Елена ВАРТАНОВА: Медиа как первичный феномен

Сегодня медиаотрасль находится на этапе больших перемен. И речь идет не только о создании интерактивных iPad-журналов. Появление нового класса профессий, связанных с медиаиндустрией, огромное количество научных конференций, посвященных медийной проблематике, постепенное отмирание традиционных СМИ, а также постоянные споры о том, являются ли современные цифровые технологии и социальные медиа оружием борьбы за защиту прав человека, – все эти процессы и явления лишь доказывают нам то, что и в общественной среде происходят неминуемые изменения.

Елена Вартанова – доктор филологических наук, профессор, декан факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, рассказала «Новой в Поволжье» о пробелах в образовании современных журналистов, о профессии сетевого критика, а также дала собственную дефиницию размытого понятия «новые медиа».

— Какие главные медийные тренды на данный момент времени Вы можете перечислить?

— Главное определиться с тем, что такое тренд. Потому что в медиасреде за последние годы наметилось очень много всевозможных тенденций. Главное сейчас разобраться, что является первичным. Мне кажется, что самое важное – это происходящая цифровая революция. Это очень многоплановое понятие, включающее в себя практически полный переход на цифру, конвергенцию и мультимедийность. Сейчас абсолютно все тренды определяются этими изменениями. Технология стимулирует развитие – так считают технологические детерминисты, но очень многие политэкономисты считают, что одного технологического развития недостаточно. В России, как и во всем мире, важен и другой тренд. Он экономический, и он напрямую связан с рыночными структурами. За границей этот тренд называют неолиберальной экономикой, у нас же это явление называют переходом к рынку. Рынок теперь воспринимается не так, как 50-100 лет назад. Век назад не было достаточного количества экономических баз в медиаиндустрии, 50 лет назад были слишком сильны пропагандистские структуры. Технология и неолиберализм – все это детерминирует в значительной степени развитие медиа.

Постмодернисты говорят о том, что медиа не связаны с технологиями и в большей степени зависят от потребителя. Маклюэн – один из важнейших философов в традициях технологического детерминизма, говорил о том, что технологические нововведения последних лет создали медиа как среду обитания современного человека. Я часто говорю о том, что современный человек из человека социального превращается в человека медийного. Это традиция социального бытования общества. Жизнь становится настолько медиатизированной, что медиа выступают первичными феноменами. Слова Маклюэна о том, что человек «расширяется» за счет технических средств, подкрепляются тем, что сегодня роль медиатизированного контента очень высока.

Общество все больше и больше нуждается в людях, осуществляющих комплексный анализ влияния медиасистем на экономические и социальные структуры, а также изучающие комплексное влияния медиа на сознание человека. Я считаю, что эти направления очень важны, людей необходимо воспитывать критически воспринимать медиа уже со школьной скамьи. Но здесь важно не только критическое восприятие, но и конструктивное. Медиа дает очень много новых инструментов самореализации. Гораздо полезнее научить человека креативить в Интернете, чем стрелять сигареты в подъездах и драться на улицах.

— По версии Василия Гатова, основная проблема современной медиацивилизации, и особенно ее российской части, — в том, что вещами, требующими довольно высокой интеллектуальной и профессиональной квалификации, занимаются люди, которые даже теоретически к этому не готовы. А это очень серьезная и иногда очень опасная часть коммуникационного процесса. Согласны ли Вы с данными утверждениями и можете ли Вы назвать современного журналиста абсолютным дилетантом?

— Уровень интеллектуальной подготовки наших журналистов оставляет желать лучшего. С этим я не могу не согласиться. Я прихожу к студентам и пытаюсь выбить из них хоть что-нибудь, относящееся к текстам Маклюэна. Они оказываются в тупике. Эта проблема связана с тем, что мы пережили очень тяжелые 90-ые годы. Но ситуация меняется. Сегодня ребята читают значительно больше. Университетская среда со своей консервативностью сохранила ориентиры на классическое образование. Мы стараемся давать больше социологии, политологии — как можно больше общественных наук. Российская журналистика, безусловно, ощущает некую нехватку в квалифицированных и образованных кадрах, но появление того же самого Гатова говорит о том, что наконец начали появляться люди, не только владеющие терминологией, но и понимающие суть сложных процессов.

— Можно ли говорить о сформировавшейся профессии специалиста в сфере медиаиндустрии? Насколько эта профессия будет востребована современным информационным обществом?

— Для медиаиндустрии сегодня нужны десятки и сотни разных специалистов. Если 20 лет назад вас бы спросили, кто нужен в работе средств массовой информации, то что бы вы ответили? Правильно, журналист. Одна профессия, и ее было вполне достаточно. А если бы этот же вопрос вам задали сегодня? Вы бы ответили: журналист, рекламщик, пиарщик и так далее. А как вы назовете редактора сайта, который одновременно должен обладать и техническими, и гуманитарными навыками? Кто такой медиа-менеджер? Он обычный менеджер или также обязан обладать журналистским или медийным образованием? Вопросов множество. Таким образом, медийная индустрия рано или поздно породит большое количество новых профессий, наименования которых будут начинаться со слова «медиа». Но это ни в коем случае не механическое склеивание, типа медиаменеждер, медиааналитик или медиатеоретик. Это синергетическое явление, когда из двух слов появляется третье с новым смыслом. Я твердо уверена, что медиааналитики будут нужны. Смотрите, какую роль сегодня в общественном сознании играют телекритики. Они сделали для развития отечественного телевидения гораздо больше, чем теоретики. Телекритик – профессия журналистского толка. Можно сказать, что они уже сегодня сформировали особую подгруппу. Это люди, которые в ответ на бурное развитие телевидения в 90-ые годы создали группу аналитиков, оценивающих это развитие. Появляются новые медиа. Обязательно понадобятся люди, которые должны анализировать Интернет и разные подвиды новых медиа через призму экономики. Поэтому в скором будущем появится еще одна профессия – интернет-критик. Который будет анализировать не только сетевой контент, но и само функционирование Интернета как высокоорганизованной технологической среды, которая требует нового подхода. К примеру, они также будут заниматься вопросами интернет-регулирования. В новой профессии мы увидим синтез знаний в гуманитарной и технической сферах.

Безусловно, наше общество богато информацией. Но оно пока не является информационным. Информация пока не стала главным ресурсом, по-прежнему мы живем благодаря нефти и ресурсам. Но все равно мы будем нуждаться в новых специалистах, анализирующих информационную среду.

— Можете ли Вы сформулировать дефиницию понятия «новые медиа»?

— В 99 году, когда я защищала диссертацию по информационному обществу на факультете журналистики, я попыталась дать определение, основываясь на академических источниках. Важны несколько признаков:

1. привязка к экрану,

2. мультимедийность,

3. конвергентность,

4. мобильность.

Новые медиа – это те средства доставки контента, которые характеризуются всеми вышеперечисленными характеристиками.

— Какие изменения происходят в общественной среде благодаря появлению и развитию социальных сетей и блогов?

— У нас никогда не было развитой публичной сферы. Исторически она не успела сложиться, мы вышли с травмированным общественным сознанием из социализма. Люди в России были готовы воспринять очень жесткие, иерархические, императивные формы коммуникации. Когда мы начинали создание наших независимых медиа, аудитория в значительной степени их отторгала, не понимая ту философию свободы печати, которую мы легко взяли с Запада. Нам не удалось быстро сформировать открытую, свободную, индивидуалистическую, общественную культуру, в которой каждый человек ощущал бы себя достойным иметь собственное мнение. Когда мы видим развитие социальных сетей и блогов, то мы видим, что там уже живет молодое поколение другой медиакультуры. Несмотря на негативные моменты, Интернет сыграл огромную роль для социального освобождения молодого человека. Роль социальных сетей и блогов хорошо проявилась в историях, связанных с арабскими революциями. Момент освобождения там совпал с моментом значительной манипуляции. Это великое счастье, что в России не было таких жестких фактов манипуляции в Интернете.

У нас альтернативная медиакультура порождает альтернативную сетевую повестку дня.

— Согласны ли Вы с утверждением, что смысл атак на LJ состоял в снижении влияния LiveJournal как политической площадки для высказывания? В чем Вы видите смысл DDOS-атак на такое социальное медиа, как LJ, учитывая тот фактор, что Facebook или Вконтакте предоставляют пользователям гораздо больше возможностей?

— В России давно пора перестать думать, что все, что связано с деятельностью государственной власти, каким-то образом относится к политике. Атака была спланированной, но инициатором этой атаки могло выступать не только государство. В нашем социальном пространстве довольно четко присутствуют разные типы философии: либеральная философия, националистическая философия, философия, связанная с традиционными российскими ценностями. Здесь можно увидеть противостояние как политических, так и культурных факторов. Если мы говорим об информационном обществе, то помимо политических интересов, обязательно появятся и экономические. А экономические войны между мощными конкурентами, поверьте мне, гораздо серьезнее политических.

Елена ВАРТАНОВА: Медиа как первичный феномен”: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *