи!”: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *