Дима Японец: «Мода — это абстракция»

Дима Японец (Taras 3000) – столичный трендсеттер, самый модный московский ди-джей, колумнист Lookatme.ru, резидент знаменитой промо-группы «Idle Conversation”, которая уже на протяжении нескольких лет организует танцевальную площадку на главном русском фестивале актуальной музыки «Пикник Афиши». Японец (Дмитрий Устинов) со своими ди-джей сетами объездил не только Россию, но и Европу с Японией. Знаковым можно считать его выступление на фестивале электронной музыки и медиа искусства Sonar, проходящий в Барселоне и являющийся крупнейшим фестивалем передовой музыки и мультимедиа арта. Дмитрий Устинов поведал «Новой в Поволжье» о различиях столичного и провинциального культурного пространства.

Чем вы занимались до того, как стали ди-джеем и организатором вечеринок?

Я занимался рекламой. Моя должность называлась арт-директор. Я был очень восторженным молодым человеком, вечно мотался на встречи, задавал кучу вопросов. Музыку я всегда очень любил, придумывал несуществующие группы. Когда я учился в университете, мы с моим другом художником сколотили группу. Он вживую создавал графические образы, а я делал миксы. Мы ездили по всевозможным IDM фестивалям, пытались записывать альбомы. Потом я начал осваивать сведение, сначала в шутку, потом увлекся всем этим серьезно. Я не очень люблю слово ди-джей, не очень люблю эту эстетику, для меня все это просто одна из форм музыкального творчества. Притом я никогда не верил, что музыка принесет мне известность и деньги. Я относился к моему увлечению как к какому-то дурацкому хобби. Надо работать в банке, чтобы чувствовать себя нормально, я же себя чувствовал не очень уверенно. Для меня единственным стимулом продолжать заниматься музыкой было осознание того, что это моя музыка кому-то нужна. Я очень плох в продаже себя, если можно так сказать. Меня удивляет, когда меня кто-то куда-то зовет и когда я кому-то нужен.

Расскажите о создании вашей знаменитой промо-группы Idle Conversation.

У нас никогда не было желания организовывать кому-то клубный досуг, мы просто хотели заниматься тем, что нам нравится. Каждый день рождения мы с другом (известным художником по имени Протей) отмечали вдвоем, у нас была традиция — делать большую вечеринку. И в какой-то момент мы решили странным образом опровергнуть слухи о нашей гомосексуальности, поженившись. Женил нас Андрей Бартенев. Так получилось, что эта нелепая свадьба переросла в самую лучшую вечеринку сезона. Потом мы сделали вечеринку вместе с Lookatme на пикнике Афиши. И началось. Потом нас позвали сделать вечеринку в клуб «Кризис Жанра». Мы все тогда понимали, что мы занимаемся тем, чем надо было заниматься. Ощущали, что меняем мир, что под ногами у нас что-то плавится. Мы остановились по той причине, что мы ощутили, что превратились именно в клубное развлечение. Наступило время сказать стоп.

Очень многие западные группы скрепя сердце соглашались приехать выступить в Москву. Но если их привозом занималась именно ваша промо-группа, то впечатления были самыми восторженными. В чем секрет?

Эти группы до сих пор вспоминают приезд к нам как что-то очень яркое. Они раструбили о нашей промо-группе на западе так, что у нас вообще не было никаких проблем с букингом. Cуть промоутеренга не в том, чтобы просто проводить вечеринки, а в том, чтобы создавать культурную среду.

Наше кредо — мы создаем пьедестал для произведения искусства. Мы — это музей, в котором выставляются картины. Я могу тебе показать отличную картинку в айфоне, ты скажешь, ну красиво. А если ты попадешь в пустой зал, где одна картина будет правильно подсвечена, то у тебя будет совсем другое ее восприятие. К примеру, недавно в «Гараже» была выставка Марка Ротко. Для каждой картины был выстроен специальный зал. У каждой работы был свой охранник. В каждом зале было специальное освещение и специальная температура. В интернете мы всего этого не видим. Промоутер создает контекст. Когда мы привозим группу, то мы месяц до концерта, ставим ее треки в ди-джей сетах, делаем миксы. Мы включаем музыку коллектива в сферу интересов нашей публики. Публика знает наизусть тексты группы. Представляете себе удивление группы? Коллективы мы возили самые разные. Появление единственного ультимативного тренда — это следствие провинциального комплекса. Когда в городе модно что-то одно — это говорит о том, что в городе нет культуры. Давайте возьмем Нью-Йорк в 85 году. В это время в разных местах мегаполиса происходит огромное количество самых настоящих культурных взрывов. Нельзя сказать, что в Нью-Йорке в это время царствует диско, или хип-хоп. Потому что есть Blondie, Малькольм Макларен, Студия 54. Любая культурная среда подразумевает большое количество центров, которые притягивают людей. А тренд — это фальшивый центр. Тренды важны для индустрии, для того, чтобы ты мог что-то поставить на конвейер, когда какое-то явление входит в моду.

А могли бы вы сказать, что сейчас не модно в Москве?

Могу. Не модно ходить на вечеринки. Не модно ходить на ди-джей сеты. Модно ходить на концерты. Сейчас существует огромный интерес именно к живым выступлениям. Некоторые группы даже еще и альбома не записали, но благодаря уверенным концертным выступлениям успели обрести славу. Для меня это очень важно, потому что я вижу, что впервые после 90-ых, когда существовал мощный андерграунд, наконец-то независимые проекты добиваются реального успеха. Раньше был гигантский вакуум в сфере независимой музыки. Сейчас пустое пространство с лихвой заполняется.

В чем вы видите разницу между столичным культурным пространством и провинциальным?

Я много об этом думал. В Москве очень мало хороших клубов. Клубов, где мне нравится играть, в Москве нет вообще. Мне нравится играть в барах, но хороших баров много и в регионах. В провинции наблюдается полное отсутствие информационных источников. Главный вопрос, на который должен ответить промоутер — почему люди должны приходить именно на твою вечеринку? Я сужу по lookatme, в Москве очень много людей увлекается музыкой, слушает миксы, интересуется индустрией в целом. Когда они слышат группу the xx в миксе, то они радуются, потому что это именно та музыка, которую они слушают в плеере. В регионах люди слабо понимают, что происходит в мире и какая музыка нравится лично им. Отсутствуют люди, которые могут дать ответы на эти вопросы. Нет промоутеров, которые могут фактически заставить человека пойти на вечеринку. Тот же самый ультрамодный в Европе dubstep в регионах России никому не нужен, все потому что его никто не сумел грамотно продать. Хорошая музыка — она потому и хорошая, что она тебе нравится независимо от того, хорошо ли ты в музыке разбираешься. Ты можешь легко ее воспринять. Я всегда записываю диски с актуальной музыкой своей маме. И маме нравится. В регионах нет идеологии. Провинциальная идеологическая составляющая — это модная составляющая. Промоутер заявляет — это модно, и почему-то люди должны идти на вечеринку. Мода — это абстракция. Непонятно, что же это такое на самом деле.

У тебя есть час времени на то, чтобы посидеть в интернете. Ты же не будешь читать на lookatme о какой-то новой группе. Ты этот час потратишь на facebook. Поэтому повсеместно нужны люди-эксперты, к которым в любой момент времени можно обратиться и узнать самую свежую и актуальную информацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *