Такой план

«Теперь всякому позволено молоть любую чушь».

Одна из разработчиц Генплана о критике в адрес этого документа.

Из разговора в кулуарах.

В последних числах ноября состоялись слушания по проекту изменений в Генеральный план г.о. Тольятти. Этот документ, содержащий в себе картографический материал и положение о территориальном планировании, был подготовлен «ТерНИИгражданпроект». В конце сентября разработчики представляли проект на областном Градостроительном проекте, где он был одобрен – с некоторыми замечаниями.

Состоявшиеся слушания навряд ли можно назвать знаковым событием. Слишком много в тольяттинской строительной индустрии делается помимо любых нормативных документов и постановлений и даже вопреки им. Существует точка зрения, что это процедура вообще стала в условиях криминального Автограда пустой формальностью. Это не совсем так. Если решение, принципиальное для города, продавить – оно теряет свою легитимность. Тольяттинская мэрия не может позволить себе такую роскошь. Люди ещё очень хорошо помнят, насколько беспомощно и неумело городские власти повели себя во время летних лесных пожаров. Разработчики изменений в Генплан и чиновники городских департаментов пришли, чтобы убедить горожан. Если нужно, разъяснить что-то. И вот диалога-то и не вышло. Это стало ясно уже на первых слушаниях – по Центральному району. Выяснилось, что и та, и другая сторона оказалась к откровенному разговору не готова – за три часа ни на йоту ни удалось приблизиться ко взаимному пониманию, не говоря уже о консенсусе. Горожане говорили на языке баррикад, чиновники и проектировщики – на языке дипломатии и канцелярии, уловок и словесной эквилибристики.

Сначала на трибуну пригласили директора «ТерНИИгражданпроект» Вадима Чекмарёва. Его доклад представлял собой выжимки из положения о территориальном планировании, главным образом, из вступительной его части. Нагромождение всевозможной цифири, вводные конструкции, всё прочее, чем богаты отечественные официозные документы. Собственно о строительных объектах было сказано совсем немного, ближе к концу. Всё было в этом докладе вполне предсказуемо – те, кто успел ознакомиться с работой «ТерНИИгражданпроект» на сайте мэрии, особых откровений от его руководства не ждали. А вот потом началось самое интересное – ответы разработчиков на вопросы из зала, то, ради чего публичные слушания и затевались. Диалога не получилось. Да, пожалуй, и не могло получиться. Текст проекта изменений в Генплан исключает всякую возможность компромисса, сдать рубежи не могли ни авторы документа (проект предусматривает массу крупных денежных проектов), ни жители, пришедшие на слушания. Разработчики дают уклончивые ответы на неудобный вопрос (будет ли вокруг жилых домов в лесу вырубаться 50-метровая противопожарная зона), пытаются ответить на вопрос чисто технический (к примеру, жители Портпосёлка волновались, не планируется ли сносить их дома при реконструкции дороги – Комсомольского шоссе). Но генпланистов они уже не слушают.

Куда содержательнее оказалась следующая часть слушаний — выступления по спискам. Многие говорили о частных вопросах (например, проблеме транспортного сообщения в Портпосёлке), однако большинство всё-таки высказывалось по поводу главных вопросов: застройки за счёт леса, безопасности водозаборов, решения проблем с пробками, самостроями, сохранения и развития исторической среды и т.п. С системной критикой изменений в Генплан выступил представитель Общественной палаты по стратегическому планированию Гордумы, секретарь этой организации Владимир Борисович Иглин. Собственно, по результатам всех трёх слушаний можно сказать: позиция этой организации получила полную поддержку со стороны тольяттинцев, а вопросы к разработчикам по-прежнему висят в воздухе – ответов по существу так пока и нет.

Итак, вот основные претензии к изменениям в тольяттинский Генплан со стороны специалистов и населения.

1. Документ не проходил никакой экологической и иной государственной и независимой экспертизы. Напротив, по проекту «лесных» дорог, которые, как утверждают представители тольяттинской мэрии, будут в обозримом будущем построены, есть отрицательное заключение экологов. Оба предполагаемых шоссе (первое – от Баныкина до Ленинского проспекта, второе – от кольца улиц Комсомольской и Баныкина) проходят по территории водозабора.

2. Разработчики так и не представили никаких материалов по обоснованию проекта – даже в городскую думу, после многочисленных обращений. Показательно в этом смысле, каким образом «ТерНИИгражданпроект» комментирует собственные проектные решения. К примеру, на вопрос о том, изучались ли оползневые процессы на территории парка «Прибрежный» (его предполагается застроить жилыми многоэтажками), генпланисты отвечают: при работе они опирались на проект архитектурной мастерской Стрельниковой, составленный в 2004 году и содержащий раздел по геологии.

Кстати, на территории Портпосёлка, по всей видимости, никаких геологических исследований тоже не проводилось. Предполагается строительство жилых многоэтажек, при том что рядом находятся «поплывшие» безнадёжные недострои.

3. И предложенный картографический материал, и текстовое Положение совершенно игнорируют жизненную для Тольятти проблему многочисленных «самостроев», нарушений границ земельных участков.

4. Не рассчитаны и не показаны границы водозаборов в городском лесу, что, в общем-то, совершенно понятно: существует мнение, что некоторые из новостроек (к примеру, микрорайон «Спортивный»), будут возведены на их территории. Вообще, проблеме водоснабжения почему-то не уделяется должного внимания, в то время как она может стать, в связи с обмелением Волги, очень актуальной.

5. Границы городской застройки, главным образом жилой, если судить по картографическому материалу, предложенному разработчиками, сильно выдвинулись вглубь леса. Так, например, 14,2 га возле микрорайона «Лесной» будут застроены малоэтажным жильём (проще говоря, там будут коттеджные посёлки), вдоль Комсомольского шоссе в Портпосёлке на картах отмечена многоэтажная жилая застройка — сейчас там растёт лес. Кварталы №14 и №17 расширяют свою территорию за счёт прилегающего к ним соснового бора в границах водозабора «Лесного».

6. На опушках леса предполагается строительство дорогого элитного жилья, в то время как специалисты считают: на этих территориях целесообразно размещать рекреационные зоны или общественные учреждения, например, больницы.

7. На территории нынешнего Ботанического сада в Автозаводском районе, занимающегося выращиванием саженцев, проектировщики «ТерНИИгражданпроект» предлагают построить микрорайон «Калина». Решается вопрос о размещении нового Ботансада на берегу Куйбышевского водохранилища, возле Института экологии Волжского бассейна. В любом случае очевидно, что первый посадочный материал он сможет предоставить далеко не сразу. В этом контексте общие фразы из Положения о необходимости восстановления городских лесов выглядят лицемерием.

8. Список учреждений, которые предлагается возвести на территории Тольятти, вызывает, мягко скажем, некоторое недоумение. Физкультура – это, конечно, здорово – но зачем городу 42 (!) новых физкультурных и спортивных комплекса? Приятно удивлены наверняка оказались и городские католики (сколько их в городе? 5? 10? 20?). «ТерНИИгражданпроект» решил осчастливить их строительством храма. Куда меньше повезло, например, любителям театра и классической музыки.

Снова откладывается возведение оперного и драматического театров; Генплан, с учётом изменений, не предполагает строительства новых театров вообще. Не найти на картах новых домов детского творчества, зато будет куда сходить за покупками – 16 новых торговых и рыночных комплексов.

В каждом микрорайоне с элитным жильём, как неизменно указывает Положение, будут обязательно прачечная, баня и пункт ремонта обуви.

9. По всей видимости, город предполагается развивать за счёт размещения грязных и вредных производств. Это завод гальванических покрытий и химический завод, профиль продукции которого не указан.

10. Только под нажимом Общественного совета по стратегическому планированию в Положение о генеральном планировании был включён пункт – строительство велодорожек. Однако схему дорожек разработчики так и не предоставили, указав только их общую протяжённость – 30 км – очевидно, высчитанную весьма и весьма приблизительно. Таким образом, современные градостроительные способы борьбы с пробками на улицах и улучшения городской экологии разработчиками в расчёт не принимались.

Что интересно, голосование по изменениям в Генплан организаторы публичных слушаний решили не проводить. Возможно, такой подход честнее – по настрою публики было понятно, что документ не пропустят. Однако без «военных хитростей» всё равно не обошлось: есть мнение, что так называемый «Проект изменений в Генеральный план», по сути, представляет собой не что иное, как новый Генеральный план (при этом, кстати говоря, некомплектный и по проработанности напоминающий эскиз). Эта уловка со сменой статуса документа вовсю используется его разработчиками и тольяттинской мэрией. Например, они пытаются доказать, что статус документа позволяет им не проводить его госэкспертизу, не предоставлять материалы по обоснованию проекта.

Безусловно, основной интригой в истории с новым Генпланом (или проектом изменений в старый, как хотите) стала история с городским лесом. Лес всегда был лакомым куском для тольяттинских застройщиков. Долгое время зелёная зона была предметом тяжб между федералами и муниципалитетом. Однако до сих пор он остаётся ничьим. Что показательно, этим летом, когда сосняк полыхал верховыми пожарами и в городе стоял смог, власти всех уровней подоспели уже к тому моменту, когда всё, что могло сгореть, – сгорело. Теперь у строителей появился новый аргумент, который, видимо, и пойдёт в ход: почему бы не построить – и дорогу, и ТЦ, и жилую многоэтажку – всё равно теперь это не сосновый бор, а бесполезная паль?

Для застройщика сквер, парк или набережная – потенциальная площадка под строительство. Он не обязан думать о том, каково значение этой территории для города. Частная инициатива (тут — строительный бизнес) и общественный интерес при нормальном раскладе находятся во взаимном равновесии. Это становится возможным только в том случае, когда есть относительно независимый сильный арбитр, опирающийся на профессиональное архитектурное сообщество и ответственный перед обществом городским. В случае с проектом изменений в тольяттинский Генплан мы видим, что происходит, когда этот арбитр слабеет. В этом случае городская среда (вместе с городскими лесами) рассматривается исключительно с точки зрения получения прибыли – любыми доступными способами. Конечно, Тольятти в этом смысле случай совершенно особый. Здесь убивают главных архитекторов и бывших мэров, а в недалёком прошлом стреляли даже «несговорчивых» мастеров заводского участка. Однако, даже несмотря на это, независимый арбитр, ограничивающий частную инициативу, обязательно появится. Как только тольяттинцы почувствуют себя городом в изначальном смысле этого слова – то есть собранием граждан.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *