Одиннадцать комнат, одиннадцать кадров и туман

  1. Площадь Куйбышева, зимний вечер, голый лед, дети в разноцветных комбинезонах, качели-карусели, музыка. Невозможно отыскать ларек по продаже билетов, а прокатиться на диковатом поезде хочется обязательно. Ларек найден. Холодный металл поручней, поезд раскачивается и уносится назад, потом вперед, опять назад, общий визг.

    «Я единственный раз прокатилась на американских горках в парке Дружбы? Или Победы? И был какой-то ад» — «Надо было прокатиться немедленно второй раз, чтобы привыкнуть, и третий, для верности» — «А можно было вообще поселиться на горках, для абсолютной уже верности. Оборудовать спальное место. Ругаться на соседей за шумное поведение».

  2. Наискосок через сквер, несколько милиционеров обсуждают что-то, темные дубинки кажутся изящными, вокруг пивного ресторана «Пилзнер» возбужденные люди курят без пальто, белые мужские рубашки, запах жареной рыбы. Туман.

    «Сегодня число-то хоть какое?» — «Двадцать пятое, вроде» — «Мне точно надо»- «Можно спросить у милиционеров, они обязаны знать» — «Я лучше не буду» — «Боишься милиционеров?» — «Просто добровольно перестал интересоваться текущей датой».

  3. Вверх по Вилоновской, направо и вниз. Лестница без всякихперил, это страшно на самом деле. Афиша выставки – желтоватая страница из «руководства по эксплуатации», ее номер 174, схематичное изображение автомобиля «Нива», части кузова разобщены друг от друга, между ними, очевидно, то же туман. На выносных линиях – фамилии художников.

    «Тут нет зеркала?» — «Нет»- «Мне срочно надо отразиться где-нибудь, посмотреть, как там волосы и все такое» — «Ты чудесно выглядишь, очень естественно — «Боже мой, какой ужас ,это худшее, что можно обо мне сказать. Сбегаю в Лэтуаль »- «Вернулась?» — «Да. Причесалась. Скажи теперь, что не видишь разницы» — «Вижу, ты выглядишь куда более удовлетворенной».

  4. Комната слева – маленькая, стены густо закрашены цветными штрихами, это масштабная картина типа граффити художника имени Гвоздь, и каждый может тоже порисовать. Мелки прилагаются. Масштабная картина пачкает одежду, и людей, побывавших в комнате (номер семь?) можно опознать по разноцветным потекам на рукавах и полах теплых одежд.

    «Видела на стенах домов граффити: ГВОЗД, ГВОЗД?» — «Трудно их не увидеть, учитывая количество» — «Так вот это рука мастера»- «Отлично»- «Давай нарисуем что-нибудь» — «Я из рисунков освоила только буквы» — «Это вполне в духе художника».

  5. Впрочем, теплые одежды можно снять. Повесить на крючок, рядом в двух шагах монтируют проектор, включают видео-арт от Владимира Логутова. Одна из прежних работ художника -«Вертикали» — представляет собой разноцветные потеки краски на белом фоне, это созвучно рукавам в меловых следах.

    «Привет!»- «Привет» — «Сегодня в бумажной Луне – вечеринка «Балканизация» — «Вулканизация» — «Шоу пробитых колес, а ди-джей – мишленовский человечек».

  6. Настоящая видеоработа Логутова представляет собой съемку в типичном городском ландшафте – оживленный перекресток, киоск на углу, голые деревья, общественный транспорт, пешеходы. Ничего особенного на первый взгляд, и на второй, и только потом отмечаешь зеленое отражение красного светофора на мокром асфальте, людей, лишенных теней, автомобили, превращающиеся за поворотом в маршрутки. Туманные игры, обещающие изменения в сознании. Общее впечатление – удивление. Желание пересмотреть еще раз. Возможно, обратить внимание на какие-то упущенные детали. И еще печаль.

    «А ты не видела его видео-арт с прыгающими людьми?»- «Нет»- «Вообще нечто. Три человека подпрыгивают одновременно, приземляются в разное время, как бы немного зависая в воздухе, просто крышу сносит, реально, вот так всматриваешься, всматриваешься. Всматриваешься».

  7. Сергей Баландин рассказывает о том, почему выставку назвали «Туман». Об этом подробно сообщает и пресс-релиз: «Эта осень в Самаре была на редкость туманная. Нам всем выпала возможность насладиться красотой этого явления. И задуматься над его метафизической сущностью. Туман связывается со слепотой. Мы по-новому чувствуем вещи, мы узнаем их только при ближайшем рассмотрении. Мир кажется призрачным, глухим. В тумане далекие предметы не существуют. Мы можем познать, увидеть их только очень близко, только на ощупь.

    Туман дает нам и редкие экзистенциальные переживания. Мы осознаем свою отдаленность от мира, свою ограниченность, резче чувствуем расстояние между собой и другими предметами, между собой и другими людьми».

  8. «Холодно здесь »- «Ну так — подвал. «Детей подземелья» помнишь?»- «Васю помню. Маруся еще там была, девочка, из нее серый камень силы высасывал» — «Вот и здесь» — «Как грустно» — «Да я это шучу»- «А, ну тогда весело».

    Художник из Нижнего Новгорода Сергей Орлов исполняет роль ди-джея немного на заднем плане. В одной из комнат – его инсталляция «Ящик Пандоры», причем тоже с музыкой. Черный куб, на гранях светятся огни.

    «Ой, какая маленькая комната» — «Зато тут – удобные арки, смотри, в них можно размещать себя» — «Ну-ка размести себя в арке» — «Звучит, как название перформанса».

  9. Видеоинсталляция от Олега Елагина – «На дне». Странная, причудливая вещь. На экране цвета глубокого синего моря двигаются рыбы, большие и маленькие. Большие рыбы полосатые, а маленьких рыб много, целые косяки. Они то и дело норовят выстроиться ненормативным текстом. Будто бы организованное кем-то шоу на трибунах стадиона, когда тысячи восторженных зрителей одновременной зажигают фонарики, взмахивают флажками и перебегают с места на место по указаниям режиссера.

    «Я час могу, наверное, на это смотреть. Красиво, правда?»- «Правда. Современные художники любят буквы почти так же, как я» — «А ты какие предпочитаешь, латиницу или кириллицу?» — «На самом деле, арабскую вязь» — «Вот и Елагин тоже. Вечно как напишет что-нибудь вязью…».

  10. Александр Веревкин в черном пальто и вязаной шапке фотографирует посетителей близ его работ. Три небольшие картины, на них изображено явно что-то с колесами. Нарочито грубые мазки черным по белому. Почему-то представилась приемная стоматолога, декорированная этими полотнами. Чтобы подчеркнуть атмосферу тревожности, но конструктивной.

    «А почему эти работы не подписаны. Я бы хотела знать, как они называются» — «Это акция. Каждый должен придумать название сам. Какое твое название?» — «Наш паровоз, вперед лети»- «А мое – «When You’re Strange».

  11. Неля Коржова, несколько картин. Туман не впервые вдохновляет художницу, по соседству с беспокойным Веревкиным ее работы выглядят скорее успокоительно. Пожалуй, к теме тумана они ближе всех остальных, представленных.

В тумане потерялся в свое время знаменитый ежик, и еще, кажется, лошадка? Самарский житель давно и привычно чувствует себя в атмосфере недосказанности, недосмотренности, недопонимания. Он не удивляется исчезающим в никуда фигурам, «вот-вот!» и « только что!» находившимся рядом. Он протягивает руку и ловит ускользающие фрагменты дня, сути происходящего и глотает туман. После него на губах остается вкус «массандровского» вина.

Или нет. Его подавали публике в «ХI комнатах».

Одиннадцать комнат, одиннадцать кадров и туман”: 8 комментариев

  1. Муа-хаха! Точно, как же точно! Туман, и нечистые на руку деятели от искусства пользуются этим. Извините меня, но видал я данные «работы»! Это позор, не искусство. Не современное, никакое. Зная Нелю Коржову, удивляюсь ее участию в безобразии!

    1. Неверно вы говорите! Актуальное искусство ценно своей новизной и соответствием месту и времени.

    2. а что для вас искусство, желчный человек?
      приезжайте на бульдозере и всех раздавите

  2. Летом присутствовала на вечере перформансов в 11 комнатах, это было достойное упоминания событие! Хлеб в гипсе очаровал! Спасибо художникам, спасибо ребятам.

  3. Учитывая, что выставочный центр абсолютно некоммерческое предприятие, нечистые деятели от искусства просто разбогатели, воспользовавшись. Вы бы, НУ ПОГОДИ,фактуру проверяли!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *