Перестройка

«Перестройка Горбачева — вторая крупномасштабная сознательная попытка реформировать общественный строй в СССР, предпринятая по инициативе Генерального секретаря ЦК КПСС М. Горбачева после смерти К. Черненко в 1985 г.» (Из Политического словаря). 26 лет назад, 23 апреля 1985 года, состоялся пленум ЦК КПСС, от которого многие отсчитывают начало перестройки в СССР. Удивительное дело, но мнения об этом начинании людей, достигших сознательного возраста на ту пору, в принципе одинаковы. Я провела небольшой опрос. Люди, достигшие сознательного возраста, радовались появлению нового молодого руководителя, энергичного, подвижного Горбачева, он ходил по улицам, останавливался в толпе, подолгу разговаривал с народом. Все это было необычно и несвойственно стране, все это дарило надежды на хорошие и правильные реформы социализма и даже некоторый коммунизм. Тоже с человеческим лицом. С лицом М. Горбачева, скорее всего.

Михаил Сергеевич беседует с рабочими тольяттинского автозавода и впервые произносит слово «перестройка», 8 апреля 1986 года.

Возникает ряд цветных картинок, кадры классического советского кинофильма, пленка СВЕМА, по заказу Гостелерадио, Киностудия детских и юношеских фильмов – это потому что лично я еще не достигла сознательного возраста тогда.

Михаил Сергеевич беседует с рабочими тольяттинского автозавода и впервые произносит слово «перестройка», 8 апреля 1986 года. Сейчас проверяла эту информацию, в Википедии написано, цитата: «впервые внятно произносит слово «перестройка». Немного издевательски, нет?

Раиса Максимовна, первая первая леди. Раиса Максимовна фотографируется с Нэнси Рэйган на официальном приеме в Белом доме, на ней сверкающее платье и короткая норковая шуба, 1987 год. Раиса Максимовна на улицах какого-то провинциального города появляется из-за генсековского плеча, подбитого ватой, и улыбается в массы.

Я, юная пионерка, с замиранием сердца наблюдаю за передвижением ее узнаваемо рыжего перманента туда-сюда по странам и континентам, какие-то светские обязанности, хорошее пальто, перчатки! Перчатки меня покоряют надолго.

Борьба с пьянством, соответствующий указ. Очереди в вино-водочные отделы, драки в этих очередях, случаи увечий и помешательств. Моя мама как-то была приглашена нашим соседом, директором вино-водочного магазина, приобрести с «заднего крыльца» пару бутылок шампанского, наступал Новый год, и шампанского хотелось с неистовой силой. Мама в сопровождении коллеги по службе осторожно подошла к заднему крыльцу и тут же оказалась сметена толпой разных людей, которые соседом пригашены не были, но отслеживали события у «заднего крыльца». Мама была уносима человеческим потоком и расплющена по кирпичной добротной стене здания. Ее спас коллега по службе, которого чуть не размазали о лист, служивший облицовкой окна приемки товара. Мама как-то неосознанно выбрала мужчину атлетического телосложения, а шампанского резко перехотелось.

События в пионерской организации, какие-то незначительные перемены в Торжественном обещании пионера; теперь вместо слов: «горячо любить свою Родину, жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия, всегда выполнять Законы пионеров Советского Союза», следует говорить: «горячо любить и беречь свою Родину, жить, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия, как требуют Законы пионеров Советского Союза».

Полнейшая ерунда, но секретарь партийной организации школы доводит до нашего сведения, морщит худой лоб и трактует изменения как судьбоносные: то есть бороться уже не надо? Мы победили мировое зло? Помяните мое слово, ни к чему хорошему все это не приведет…

Она же четыре года спустя прорыдает на общешкольной линейке о роспуске коммунистической партии и комсомольской организации, стремительно состарится, и в маленькой седой старушке через несколько месяцев трудно будет узнать гордую партийную деятельницу с безупречно прямой спиной.

Что дальше? Борьба с нетрудовыми доходами, указ.

Борьба с нетрудовыми доходами, как ни странно, затрагивает именно реально трудящихся людей – рыночных торговцев, репетиторов по математике, частнопрактикующих таксистов и так далее. Моя бабушка, известная в городе портниха, немного шифруется и изготавливает роскошный чехол розовой плотной ткани. При необходимости им мгновенно маскируются две распахнутые швейные машины, гладильная доска и стол закройщика. Ее брат, искусный сапожник, вообще переносит свою мастерскую в тайное и известное лишь доверенным единицам место.

Но в скором уже времени совершенно нелогично вроде бы принимается закон об индивидуальной трудовой деятельности, родятся кооперативы без счета, я приобретаю модную куртку из вареной джинсовой ткани. Эта куртка, довольно-таки уродливая, если разобраться, модель верхней одежды, становится моим личным символом перестройки и даже ускорения.

Вторым символом – но уже не перестройки, а общих необратимых перемен – становится разговор о судьбах демократии с продавщицей галантерейного магазина на проспекте Ленина, 14.

Я увлечена пошивом нарядного костюма для дискотек, фасон требует застежки-молнии определенного цвета и размера. Ищу ее долго, очень долго, обнаруживаю как раз на проспекте Ленина, но стоит она немного больше, чем я имею рублей. Я еще не зарабатываю самостоятельно по малолетству. И деньги получаю от родителей. Я грущу, очень грущу, потому что нарядный костюм, дискотека, и вот она – молния в руках, и все пропало.

Продавщица хочет меня поддержать, это добрая женщина средних лет, она матерински склоняется над прилавком, заполненным швейными иглами номер три, и говорит: «Езжай-ка ты куда-нибудь в БЕДНЫЙ район, может быть, там найдется такая же, но дешевле».

Я вышла на проспект Ленина совершенно без застежки-молнии, но с новым взглядом на придорожные неопрятные газоны, трамвайные остановки, рельсы-рельсы, шевелящийся под ногами мусор и так далее. Богатый район, думала я удовлетворенно. Бедный район, думала я снисходительно.

Наверное, именно в этот момент у меня началась социальная ломка, коснувшаяся в той или иной мере каждого за эти годы. Социальная ломка, я ее рассматриваю как самое существенное, что случилось с моим поколением; у поколения старше были и разные другие приключения, а поколение младше ломает, но все же не так.

Причем в настоящее время ломает уже в другую сторону, и выражение «демократические цены» вполне может отпугнуть людей, удовлетворенных своим достатком, уровнем доходов и моделью автомобиля, вот тебе и демократические преобразования, вот тебе и в обществе.

Но и это еще нельзя считать итогом, разве что промежуточным. Девяностые годы просвистели буквально бандитскими пулями, и о перестройке вспомнилось лишь при освоении первых мобильных телефонов, когда vse prihodilos pisat translitom, потому что слово perestroika тоже обрело такой вот наряд из латиницы.

А вообще термин «перестройка» применим лишь к периоду до 1988 года, когда жизнью страны управляло Политбюро ЦК КПСС. Затем партия полностью утратила контроль над обстановкой, и сложилась революционная ситуация — по всем канонам исторических наук. Верхи не могли, низы – не хотели. Революция началась в 1989 году, пыталась закончиться в 1991, потом – в 1993, но не смогла.

Есть мнение, что она продолжается и по сей день.

Перестройка”: 4 комментария

  1. Четкая картинка. Сразу такое перед глазами: талоны на водку, талоны на макароны и колбасу.

  2. Для меня символ перестройки — это программа ВЗГЛЯД и все эти ребята там.

  3. Посмеялся, как всегда
    И социальная ломка тоже не закончилась, и сколько еще нас будет ломать Бог весть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *