Как убивают старый город

СНОС

Ни одно из возбужденных за последние годы уголовных дел по сносу памятников не закончилось наказанием застройщика в виде лишения свободы, предусмотренным статьей 243 УК РФ.

2006

Буквально под окнами офиса самарского отделения Росохранкультуры был снесен один из бывших домов купца Аржанова. Инвестиционная компания «Восток-инвест», снесшая здание, в обход министерства культуры получила от городских властей разрешение на строительство в этом месте шестиэтажного здания, которое и было возведено вслед за уничтожением памятника. Фасад нового здания представляет собой «муляж», отдаленно напоминающий внешний вид дома Аржанова.

2007

Строительной компанией ООО «Трансгруз» со второй попытки была снесена усадьба на пересечении улиц Вилоновской и Садовой. Первая попытка закончилась неудачей благодаря активистам во главе с депутатом Городской Думы Аллой Деминой. Владелец мотивировал снос отсутствием информации о том, что здание являлось памятником архитектуры. В ходе проверки, прокуратура выяснила, что главным виновником сноса является министерство культуры, которое и должно было обеспечивать охрану объекта.

2008

На улице Арцыбушевской, в течении нескольких дней шли работы по сносу торговой бани купца Лебедева, построенной в 1912 году. О происходящем знали и в областном министерстве культуры и самарском отделении Росохранкультуры, однако никто из чиновников не выехал на место, чтобы остановить незаконные действия застройщика, ограничившись письмом в районную прокуратуру. В результате памятник снесли, было возбуждено уголовное дело против строительной компании «Время плюс», однако наказание так никто и не понес. На месте бане до сих пор находится автостоянка и никаких строительных работ не ведется.

«РЕКОНСТРУКЦИЯ»

Согласно ФЗ №73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», разрушение или уничтожение, изменение облика объектов является противозаконным. К сожалению, в Самаре этот пункт закона игнорируется. Изменение облика памятников и их частичное разрушение при перестройке является обычным делом. Часто в ходе реконструкции сохраняется лишь фасад здания, остальная же его часть сносится.

Яркими примерами беззакония являются три здания, расположенные на улице Водников, 99-103. От городских усадеб В.Ф. Балакина и И.Н. Ржанова остались одни фасады. Поддерживаемые арматурой внешние стены здания вот-вот рухнут, что приведет к окончательной гибели зданий. Тем временем, активные работы на строительной площадке еще не начались, так что к моменту окончания строительства фасадов вековой давности может уже и не быть.

Аналогичное решение было принято относительно бывшего туберкулезного диспансера, расположенного по соседству с Белым домом на улице Молодогвардейской. ГК «Волгатрансстрой» построила на этом месте офисный центр «Бэл Плаза», с фасадом из красного кирпича отдаленно напоминающем об оригинальной архитектуре памятника.

Реконструкции памятников архитектуры практикует так же и архитектор-реставратор А.А. Аксарин, являющийся консультантом Управления правового-кадрового обеспечения и охраны объектов культурного наследия министерства культуры Самарской области. Чиновник, призванный защищать объекты культурного наследия от изменения облика и разрушения, в частной практике использует описанные выше методы. В качестве примера можно привести реконструкцию двухэтажного здания на улице Садовой, 210 под восьмиэтажную гостиницу, отделанную тонированным стеклом. Или двухэтажный особняк Е.О. Юрина на улице Венцека, 49, построенный в 1901 году. Поверх фасада будет надстроено как минимум два этажа в том же стиле, что и на улице Ярмарочной. В данный момент, от дома Е.О. Юрина остался один лишь фасад, внутренность здания разрушена для последующей реконструкции. Самым вопиющим фактом реконструкции последних лет стала перестройка здания на территории военного санатория «Волга».

Бывшая дача Е.А. Курлиной построена в 1910-х годах по проекту выдающегося русского архитектора Ф.О. Шехтеля. Тогда как вся Россия отмечала 150-летие зодчего, его постройку в мавританском стиле варварски перестраивали. В ходе реконструкции была уничтожена веранда в мавританском стиле. Вместо изящных арок в восточном стиле на открытой веранде, были вставлены прямоугольные пластиковые окна. Сбиты все декоративные элементы фасада, разрушена терраса. Надстроена и застеклена пластиковыми окнами башенка. Можно смело заявить, что погублен еще один шедевр работы Шехтеля.

ПОЖАР

Складывается ощущение, что пожары во время реставрации происходят неспроста. Ведь после пожара сложно проверить компанию-реставратора на предмет целевого использования бюджетных средств, а на восстановление сгоревших зданий можно получить и освоить дополнительные средства.

Пожары в Самаре – частое явление. В основном, жертвами огня становятся деревянные здания в центральных районах города. Нередко происходят поджоги. Для застройщиков это самый легкий и безболезненный способ избавиться от памятников архитектуры на предполагаемом месте строительства.

90-е

Среди сгоревших построек хотелось бы отметить четырехэтажное здание, в котором до революции располагался Коммерческий клуб. После пожара, произошедшего более десяти лет назад, дом заброшен. Памятник федерального значения располагается на центральной улице города – улице Куйбышева. Состояние здания внушает опасения, все перекрытия сгнили либо обвалились, а несущие конструкции, в конце концов, могут не выдержать природного воздействия и начать осыпаться на головы горожан. Учитывая, что по соседству с домом располагается музыкальное училище, а напротив общеобразовательная школа – ситуация вызывает особое беспокойство за безопасность учащихся. Несмотря на это, владелец не спешит заниматься восстановлением сооружения, а органы по охране памятников не принимают никаких мер для побуждения его к этому.

2007

Осень. Сожжен особняк лесопромышленника Фирса Наймушина, построенный в начале ХХ века по проекту известного самарского архитектора А.А. Щербачева. Особняк в стиле модерн занимал амбулаторный корпус Центра планирования семьи и репродукции. Возгорание произошло из-за заброшенной бутылки с зажигательной смесью. К сожалению, виновников трагедии так и не удалось найти. После пожара была украдена уникальная кованая ограда особняка, а со здания исчезла памятная доска, сообщавшая, что в этом здании в 1941-1943 годах находилась эвакуированная из Москвы военная миссия Великобритании. Здание находится в муниципальной собственности и с момента пожара идет речь о его восстановлении, однако до сих пор никаких шагов в этом направлении не предпринимается. Остатки дома продолжают разрушаться под воздействием стужи и осадков.

2008

26 декабря произошел пожар, о котором писали все газеты страны. В процессе реставрационных работ загорелся шедевр раннего модерна особняк А.П. Курлиной, построенный в 1903 году по проекту московского архитектора А.У. Зеленко. В результате пожара сильно пострадала кровля и уникальный декор дома, частично утеряна металлическая ограда ажурной лестницы.

Пожар в особняке Курлиной произошел по вине работников ФГУП «Самарареставрация», производивших работы на объекте. По не совсем понятной причине это представляется, как форс-мажор и никаких обязательств по восстановлению повреждений на виновников пожара не возлагалось,

Напомню, что согласно части второй статьи 61 ФЗ №73 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», «лица, причинившие вред объекту культурного наследия, обязаны возместить стоимость восстановительных работ». По словам консультанта министерства культуры А.А. Аксарина, ФГУП «Самарареставрация» возьмет расходы по восстановлению поврежденных во время пожара элементов на себя. Произойдет ли это на самом деле – время покажет. В любом случае, средства ФГУП – это те же бюджетные деньги, т.е. восстановление будет производиться на все те же деньги налогоплательщиков. Процесс реставрации остановился на противоаварийных работах, в результате которых поврежденная во время пожара крыша и некоторые окна были заделаны рубероидом. В отдельных окнах выбиты стекла, место которых занимает целлофановая пленка. Кажется сомнительным, что установленное в здании отопление, в том числе и под заделанными пленкой окнами, может препятствовать охлаждению помещений при уличной температуре минус 20-30 градусов. Кроме того, повреждены желоба, и все осадки стекают по одной из стен, превращаясь зимой в сплошной слой льда. Существует реальная опасность не только появления трещин в кладке стен, но и заражения здания грибком, если это еще не произошло. На вопрос, почему уже вторую зиму мы наблюдаем заледеневшую стену, сотрудник министерства культуры ответил, что денег на проведение каких-либо работ в этом направлении в 2009 году не выделялось, что это временное явление, и в этом году все обязательно будет сделано.

Отдел охраны памятников министерства культуры не предпринимает никаких шагов хотя бы для установки водоотводных козырьков и установки стекол за отсутствием финансирования, а процесс реставрации, который должен был завершиться в июне 2010 года, судя по всему, растянется на века!

2009

Летом сгорела часть основного дома усадьбы Орловых-Давыдовых в селе Усолье Самарской области. Усадьба является уникальным для области памятником, часть построек которой относятся к первой половине XIX века. К этому времени уже было выделено около 15 млн. рублей, которые благополучно были освоены компанией «Волгастройпроект» на выполнение проектных работ. Однако, госкомиссия работу компании не приняла и было предложено взыскать с ООО «Волгастройпроект» неустойку в размере 442,7 тысяч рублей.

Мы имеем на сегодняшний день сгоревшую усадьбу, отсутствие проектной документации, потраченные почти 15 млн. и неустойку в размере всего лишь 442,7 тысяч. А тем временем, остатки усадьбы растаскиваются местными жителями на кирпичи. Объект не охраняется. Декоративные металлические детали могут исчезнуть в любой момент.

Апофеозом отношения властей к вопросу охраны историко-культурного наследия стал приказ министерства культуры Самарской области от 11.08.2009 №14. В приказе написано следующее: «Не принимать на государственный учет как памятники истории и культуры, снять с регистрации в Сводном списке выявленных объектов культурного наследия, расположенных на территории Самарской области, выявленные объекты культурного наследия, расположенные на территории городского округа Самара, согласно приложению». В приложении значится 621 объект, который предлагают не принимать на учет или вывести из списка памятников, если они в него уже включены. Нужно признать, что большей части зданий по этому списку уже нет. Они снесены, сгорели, перестроены и т.д. К примеру, в списке присутствует здание бывшего ГУВД, сгоревшее в 1999 году. Но есть и целые кварталы с уцелевшими строениями. К примеру, большая часть зданий в границах улиц Галактионовской/Красноармейской/Самарской/Рабочей. Исключение этих объектов из списка либо не постановка их на учет развязывает руки застройщикам и скоро на месте двухэтажных каменных и деревянных особняков с кружевами и наличниками могут возникнуть безликие кварталы из стекла и бетона.

«НЕБЛАГОПРИЯТНЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ»

Кроме перечисленных нами методов, памятники архитектуры при отсутствии должного ухода разрушаются и от влияния климатических изменений. Отсутствие водоотводных козырьков смывает и разрушает уникальную лепнину, способствует обрушению декоративных деталей зданий, а морозы проверяют на прочность несущие конструкции сооружений. Возьмем, к примеру, здание Самарской хоральной синагоги.

1994

Переданное еще в году еврейской общине здание все эти годы методично разрушалось. Внутреннее убранство синагоги разграблено. Вывезено все, что представляло хоть малейшую ценность. Утрачен библиотечный фонд, архивы и фонды. Здание напоминает карточный домик, готовый сложиться в любой момент из-за обветшавших несущих конструкций. Крыша постройки протекает, нет почти ни одного целого окна. Одна из крупнейших синагог Восточной Европы на грани разрушения.

2009

Самарским отделением Росохранкультурой был инициирован судебный процесс, в результате которого здание было отобрано у ФЕОР (Федерация еврейских общин России). Однако, община обжаловала решение самарского арбитражного суда в Москве. Здание вернулось ФЕОР с условием, что Федерация отреставрирует его до 2012 года. По словам бывшего руководителя отдела охраны памятников самарского управления Росохранкультуры Дмитрия Лакоценина, решение московского суда было принято под давлением его нижегородского руководства. Самого же Лакоценина попросили написать заявление об увольнении по собственному желанию.

Сейчас здание синагоги стоит в строительных лесах, однако это напоминает скорее «потемкинскую деревню», чем настоящий процесс реставрации памятника.

Бывший доходный дом подрядчика А.Ф. Нуйчева в скором будущем лишится остатков декора. Часть скульптурных изображений с фасада были сняты еще в 1980-е, затем утеряны. Оставшиеся разрушаются на глазах. На фасаде осталось всего лишь два изображения слона, которые в ближайшее время могут исчезнуть под воздействием жары, мороза и выпадающих осадков. Массивный балкон под угрозой разрушения. Сейчас он огорожен лентой, во избежание несчастного случая. В бывшем доходном доме расположен МОУ Самарский технический лицей. Муниципальное образовательное учреждение, равно как и муниципалитет во главе с мэром Виктором Тарховым не спешат сохранять яркий образец модерна, который мог бы по праву иметь статус федерального, а не регионального памятника архитектуры.

Следует отметить, что очень часто виновниками изменения внешнего облика, интерьера, утраты декоративных элементов здания, являются жильцы домов. Некоторые из них не догадываются, что их дом входит в список памятников, поскольку органы охраны объектов культурного наследия их об этом не информируют и не возлагают на них охранных обязательств. Ярким примером является бывший доходный дом книготорговца С.А. Гринберга по улице Молодогвардейской, 98 разрушается изо дня в день. С одной стороны, виной этому все то же отсутствие водоотводных козырьков. Декоративные детали и штукатурка, которой отделан фасад двухэтажного дома осыпается. В данном случае, кроме безразличия органов охраны памятников, в тяжелом состоянии дома виноваты и сами жильцы. К примеру, ради установки спутниковой антенны, была выдолблена бороздка по всей ширине пилястры.

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ

В Самаре существует всего лишь два общественных движения, созданных для защиты памятников.

2008

Организовано общественное движение «Фабрика-кухня». Это было связано со слухами по поводу предстоящего сноса здания фабрики-кухни завода им. Масленникова. Фабрика-кухня – уникальный памятник, имеющий как минимум общероссийское значение. Построенное в 1932 году в стиле конструктивизма, здание в плане имеет форму серпа и молота и является самым удачным примером применения этого символа в советской архитектуре того периода. Благодаря усилиям движения, здание фабрики-кухни было спасено от сноса. К сожалению, не раз реконструированное, оно заброшено. Более того, постройка до сих пор не входит в Государственный список объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального и регионального значения, расположенных на территории Самарской области.

2009

Во многом благодаря члену правлений общественного движения «Фабрика-кухня» Виталию Стадникову, вышел в свет совместный отчет Московского общества охраны архитектурного наследия (MAPS) и европейской организации SAVE Europe’s Heritage «Самара. Наследие под угрозой», презентация которого прошла в Лондоне, Москве и Самаре. Отчет включает в себя статьи отечественных и зарубежных авторов о состоянии самарского культурного наследия, а так же о положительных примерах реставрации и использования памятников в России и за рубежом.

Еще одно общественное движение, под названием Комитет спасения старой Самары (КССС), создано в мае 2009 года координатором СРОО «Голос» Людмилой Кузьминой и социологом Дмитрием Лобойко. В рамках движения с мая 2009 года проводились еженедельные, так называемые «Прогулки по старой Самаре» (экскурсии), а после наступления холодов, два раза в месяц проводятся публичные бесплатные лекции на ту же тему в культурном центре «Арт-пропаганда». «Прогулки» и лекции направлены на привлечение внимания жителей и чиновников к проблемам застройки исторической части города и ценности культурного наследия, которым он обладает. Помимо указанных мероприятий, КССС ведет активную переписку с властями, регулярно рассылает письма с запросами о состоянии памятников и средствах, выделяемых на их реставрацию.

Кроме перечисленных движений, в городе есть отдельные авторитетные общественные деятели, ведущие борьбу в защиту памятников. В первую очередь следует отметить заслуженного архитектора России, члена-корреспондента Российской академии архитектуры и строительных наук Вагана Каркарьяна и депутата Самарской Городской Думы Аллу Демину.

Как убивают старый город”: 1 комментарий

  1. К слову сказать такой выявленный объект как Фабрика кухня. на сегодня неимеет статуса памятника несмотря на плодовитые Приказы минкульта Самарской области, а пресловутая реставрация театра оперы привела к уничтожению одного из составляющих предмета охране- интерьеров фойе, ну а люстры просто «морально устарели» по словам г-жи Рыбаковой…. Может и Костел невписывается в панораму города? Такое вольное толкование в отношении памятников и их составляющих-весьма чревато деградацией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *