ПСОЙ КОРОЛЕНКО: «Есть ещё порох в пороховницах!»

Псой Короленко — поэт-шансонье, представляющий своеобразное песенное кабаре, построенное на принципах европейской народной и эстрадной песни. Настоящее имя исполнителя знаменитой «Чудовище я, хорошая ты» и кандидата филологических наук – Павел Эдуардович Лион. В Самаре акын и современный skomorokh выступает уже в 3 раз. Второй раз он исполнял свои песни, соединившие в себе еврейскую театральную народную песню, саундпоэзию и даже рэп, на последнем Грушинском фестивале, что вызвало немалый ажиотаж. Аккомпанируя себе на синтезаторе Cassio, Псой Короленко исполняет свои песни на 6-7 языках. Концерты художника-перформансиста, образующие некий синтез современного концептуализма и фольклорных традиций, сделали его известным далеко за пределами России.

Павел Галактионович поделился с «Новой в Поволжье» размышлениями о том, какой должна быть песня, дабы можно было включить ее в свой репертуар, рассказал о своем отношении к социальным сетям и поведал о своем новом проекте – уникальном клезмер-панк-кабаре «Унтернационал», в основе альбома которого лежат ремейки традиционных песен еврейского рабочего движения.

— Ваше появление на Грушинском – своеобразная легенда. Многие люди не верят, что вы там вообще были.

— Я там был. Я выступал на нескольких сценах. Я выступал на острове, на междуречье, на самом гала-концерте — на плоту. Я выступал на Мастрюках, мне советовали поехать и на Федоровские пруды. Но фестиваль на Мастрюках был настолько большим, что я подумал, что это два фестиваля. Позже мне объяснили, но было уже поздно. Мне Грушинский понравился. Я понял, что более опытные люди ностальгируют по классическим временам этого фестиваля. Но приехав туда в первый раз, я увидел, что при всех сложных драматических обстоятельствах фестиваль не потерял своего драйва, своей энергетики, осмысленности и общей динамики. Простой психологический критерий – желание приехать ещё раз.

— Есть ли в России авторы, близкие вам по духу?

— Естественно, их немало. Из авторов, которые являются исполнителями бардовской песни, я могу выделить Ольгу Чикину, Константина Завалина, Григория Донского. Среди авторов, работающих в формате, близком к рок-поэзии, я могу назвать Ваню Жука с его группой «Наеховичи». Продолжая список: Кирилл Решетников (Шиш Брянский) недавно выступал в Перми, он готовит свой альбом песен, я очень поддерживаю это направление его многосторонней работы. Это далеко не полный список. Дефицита в интересных авторах нет, наоборот, есть многообразие и разноцветность, пестрота, обмен опытом, интересные джемы и не менее интересные коллаборации. Вспомнил ещё одно очень интересное имя — Даниэль Кан, поэт-шансонье, переводчик, создатель уникального клезмер-панк-кабаре Daniel Kahn & The Painted Bird в Берлине, совместно с ним у нас есть своё клезмер-панк-кабаре «Унтернационал». Уже вышел один альбом, мы планируем записать второй в марте. А The Painted Bird уже выпускает подряд третий альбом – он называется Lost Causes, что переводится как потерянные идеи, где рассматриваются яркие идеи левого движения начала 20 века, как бы проигранные, но не потерявшие своего обаяния и своей актуальности.

— Продолжаете ли вы исполнять песни Шиша Брянского?

— У меня в репертуаре есть определенный минимум его песен, но совместного проекта у нас сейчас нет. Его песен я практически не пою. Но с интересом слежу за его творчеством и всячески ему сочувствую.

— Как вы отбираете песни для своего репертуара?

— Это песня должна быть моей по духу. Это определяется очень интуитивно, это чувствуется. Это может быть и что-то очень неожиданное, что вдруг станет моим по духу. Яркий пример – еврейская колыбельная про короля, королеву и их маленькую птичку. Очень грустная колыбельная, мы придумывали, как бы её исполнить в стиле тувинского горлового пения. Колыбельная очень старинная, мистическая, жанровые стихи ассоциируются у меня с неким шаманством, традиции Севера ощущаются особенно явственно. Я не могу по-настоящему петь в стиле горлового пения, но после нескольких тренировок я научился приёму, который в шутку называют бронхиальным пением. Я на концертах всегда так и поясняю, что если горловое пение помогает от ангины, то бронхиальное от бронхита. Суммируя, песня должна быть мне близка и она должна появиться неслучайно.

— Неслучайно? Это как?

— Это может быть и жизненная, и творческая ситуация – сотрудничество с каким-нибудь музыкантом, например. Совместная творческая работа, благодаря которой может родиться идея, воспоминание. Я никогда просто так не пою чужих песен, я всегда их пропускаю через себя в некотором структурном смысле. Я либо их перевожу на русский, либо с русского на другой язык, либо это перевод с элементами модификации текста, то есть некий ремейк, либо я предлагаю очень неожиданную музыку. Это в любом случае должна быть некая творческая переработка, не должно быть как в поговорке – не пришей кобыле… ну, скажем, хвост. Есть более жесткие варианты этой поговорки, но я не буду. Песня должна быть внутренне логичной, осмысленной и неслучайной. Она должна быть внутренне обусловленной.

— Вы сейчас преподаете?

— Нет! Я практически не преподаю с 2003 года, если не считать отдельных курсов и лекций по приглашению на темы песни и песне-творчества, иногда я провожу некое подобие авторских воркшопов. Для систематического преподавания русского языка и литературы у меня нету времени. Нынешняя моя работа – это другая инкарнация преподавания, это разговор об искусстве с аудиторией со сцены. Только немного в другом жанре. И быть может, подобная форма беседы гораздо более эффективна. 10 моих лекций о Пушкине работают как 1 песня «Пушкин», которую я сам написал и исполняю.

— Являетесь ли вы уверенным пользователем Интернета и ведете ли вы сами страницы в социальных сетях?

— Я пользуюсь youtube, vkontakte.ru. Сейчас я осваиваю торренты. У меня есть страничка на Myspace, на которой я иногда общаюсь с друзьями музыкантами. У меня есть страница на facebook. Также у меня есть livejournal, где я выкладываю свои клипы, ещё я участвую в большом количестве Livejournal communities. Страницу на myspace ведут больше менеджеры моего проекта. Страницу на livejournal веду я сам, как автор блога, facebook и vkontakte я также веду сам. Но все эти ресурсы я использую исключительно для рекламы, больше я ими никак не пользуюсь. У меня нет интереса к разговорам в социальных сетях, к публицистике, к блогерству. Для меня социальные сети – это интенсивные рекламные ресурсы.

— Некоторое время назад о вас очень активно заговорили. Как мне кажется, причиной этому послужила как раз ваша активность в Интернете.

— Сейчас наступил такой момент, когда без активности в Интернете ничего не добьешься. Уже скоро музыканты смогут зарабатывать только на живых выступлениях. Наши диски сейчас продаются на ресурсе круги.ру, где их можно приобрести бесплатно или за очень небольшие деньги. Вложенный труд должен окупаться. Я выступаю за то, чтобы музыка была доступна, но диски все ещё нужны. Диск – это произведение дизайнерского искусства. Наш последний альбом оформлен в стиле neo art neuvo. Интерес к покупке дисков ещё некоторое время пропадать не будет. Продаются диски в 90% случаев на концертах. Это и понятно – ведь мы живем в эпоху сетевого маркетинга. А то, что обо мне активно заговорили в вашем городе, связано с тем, что я дал очень хороший свой первый самарский концерт. Ведь когда человек приезжает и выступает, это совершенно не то же самое, как если бы мы оценили его творчество в Интернете или даже купили его диск. Первый концерт в Самаре был очень удачным, естественно, что люди придут и на второй. Это придает дополнительной уверенности. Есть ещё порох в пороховницах, выходят новые диски, получается, что я ещё не совсем старенький и кому-то до сих пор нужен.

ПСОЙ КОРОЛЕНКО: «Есть ещё порох в пороховницах!»”: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *