Бронзовый закат

Пока участники пресс-конференции отвечают на вопросы журналистов, главный виновник мероприятия увлеченно водит большой, толщиной с большой палец, ручкой с золотым пером по чистому листу бумаги. На нем появляются очертания людей. Бородатый лысеющий мужчина обнимает стоящую перед ним жену. Прислонившаяся к женщине дочь с покрытой платком головой положила ладонь на сомкнутые руки родителей.

Ему задают вопрос. Он откладывает ручку и берет микрофон в правую руку, чтобы ответить на него. На безымянном пальце правой руки красуется кольцо — огромный перстень с камеей, обрамленной золотым меандром. Запястье украшает золотой браслет из меандровых колец с изображениями внутри. По залу разливается спокойная русская речь с довольно сильным западногрузинским акцентом.

Главный герой мероприятия — всемирно известный художник и скульптор Зураб Константинович Церетели. 15 октября он прилетел на несколько часов, чтобы провести пресс-конференцию и лично презентовать выставку своих работ, открывшуюся в здании Самарского областного художественного музея.

Случилось так, что Церетели приехал в Самару в разгар скандала вокруг его скульптур в Москве. Безусловно, присутствовавшие на пресс-конференции многочисленные представители СМИ набросились на скульптора с вопросами об истории создания и судьбе скульптуры Петра I. Автор отвечал спокойно, назвав столичный скандал поводом, чтобы отвлечь граждан от политической борьбы за кресло мэра «белокаменной». Церетели признался, что любит ездить в провинцию. Там его любят и всегда тепло встречают. Глядя на восхищенные лица собравшихся в Мраморном зале музея, в это вполне можно было поверить. Некоторые самарские художники выразили солидарность директору Российской академии художеств, предложив собрать подписи в его поддержку.

75-летний скульптор был доволен ходом встречи, общался очень открыто, был весел и доброжелателен. А почему бы ему не быть в хорошем настроении? Зураб Константинович состоялся во всех смыслах. Перед нами сидел очень состоятельный, признанный во всем мире скульптор-монументалист, привезший в Самару свои живописные работы, графику, эмаль и работы по металлу. Из скульптур лишь эскиз фигуры Святого Георгия, установленной в Нью-Йорке. Тон Зураба Константиновича не был снисходителен, но, глядя на поведение своих самарских коллег, он вполне мог себе это позволить.

Все были озабочены планируемым перемещением скульптуры Петра и дальнейшими планами автора. Спрашивали, не собирается ли он делать что-нибудь в Самаре, на что Церетели ответил, что готов работать, если будут соответствующие предложения. Удивительно, что вопросов, касающихся самой выставки, было очень мало. Между тем привезенные работы стоили того, чтобы о них говорить. Многие из них посвящены известным мировым деятелям: «чаплинская» серия, посвящение Малевичу, портрет внука. На выставке много работ, посвященных жизни и быту простых людей. Они наполнены национальным колоритом. Работы Церетели вызывают отдаленные ассоциации с картинами различных эпох и стилей. В них, безусловно, есть культурная память. Выставка действительно стоит того, чтобы на нее сходить. И народ будет ходить, восхищаясь работами мастера. Хотя, будь это картины другого художника, такого ажиотажа вокруг них, безусловно, не было бы.

Если сравнивать привезенные в Самару работы с остальными творениями Церетели, можно сказать, что они сильно уступают тбилисским мозаикам Зураба Константиновича, которые, на мой взгляд, являются, чуть ли не лучшими его работами. Если же сравнивать с ваянием, то, однозначно, во много раз интереснее его монументальных скульптур.

Художник Рудольф Баранов обратился на пресс-конференции к Церетели как к послу доброй воли ЮНЕСКО с просьбой посодействовать в спасении здания Фабрики-кухни и сделать в нем музей современного искусства, сказав, что здание входит в список ЮНЕСКО. Зураб Константинович предложил написать обращение в международную организацию. Церетели, как и Баранов (что удивительно), к сожалению, не знают, что уникальное здание никогда не входило в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Не знал Баранов и о том, что в тот же вечер Зураб Церетели вручит министру культуры Самарской области Ольге Рыбаковой, ведомство которой и отвечает за сохранность памятника конструктивизма, благодарность от Российской академии художеств (подписанную Церетели, естественно) за вклад в развитие культуры.

Открытие выставки и приезд столичного мэтра в очередной раз вскрыли одну из главных, на мой взгляд, проблем самарской культуры. Многочисленным художникам и специалистам представилась возможность поговорить с автором о привезенных работах, но их интересовали не работы Церетели, а сама личность успешного скульптора. И, что самое печальное, у многих, как мне показалось, отсутствует способность к анализу и здоровой критике. Не у всех, конечно. Вспомнить хотя бы критические публикации Вагана Каркарьяна, который пришел на открытие выставки, пропустив пресс-конференцию, посвященные установленному в Самаре памятнику Высоцкому работы Шемякина. Специалисты по-разному оценивают работы Церетели. Об их художественных качествах можно и нужно спорить. Вместо этого большинство интересовало совсем другое. Они встречали в Самаре не художника с авторскими работами, а известную личность, завоевавшую мировую славу.

Смотрите Полный фотоотчет с пресс-конференции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *