Пропавшее молоко

Мы не стали останавливаться на изучении истории самарского кумыса и изучением рецептов с его же участием. Было решено выяснить, как на самом деле обстоят дела с напитком из кобыльего молока на просторах губернии. Сведения, почерпнутые из Интернета и СМИ, были противоречивы. И мы отправились в село Красносамарское Кинельского района, чтобы посмотреть на то, что происходит там своими глазами. И, конечно, для того, чтобы попробовать свежий кумыс лично. Производством кумыса в сельском поселении даже хвалится администрация Кинельского района на своем сайте. В выходные мы сели на машину и понеслись по живописным дорогам между золотых полей, подсвеченных мягким осенним солнцем…

Красносамарское находится приблизительно в 20 километрах к югу от Кинеля и еще с трассы производит впечатление большого и довольно преуспевающего селения. Основано оно было еще в 1730-х годах как часть оборонительной линии. Правда, изначально Красносамарское находилось на реке Чапаевке (тогда – Моче). В 1743 году целое селение собралось и переехало на нынешнее место. Однако, в честь реки, на которой село стояло прежде, оно именовалось просто Мочинской слободой или просто Мочей. Нынешнее название оно получило по названии реки Самары, которая протекает неподалеку от села и находящемуся неподалеку селению Красный Яр.

Два с половиной века село крепло. Еще на подъезде к Красносамарскому издалека виднеется солидное здание Храма Казанской Божьей Матери. Первая служба в нем прошла в 1916 году. В 1936 году церковь закрыли, но уже с 1998 года начали восстанавливать. А это верный признак того, что Красносамарское – это не одно из вымирающих сел, которыми полна карта нашей губернии. В Красносамарском даже бушуют предвыборные страсти. Здесь во втором туре 24 октября сойдутся независимый кандидат Владимир Матвеев и Лидия Юрчакова от «Единой России». В Кинельском районе подобная ситуация еще только в сельском поселении – тезке нового президентского амбициозного проекта Сколково.

На въезде в село развернулся небольшой сельскохозяйственный рынок. Продавцы здесь единогласно сказали, что кумыса в Красносамарском не достать. Впрочем, стоило проехать несколько сот метров дальше по трассе, как мы наткнулись на придорожный магазин с большой табличкой «Кумыс». Эта ситуация была яркой иллюстрацией того, что, порой, мы не замечаем самые очевидные вещи, происходящие у нас прямо под носом. Правда, оказалось, что магазин закрыт на обед, и мы решили осмотреть само село, а заодно разузнать, где же здесь живут лошади. Возле добротных кирпичных дореволюционных лавок на центральной площади нам попались две пенсионерки, которые показали где на другом краю села находятся конюшни.

По пути мы решили еще раз подъехать к уже открывшемуся магазину. Кумыс среди пива, водки и консервов удалось разглядеть не сразу. Он прятался на самой нижней полке за прилавком в пивном холодильнике. Воодушевленные находкой мы сразу же решили купить две бутылки. Стоили они 50 рублей каждая. Упаковка кумыса смотрелась довольно эффектно. Не вызывало сомнений, что это самый настоящий кумыс из кобыльего молока.

Погрузив свою кулинарную находку в машину, мы отправились к конюшням. Но то, что мы здесь увидели, никак не было похоже на конезавод. Возле огороженной площадки стояли несколько молодых людей, а в загоне девушка каталась на рыжей лошади. Неподалеку за оградой прогуливался еще гнедой жеребец. Один из молодых людей оказался сыном владельца образованного здесь в 2007 году ООО «Пегас». Именно той фирмы, которая производила здесь кумыс и разводила лошадей, которой гордилась администрация Кинельского района, а производство показывали телеканалы. Но, как выяснилось, открытием производства перед общественностью похвалиться не забыли. А вот о том, что год назад не пережившая кризис фирма обанкротилась, а большинство лошадей пошло под нож, никто губернскую общественность не проинформировал. Теперь здесь осталось всего несколько лошадей, собака Белка и разрушающийся автопарк.

Молодые люди объяснили, что ближайшее место, где теперь можно найти кумыс – село Елшанка Оренбургской области. Собственно, кумыс елшанского производства мы и купили в придорожном магазине. После непродолжительной фотосессии с пережившими кризис лошадьми, мы решили с горя попробовать купленный кумыс. Но и тут нас ждало разочарование. Почему то кумыс не стал пениться. Разгадка пришла быстро. На этикетке значилась дата «14.09.2010» и срок хранения 70 часов. Прошел уже почти месяц как срок годности закончился. Тем не менее, мы рискнули попробовать столь вожделенный продукт. На вкус он оказался прогорклым. Жирное лошадиное молоко, похожее по своим свойствам на женское, испортилось в холодильнике придорожного магазина, так и не дождавшись своего покупателя. Вспомнилась моя бабушка, которая говорит об испорченном молоке «молоко пропало». В Красносамарском кобылье молоко пропало во всех смыслах этого слова. А в более широком смысле оно пропало и во всей нашей некогда славившейся кумысом губернии. Ведь это село Кинельского района было последним местом в области, где пытались производить кумыс промышленными методами. Вероятно, кумыс еще где-то производится в казахских или башкирских селах для домашнего потребления, но о том, чтобы он попал в рацион самарцев, уже не может быть и речи.

Остается только удивляться тому, что кумыс успешно производится в Оренбуржье и Башкирии, а кумысолечебницы успешно функционируют даже в лесной Мордовии. А в самарских степях, где и родилось научное кумысолечение, производить напиток, кажется, не выгодно. Но это тема для отдельного разговора.

Пропавшее молоко”: 1 комментарий

  1. Имеет ли отношение глава ООО "Пегас" и бывший руководитель местного совхоза Рогов к выпускнику агрофака КСХИ 1977 года Владимиру Рогову.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *