Как Петька второй раз в детский дом попал

По данным федерального статистического наблюдения, за 2013 год было выявлено 68 770 детей, оставшихся без попечения родителей, из них в семьи российских граждан передано 62 900. Отменено решений о передаче ребенка на воспитание в семью – 5746. Статистика отмен решений не указывает возраста ребенка, и не говорит о том, какое время ребенок прожил в семье. Основной причиной, по которой устроенные в семьи дети возвращаются в сиротские учреждения, является инициатива самих усыновителей (опекунов, попечителей или приемных родителей). Некоторые случаи доводятся до сведения общественности, становятся предметом обсуждения и порицания. Некоторые рассматривает лишь федеральный судья. Изучает материалы.

Вот Людмила. Все называют ее Леля; это имя первым придумал людмилин отец. «Была у меня одна любовница, Лёлькой звали», — добродушно сказал он. Переименовываться Леля не стала, ей нравилась нежность звучания. Лёля — очень нежная. Когда у нее сильно заболел живот, так сильно, что пришлось встать на колени, а голову положить на клеенчатую кушетку приемного покоя, так вот в эти самые мгновения она думала о том, что непривлекательно выглядит в глазах докторов. Живот Лёли болел не просто так – лопнул загноившийся аппендикс, ситуация потребовала прибегнуть к гистерэкотомии и овариэктомии; после медицинского сна Лёля очнулась без матки и яичников. Бедная Лёля, она так плакала! «Мы же мечтали о ребенке!» — говорила мужу. «Дети у нас будут», — успокаивал муж, Николай.

Вот Николай. Решительный мужчина. Сказал – сделал. Он служит в полиции. Николай на дежурства надевает черный бушлат, на досуге выбирает резиновые сапоги, подходящие для рыбалки. Когда Николай увидел Петьку, он первым делом его спросил: ну что, на рыбалку со мной пойдешь? Петька обрадовался и сказал, что пойдет. Хоть и не был уверен в значении слова рыбалка.

Вот Петька. У него нет родителей, но есть бабушка. Она как-то приходила его навещать, но сильно устала и упала прямо на крыльце, под синей вывеской «Государственное казенное образовательное учреждение, специальный (коррекционный) детский дом для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья городского округа Самара». Длинновато, тем более что особых ограничений по здоровью Петька за собой не замечал. Их замечали другие ребята и говорили Петьке: закрой рот! А он рот случайно открывал. Это все тик был виноват, другим словом – гиперкинезия.

Но все сделалось хорошо. У Петьки нова появились родители, хорошие и новые. Петька пошел в первый класс, в нормальную школу пошел. Получил папину-мамину фамилию. Мама поднимала его утром, не просто так, а петушиным криком, специально записанным на телефон. Потом мама щекотала его пятки, а с кухни пахло поджаренным хлебом и шоколадным молоком. Это было самое лучшее – завтрак! И на рыбалку Петька с папой ходил. Имел собственные удочки, поплавки и грузила. Затачивал крючки, знал толк в наживке. Самое лучшее у Петьки – это рыбалка. Рыбалка испортилась, когда там стала появляться Владлена.

Владлена откликалась, если ее называли Лена, откликалась, если ее называли Влада, даже на Ладу откликалась, даже на Ладушку. Петька хохотал: папа бубнил «ладушка-ладушка», и это так было смешно, потому что ладушки-ладушки, где были, у бабушки.

Вот Владлена. Смотрит на себя в зеркало и улыбается. Такого давно с ней не происходило, лет десять. Последние пару месяцев она нравится себе. У симпатичного мужчины с автомобилем случилась неприятность – обрыв ремня ГРМ. Морозы трещали хоть невеликие, но и в минус десять вполне можно замерзнуть на трассе, а в салоне сидел ребенок с приоткрытым ртом. Владлена отбуксировала травмированную машину до сервисной службы. Мужчина представился Николаем и попросил телефон – выразить благодарность. Владлена дождалась звонка. Владлена добивается всего. Через месяц они с Николаем стали любовниками. Еще через три она объявила о беременности: «я буду мамой». Он переспросил: «А я буду папой?» «Если захочешь», — сказала Владлена, она знала, что не надо давить. У Владлены безошибочная стратегия.

Лёля не выбирала стратегии. Она никак не могла понять главного. «Как она забеременела-то? — спрашивала Лёля недоуменно, — ты что? ты что, с ней имел связь?»

Николай переехал к Владлене. Разговаривал с Петькой, обещал купить игровую приставку Xbox и водолазные часы. Петька не был против водолазных часов. Но вот мама, оказывается, не одобряла идеи. Она перестала будить Петьку петушиной песнью, перестала готовить завтрак, иногда за целый день только раз выходила из комнаты. Петька не голодал, он нашел много варенья, и всегда можно приготовить кашу, смешав крупу с водой. В один день мама вышла к Петьке и сказала: сейчас поедем к отцу, ползать будешь. Петька удивился. Мама повторила: умолять будешь. И Петка отправился умолять. Но папа умолять не разрешил. Папа вышел во двор и страшно кричал на маму. А потом Петька снова оказался в учреждении, со старой своей фамилией. Недавно его снова навестила родная бабушка, снова упала на крыльце. Петька все понял и сказал ей в синее лицо: в следующий раз не пей водку. Петька еще маленький, и хорошенький – так говорят; на него поглядывают возможные усыновители. Еще есть семьи, куда детей берут пожить. Как правило, не одного, а двух, трех, четырех. Может быть, Петька поедет в такой дом. Он хотел бы.

Какой может быть вывод? Никто не идеален. Люди ошибаются, они будут продолжать ошибаться. Родители будут умирать, пить водку, выбирать наркотики. Ошибки граждан обязано нивелировать государство. В 2013 году в России численность детей, оставшихся без попечения родителей и находящихся под надзором в организациях для детей-сирот, составляет 88 735 человека. Их судьба в дальнейшей, постдетдомовской жизни, складывается успешно лишь в десяти процентах случаев. Остальные девяносто процентов не могут преодолеть низкий уровень социальной адаптации, что приводит от проблем с обучением к проблемам в трудоустройстве, создании семьи и вторичному сиротству. Детские дома обречены существовать до тех пор, пока на свет появляются дети. Государственная задача — сделать так, чтобы эти учреждения стали сугубо временным приютом для сирот. Что этому мешает? Возможно, полностью отсутствующая разумная политика государства по данному вопросу.

Будто бы государству невыгодно сокращать число воспитанников детских домов, минимизировать бюджет на их содержание, а также на содержание чиновников в департаментах опеки и попечительства. Государство признает приемные семьи коммерческими предприятиями, договор о передаче ребенка на воспитание считает разновидностью возмездного договора оказания услуг, с выплат приемным родителям списывает ЕСН (единый социальный налог). Государство вводит запрет на усыновление детей гражданами США. А Петька второй раз возвращается в детский дом. Эй, государство! Совершенно лишаешь возможности воспевать всем существом в поэте шестую часть земли с названьем кратким.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *