Справедливости ради

Интервью с председателем совета реготделения партии «Справедливая Россия», депутатом Губдумы Александром Васильевичем Колычевым состоялось еще три недели назад, но произошедшие с того времени изменения как в региональном, так и в федеральном отделении партии потребовали постоянных корректив и дополнительных вопросов. Мы поговорили на разные темы: о «чистке» партийных рядов, об отношениях с «Единой Россией», о поддержке кандидатов в президенты и даже о проблеме платной рыбалки в Самарской области и многом другом.

Как результат, события, произошедшие в «Справедливой России», можно воспринимать как начало активной предвыборной кампании, а саму партию — как первую, кто подготовленной встал на старт предвыборной гонки.

Нашлось 112 тыс. ответов

Александр Васильевич Колычев — пресс-портрет

Кто это

личный друг Виктора Тархова (3 упоминания в СМИ)

давний сторонник Виктора Тархова (1 упоминание в СМИ)

Работа

Самарская губернская дума, депутат (75 упоминаний в СМИ)

Справедливая Россия, руководитель фракции (47 упоминаний в СМИ)

ТП Сокское, генеральный директор (2 упоминания в СМИ)

Совет регионального отделения, член бюро (2 упоминания в СМИ)

Сокское, генеральный директор (1 упоминание в СМИ)

РПЖ, руководитель (1 упоминание в СМИ)

Государственная дума, депутат (1 упоминание в СМИ)

Комитет по промышленности, строительству, топливно-энергетическому комплексу, транспорту, связи и торговле, председатель (1 упоминание в СМИ)

Новости

Результат поиска: сообщений — 117 (+15), статей — 49 (+6)6)

— В СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ в Самаре закончились шумные баталии, конфликты, споры. Ваших противников исключили из партии. Многие из них были люди известные. Произошедшее вы как оцениваете?

— Это для партии плюс. Они поторопились. Эти выступления могли произойти в более невыгодный для партии, для дела момент. Я имею в виду предстоящую избирательную кампанию, как в Госдуму, так и в Губернскую думу. Уже совершенно очевидно, что в Самарской области эти выборы будут совмещены. И вот если бы они не поторопились, а устроили этот «переворот» на предстоящей конференции, где будут утверждаться списки и кандидаты на выборы, то ситуация могла бы стать критической.

— Вы проиграли бы выборы?

— Не проиграли бы, но последствия могли быть невеселые.

— Так с чего конфликт начался?

— Для всех стало неожиданностью решение бюро президиума центрального совета о приостановлении полномочий Тархова как руководителя регионального отделения партии в конце декабря прошедшего года. После этого вдруг появились силы, группировки различные, которые поставили себе цель взять руководство в региональном отделении в свои руки. Они подумали, что раз принято такое решение в Москве, можно воспользоваться ситуацией и поиметь от этого какие-то дивиденды для себя любимых.

— За ними кто-то стоял?

— Да, стояли. За группой Арсентьева-Бурнаева были в роли кукловодов работники областного правительства и мэрии города Самары. Я не говорю, что Артяков и Азаров в этом лично участвовали, но их подчиненные в ранге заместителей процессами в нашей партии пытались порулить. Особенно из регионального правительства. Например, членам регионального совета СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ, работающим в органах власти, давали команду на заседание совета не являться. Были случаи, что кто-то приходил на заседание совета, ему звонили, он выходил и исчезал.

Пресса, которую мы называем не дружественной к нам, подконтрольная нашему региональному правительству, печатала материал именно в том ключе, в котором это было выгодно партии власти, что, мол, в СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ склоки, что в партии раздрай, много противоречий. А тех, кто затеял бучу, чуть ли не борцами за народное счастье называли.

В итоге с этой группировкой разобрались… Появилась вторая. В лице одной девушки.

— Какой?

— Да я уж после всего этого и фамилию ее называть не хочу.

Так вот, появилась вторая группировка в лице одной девушки. За ее спиной стояла мощная, в том числе и финансовая поддержка, «ГазпромТрансгаз Самара». У них тоже ничего не вышло.

— Чего хотели-то?

— Цель одна – растащить нашу партийную организацию. Попытаться ввести в региональный Совет СР своих людей, дабы потом влиять и на политику, и на подбор кадров, и в первую очередь на списки кандидатов на выборах в Думу. В обе думы.

— Вы не устраивали эти силы в качестве руководителя?

— Почему против моей кандидатуры высказывалось правительство? Они понимали, что я самостоятельная фигура, не аффилирован ни к одной группировке, у меня всегда есть свой взгляд, своё мнение, я буду всегда отстаивать ту позицию, которая выгодна партии, и на соглашательства никогда не пойду. Им нужен был человек, на которого они могли бы влиять. Это не получилось. Попытались давить на членов совета – не получилось. Мы выстояли. И все эти ребята – Бурнаев, Арсентьев, они бегали в правительство, консультировались там. Фактически, будем так говорить, они были засланными казачками «Единой России» и руководителей областного правительства в нашей партии. Мы их исключили из партии и прекратили полномочия тех, кто имел двойственную, тройственную позицию.

— То есть за всеми этими действиями оппортунистов стояли чьи-то личные небескорыстные интересы?

— Не просто личные. Что касается группы Арсентьева, то с их стороны были только личные, только частные интересы. Войти в первых рядах в партийный список на будущих выборах. А вот те, кто ими руководил, дергал за ниточки, преследовали другую цель: убрать серьезного конкурента «Единой России» в Самарской области.

— С этими ясно: Арсентьев-Бурнаев использовали «Единую Россию», а та использовала их. А «группа» в лице одной девушки?

— Там свои амбиции. У одного московского господина было желание вползти в наш список по выборам в Госдуму. Ну и в местный список тоже желающие пролезть были. А потом от одной организации влиять на политику в регионе. Ну все уже знают, чем заканчивается такой поход в политику крупного бизнеса. Могу назвать группу «Сок», которая, используя финансовые возможности и свои амбиции, пыталась влиять на региональную политику. И у нас, и в Ульяновской области. И где они сейчас?

Эти идут по тому же пути. Наверное, тот же самый результат и их ждет.

— Проясните ситуацию по Виктору Тархову — его Москва отстранила, и все ждали, что его и из партии исключат?

— Считаю, что сразу после выборов мэра в прессе началась кампания по его шельмованию: начались высказывания политологов, что он устарел, он проиграл, надо сделать выводы, применить к нему какие-то санкции, иначе он будет тормозом для партии. Кто это определял? Определяли те, кто к партии отношения не имеет, но для которых она кость в горле, потому что Тархов как был значимой фигурой, так ею и остался. Я считаю, что сместить Виктора Александровича было выгодно правительству области.

— В декабре Тархова отстраняют от должности. Проходит несколько месяцев, и его включают в региональный политсовет партии. Может быть, Виктору Александровичу нужно было отдохнуть после неудачных выборов?

-Решение о введении его в состав совета регионального отделения партии принимали мы. Во-первых, есть его большая заслуга в деле строительства партии в Самаре. Во-вторых, он был членом совета все время, и его никто не выводил. С его опытом, с его весом, с его авторитетом мы в региональном отделении даже не думали, что он не будет являться членом совета.

— Вы довольны тем, как прошел съезд СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ?

— Да. После съезда у меня появилось твердое убеждение, что есть серьезная политическая сила под названием «партия СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ».

— Озвучена масса версий, почему Миронов оставил пост руководителя партии. Самые популярные три: отдав кресло председателя партии, он откупился от Кремля, сохранив руководство Советом Федерации, вторая — это сделано под давлением «Единой России», с которой он в последнее время не очень-то мирился, и самая обсуждаемая — что готовится место накануне выборов президента для Медведева. Вы к какой более склонны?

— Мне кажется, предпочтительнее рассматривать третью версию. Но пока это всего-навсего версия.

Могу сказать, на съезде прозвучала очень резкая критика всех деяний нашей исполнительной власти. Как федерального правительства, так и местных властей. Это была не просто огульная критика — «лишь бы покритиковать». Нет, приводились конкретные факты, конкретные дела и конкретные цифры.

Мы признали, что в деятельности правительства нет положительной динамики. Отмечалось, что во многих министерствах нет министров, имеющих профильное образование: сельского хозяйства, здравоохранения, обороны и т.д. Некоторые министры сидят уже по 18-20 лет. Действий нет, непрофессионализм налицо, а они по-прежнему у руля. На предыдущем нашем съезде такой критики правительства не было. Два года прошло, ничего не изменилось, и мы посчитали, что необходимо поднимать вопрос о том, что у нас в стране ничего не происходит ни в сельском хозяйстве, ни в здравоохранении, ни в пенсионной реформе… Да любое направление возьмите – везде застой.

— Зато у нас есть «Единая Россия»…

— … Поэтому мы и решили на съезде принимать участие во всех выборах, везде проявлять себя и нарабатывать политический капитал и политический опыт. И в резкой форме – ультимативно – был поставлен вопрос: ни одного кандидата любого уровня, выдвинутого «Единой Россией», наша партия поддерживать не будет. В том числе кандидата, которого «Единая Россия» выдвинет в президенты.

Кроме этого мы обсуждали программу, с которой СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ пойдет на выборы. Программа не надуманная, а связанная с реалиями сегодняшнего дня.

— Если посмотреть историю партии эсеров, в начале вы пытались вести сбалансированную политику, с партией власти о чем-то договаривались. Но в последние год-полтора началось жесткое противостояние с «едром». В этом противостоянии Миронов проявил себя как боец. Сейчас лидером партии стал Левичев. Способен ли он в провозглашенном вами на съезде жестком противостоянии, а по сути, объявлении войны «Единой России», способен ли он выстоять в этой войне?

— Способен. Он вырос с Мироновым в одном дворе, учились в одной школе, в одном классе, и Сергей Михайлович уверил нас, что это соратник и единомышленник, в котором он уверен. Я в последние годы с Левичевым довольно часто общался, могу сказать, он в своих высказываниях в отношении партии власти более резок, чем Миронов. И съезд поручил ему не идти ни на какие компромиссы с «Единой Россией». Это противник, с которым мы не имеем ничего общего.

— То есть съезд СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ объявил открытую войну «Единой России»?

— Да. И если раньше Миронов говорил: «Мы не принимаем «Единую Россию» ни в какой ипостаси, но поддерживаем Путина», то сегодня заявлено, без фамилий, что любую кандидатуру, которую выдвинет партия власти, в том числе и кандидатом в президенты, мы не поддержим.

Ну, умные люди все поймут…

— Последний вопрос, который мы хотели бы задать, касается скорее вашей депутатской деятельности. Что вы можете сказать о проблеме вокруг платной рыбалки?

— На последнем заседании Думы обсуждался этот вопрос. Проект закона, который был предложен, принят в первом чтении с учетом мнения комиссии, которая над этим работала. Некоторые депутаты, входящие в комиссию, доказывали, что этот закон регламентирует все дела и по промысловому отлову, и по любительской рыбалке, и ни в коем случае не задевает интересы рядового рыбака, а рыбалка будет бесплатная. Но в законе не совсем ясно прописано, например, что такое 50-метровая зона, это с пляжа или откуда? Есть там и такие моменты, что рыбак, приезжающий на место, не платит деньги за ловлю, но платит за те услуги, которые для него предоставляются. Т.е. ему говорят: «Нет, ты свою удочку оставь, рыбачь бесплатно, но за услуги ты у меня заплати – возьми удочку напрокат, возьми червей и т.д.». Это нонсенс. Я, кстати говоря, воздержался от принятия закона даже в первом чтении. Не голосовал «против», но воздержался, потому что что-то понятно, а что-то нет. Во время обсуждения закона были поставлены вопросы, на которые не были даны ответы. Наоборот, они породили еще вопросы. Я не вхожу в рабочую группу, но как депутат плотно займусь этим вопросом. В законе надо прописывать от А до Я, чтобы было понятно всему нашему обществу, что рыбак не наказывается, что он платить не будет, кроме частных водоемов, где разводят карпа, к примеру, что народное богатство здесь действительно народное. На самом деле это сырой закон, который нужно дорабатывать.

— Но торги-то уже проведены. Была ли нужда в поспешности принятия этого закона?

— Нет, абсолютно! Приняв закон в первом чтении, мы можем его доработать, это не значит, что он вступил в действие. Я думаю, что во время работы группа уберет все эти нюансы, чтобы все было понятно, чтобы не читать пункт и потом его расшифровывать еще десять минут, а чтобы пункт прочитал, и все было понятно – не платим деньги, рыбачим где хотим. Будем бороться за то, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы закон, если он будет принят, был в интересах нашего населения. Иначе мы получим то, что мы получили с митингами рыбаков. Кто-то считает, что на митинге было полторы тысячи, кто-то три тысячи. Это не митинги болельщиков «Крыльев Советов» — там нужны были бюджетные вливания, чтобы поддержать клуб. Здесь, наоборот, не надо никакого вливания – не берите с нас денег и дайте нам свободно рыбачить.

— Хочется задать вам вопрос как ведущему политику области. Вы считаете, что это никак не связано с политикой?

— Абсолютно, в требованиях и просьбах рыбаков, которые звучат, нет никакой политики, здесь интересы простого народа. Все мы рыбаки.

Справедливости ради”: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *