Мартовские еды

Президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что российские губернаторы должны лично отвечать за поддержание зерновой стабильности, баланса на территории соответствующего региона и за ситуацию на розничном рынке, включая цену на хлеб.

Читать полностью: http://top.rbc.ru/politics/15/03/2011/559758.shtml

Очень не люблю родительские собрания в школах у детей. К этому есть веские основания, в частности, в лицее дочери на каждом собрании выступала штатная психологиня. По идее, практиковать она должна была относительно учащихся, но по каким-то причинам норовила выступить и перед родителями. Свои довольно-таки продолжительные речи психологиня предваряла безумными тестами (определение коэффициента зависимости от электрической энергии, например), а потом рассказывала какую-либо притчу. Однажды притча называлась «Как деревья с грибами воевали» и имела известную мораль — каждый важен на своем месте и в своей роли. Закончив сказ, психологиня гордо озирала родителей. Внезапно руку аккуратно поднял некоторый отец. Встал, откашлялся и сказал: «Я по существу скажу. Вот все твердят: грибы – лесное мясо, лесное мясо. А если бы они были — лесное мясо, то их бы волки ели». Родитель сел, психологиня зарделась. Она не поняла, то ли отец был простодушен и глуповат, то ли он тонко над ней насмеялся. Не поняла этого и я. Стараясь держать лицо, психологиня ответила весьма неожиданно: «Что касается волков, то в ряде регионов Восточной Сибири они превосходно питаются грибами, ибо привыкли». Вспомнила я этот замечательный эпизод неспроста.

Жара и пожары, обрушившиеся на Россию минувшим летом, взвинтили цены практически на все продукты питания. В текущем новом году темпы роста потребительских цен становятся все выше. Некоторые винят в этом не жару и пожары, а продолжающийся мировой кризис. Есть мнения, связывающие всеобщее подорожание еды с высокой стоимостью в данный момент нефти и теоретически большим количеством денег в стране. Этот парадоксальный факт вполне разумно объясняется, на уровне «экономики для чайников» или каких-то таких популярных текстов. Подробности можно найти в многочисленных ссылках по запросу: «рост цен в 2011 году». Я поискала и остановилась на сухих цифрах.

«За период с начала прошлого года рекордсменами по удорожанию стали сразу несколько продуктов: гречка, картофель, капуста и пшено. По данным Росстата, за истекший период гречневая крупа подорожала на 182,1%, картошка на 96,9%. Аналогичным образом обстоят дела с капустой и пшеном: эти продукты подорожали на 97,7% и 73% с начала года.

Подсолнечное масло, сахар, табак и молоко подорожали за истекший период года не так сильно, но довольно ощутимо для кошелька потребителя. Цены на масло выросли с начала года на 25,5%, на сахар — на 21%. Табак и молоко прибавили в стоимости почти по 20%.

Практически на уровне с общей инфляцией оказались яйца, мука и хлеб: цены на эти продукты выросли с начала года на 12,4%, 11,5% и 7,3% соответственно.

И лишь некоторые продукты могут похвастаться тем, что почти не подорожали за период с начала 2011 года — это макароны, рыба, мясо и птица» (Бизнес-газета РБК daily).

Гречка, картофель, капуста и пшено. Гречку я покупаю регулярно, картофель мы приобрели крупным оптом осенью на площади Куйбышева и храним в погребах, капусту время от времени строгаю в борщ, пшено не покупаю никогда. Если откровенно, то гораздо, гораздо чаще я загружаю в свою условную продовольственную корзину рыбу, мясо и птицу. Ну, и макароны, как без них? Пластины для лазаньи ведь тоже относятся к макаронам?

Поэтому буду нетипична и скажу, что рост цен на продукты меня пугает не особенно. Неприятно, конечно, но я не верю, что умру с голода. Исключая, разумеется, войну, революцию и прочий форс-мажор.

К примеру, в 1993 году, когда родилась дочь и было днем с огнем не сыскать молочных смесей для вскармливания небольших младенцев, я плакала от страха. Или когда в 1998 году собирался родиться мой сын и случился «черный вторник» — я тоже переживала и скупала тоннами какую-то ерунду, замеченную по «старым» ценам. Туалетную бумагу или горчичный порошок.

А вот уже в 1999 году переживать перестала, потому что без нормальной работы, с парой младенцев, на съемной квартире никто с голоду не умирал, даже и не собирался. Однажды я с большим трудом рекламного агента заработала сто долларов и пошла их обменивать на рубли. C коляской с младенцами. Около обменного пункта толпился молодой человек очень приятной наружности. Он сказал: «Какая жалость, они опять закрылись на сегодня, и на завтра тоже, нету рублей». Я сказала: «Ах!».

Как это получилось, до сих пор не могу понять. Я прекрасно видела, как он считал деньги. Он ни на минуту не отлучался из поля моего зрения. Он все время улыбался. Он даже помог перенести коляску через высокий бордюр.

В пачке денег, полученной мною, только сверху лежали сторублевки. Две штуки. Остальные купюры оказались десятками. Вот так произошло, но и тогда никто не голодал, клянусь.

Был счастливый случай нахождения мною на антресоли хозяйской квартиры килограммов трех гречки. Той самой, еще не лидера роста цен. И мы очень весело с подругой детства, тоже молодой матерью, разделили эту гречку и долго ели, рассказывая друг другу, что гречка превосходно повышает гемоглобин.

Или вот другая подруга – приобрела тогда по случаю пятьдесят килограммов куриных крыльев. Одарила ими своих товарищей. Мне досталось килограммов шесть. Чтобы семье было забавнее, я называла их: куриные руки, в противовес ногам.

А рецепт котлет из крупы геркулес восходит все-таки к началу девяностых годов. Потрясающая воображение вещь. Варится на воде очень густая овсяная каша, несладкая. Туда крошится бульонный кубик «магги» или там «кнорр», который вкусен и скорр. Формируются небольшие котлеты. Для верности панируются в муке. Мгновенно обжариваются в растительном масле.

«А ты знаешь, — сказала моя мать, — что американцы из своей кукурузы делают топливо для автомобилей?».

«А ты знаешь, — сказала подруга, — что закупка на гречку — сто рублей?».

«А ты знаешь, — сказала моя мать,- что китайцы в восемь раз увеличили потребление молока и молочных продуктов?»

«А ты знаешь, — сказала подруга, — почему в Африке все исторически голодают, хотя могут снимать урожай три раза в год? Потому что им больше нравится голодать, чем снимать урожай».

И я решила узнать больше. Прохаживаясь по Троицкому рынку я немного приставала к продавцам. С вопросами. Я сочла, что раз я беру сыр именно в этом месте, пусть продавец постарается, поотвечает. «Снизились ли продажи сыра?», — спрашивала я тревожно. «Да ничего подобного», — отвечала бравая продавец.

«А масла?», — допытывалась я. «Да упаси Господь, — бравая продавец оглаживала прилавок, — никак не снизились. Я бы даже сказала, больше человек масла сейчас берет. Масло – его же на булочку кладешь (вообще-то продавец сказала: ложишь, но Ворд яростно подчеркивает это слово красным) и уже хорошо!».

В мясных рядах я изображала привередливую домохозяйку и, ткнув пальцем в баранью ногу, вопрошала, почему она стоит дороже, чем неделю назад. «Ну и дороже, — легко согласился продавец в усах, — не намного же?», тем самым полностью опровергая данные Росстата.

Потом я прогуливалась вдоль картофеля, свеклы, чумазой морковки и других. Симпатичная девушка в пыльном фартуке сказала: «Ну, вообще-то народ ругается, конечно. Но многие и шутят. Говорят, к примеру: скоро за запах жареной картошки будут обвинять в этом… ну, в буржуйстве».

«А капуста?», — уточнила я. «Капуста у нас молодец, — восхитилась девушка, — капуста у нас – красавица… На засолку только так хватают».

«Бери, дочка, яйца, — предложила мне торговка яйцами, она пила чай из крышки от термоса, — к Пасхе шестьдесят пять рублей будет десяток. А то и семьдесят!».

«Ну и сидите со своими золотыми яйцами, высиживайте, — огрызнулась в торговкину сторону пожилая женщина в пальто из драпа, — а мы куличи по современному рецепту поставим, без помощи яиц!». Она так и сказала: без помощи.

«А красить вы что будете?», — добродушно поинтересовалась торговка.

Женщина дернула плечом и ушла вперед. Спустя несколько шагов вернулась и с достоинством ответила: «А захотим покрасить – купим и покрасим!».

Так что я не боюсь голода. И роста цен. Наверное, как волк в ряде регионов Восточной Сибири – привыкла.

Скорее, боюсь коммунальных катастроф. Допустим, проблем с водоснабжением, водоотведением. Особенно – с водоотведением.

Мартовские еды”: 13 комментариев

  1. Мясо очень подоражало. Этот Ростат врет! Каждую неделю смотрю на рынке. И каждую неделю на десять-двадцать рублей…

  2. надо же, какая оптимистичная статья. Я уж было приготовилась расстроиться — ан не вышло :)

  3. Как надоело жить в этой стране, когда над тобой только и делают, что экспериментируют!

  4. Очень острый номер получился газеты — и цены, и тарифы, и распил Волги, молодцы, ребята!

  5. Не только на продукты выросли цены. А на бензин? И это при всех исходных факторах: Россия как крупнейший экспортер нефти и тп
    Сырьевая держава!

  6. Замечательная статья. Мне очень нравится этот оптимизм, и в авторе, и вообще — в согражданах. Люблю и ценю их за это. Паникеров презираю.

  7. Наташа, как всегда — великолепно, ваши статьи можно читать как главы какого-то романа, даже несмотря на серьезные проблемы, которые вы затрагиваете в них.

  8. Я тоже себя чувствую волком из Сибири, ибо привык. На мой взгляд, вся эта суета приурочена к выборам, ведь в этом же году да и в 2012, никто ведь не забыл? Что-то такое будет, показательно снизят цены, предварительно задрав по самое не хочу?

  9. мда, психоделическое родительское собрание у Вас, сударыня, было)))) может психологиня сырых грибов откушала накануне? ))))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *