Антибраконьерский рейд: власти начали действовать совместно с рыбаками

10 мая на водоёмах Самарской области прошло несколько антибраконьерских рейдов. Они стали возможны благодаря объединённым усилиям рыболовного клуба «Samarafishing», областного Департамента охоты и рыболовства и водной милиции. Оказалось, что рыболовы-любители горазды не только ходить на митинги, но и достаточно эффективно противостоять браконьерству. А областные власти, в свою очередь, готовы помогать обеспокоенным установленными в нерестовый период сетями рыбакам. Похоже, власть и общество действительно учатся договариваться. Мы побывали в одном из таких рейдов на территории Красноярского района.

Около 5 утра мы прибыли с активистом рыболовного клуба «Samarafishing» Алексеем Шумковым к мосту через Сок в Красном Яре. Там нас встретили сотрудники ЛОВД в Речном порту. Сотрудники водной милиции, прибывшие сразу с дежурства на праздновании Дня Победы, недоумевали по поводу рейда. Оказывается, их не предупредили о том, чем нам предстоит заниматься. На самом деле, такая конспирация необходима. Браконьерство — серьёзный бизнес, за которым стоят большие деньги. И информация о предстоящих рейдах обычно быстро «утекает» к правонарушителям. Кроме того, недоумение милиционеров вызвало и наличие в рейде обычных гражданских активистов. Достаточно необычно прозвучали слова Алексея Шумкова «просто решили за Родину поболеть».

Затем на месте появились сотрудники Департамента охоты и рыболовства во главе с Сергеем Николаевичем Гуляевым. Из должностных лиц он единственный знал о том, чем и где нам предстоит заниматься. Даже своим сотрудникам он не сообщил подробностей, опасаясь утечки информации. Департамент предоставил для рейда катера и бензин. Как выяснилось, после начала реформы МВД водной милиции урезали и без того небольшое финансирование ГСМ. И рыболовы-активисты даже ведут переговоры с сетями заправок, чтобы достать бензин для рейдов водной милиции. Где ещё в нашей стране можно увидеть, чтобы обычные граждане пеклись о ГСМ для милиции?.. Чувствуется, что браконьерство действительно серьёзно беспокоит рыболовов-любителей.

Практически сразу после того, как мы сели в катера, стало понятно, что беспокоит рыбаков браконьерство совершенно не зря. Первые сети длиной около 50 метров мы вытаскивали уже где-то через полчаса в Самарском затоне. До этого мы прошлись по воде в надежде поймать браконьеров на лодках. Но, увы, их не было. День для рейда выдался не самый удачный — первый рабочий после долгих праздников.

Сейчас рыба идёт на нерест. По закону разрешено только любительское рыболовство с берега на удочку или донку с не более чем двумя крючками. Запрет продлится до 15 июня, когда отнерестятся все виды местной рыбы. Даже рыбак, ловящий на удочку не с берега, а с лодки, по закону является браконьером. Что уж говорить о сетях, ловить на которые запрещено вообще. Но сети стоят по нашему маршруту повсеместно. Некоторые перекрывают целиком участки заливных лугов, наиболее любимых рыбой для нереста, не давая никаких шансов на спасение обитателям водоёмов. Кстати, в сетях гибнет не только рыба. По словам сотрудников департамента, часто в этих браконьерских орудиях запутываются утки и другая водная живность. А живности даже в этих близких к крупным населённым пунктам районам Сокской акватории немало.

По пути кроме нескольких видов уток попадается стая лебедей. Сотрудники департамента показывают место, где неподалёку от моста живут бобры. Видно, что эти люди из Красноярского района действительно хорошо знакомы со своей территорией, если знают даже места «прописки» заплывших сюда недавно бобров. И они действительно переживают о состоянии природы. Старший в группе в лодке, в которой идём мы, Виктор Петрович Вдовин объясняет, что сети — это только вершина айсберга, связанного с водной экологией. «Недавно в пруду в Новом Буяне из-за каких-то сбросов погибла вообще вся рыба. Кто за это ответит?» — с досадой говорит он.

И добавляет: «Вот где браконьерство». Потом он показывает на высохшие ветки и стебли травы, на которых видно, как упал уровень воды. Вместе с травой сохнет и икра рыб, которые нерестясь, разумеется, не берут в расчёт действия руководства волжских ГЭС, регулирующих уровень воды. Но как бороться с химическими выбросами водоёмов и политикой ГЭС, рыболовам-активистам пока не понятно. Зато хорошо понятно, как снимать браконьерские сети, в каждой из которых бьётся рыба с икрой. Далеко не всякую рыбу, попавшую в сеть, можно спасти. Есть особо вредные для рыб сети, сделанные из капроновой лески. У раненных такими сетями обитателей водоёмов развиваются заболевания, которые передаются другим рыбам. «Зачем вообще эти сети продают? На них же нельзя ловить», — задаёт риторический вопрос Виктор Петрович. Действительно, трудно понять логику законодательства, которое не запрещает продавать сети и электроудочки. А использовать запрещает. Уже второй год рыболовы-любители борются за введение этих запретов. Но всё «как рыба об лёд».

Да и привлечь хозяев сетей к ответственности за их установку непросто. Экипаж второй нашей лодки снимал сети, привязанные к мосткам у жилых домов возле Старосемейкино. Местные жители высыпали на берег, не ожидая такого поворота событий, они просили отдать им рыбу, но экипаж отпустил всю рыбу на волю. Увы, доказать, чьи это были сетки, невозможно, так как браконьеры не были пойманы с поличным в момент выборки улова.

Чтобы поймать браконьеров с поличным, нужно долго сидеть в засаде. И, скорее всего, всё обойдётся лишь небольшим штрафом. Размеры штрафов, учитывая масштабы водного браконьерства, просто смехотворные. Их размеры варьируются от 17 рублей за окуня до 420 — за стерлядь. Для браконьеров, бесконтрольно и ежедневно вытаскивающих рыбу тоннами, разовый штраф — это копейки. Причём, чтобы привлечь нарушителя к уголовной ответственности, нужно поймать его с таким количеством рыбы, чтобы общая сумма штрафа за неё составила не менее 2 тысяч рублей. В «окунях» это получается 118 штук.

А окуни в сетях нам попадались очень внушительных размеров. Поймай таких рыболов-любитель на обычную удочку, эти рыбы долго бы являлись главными героями рыбацких баек.

Двум нашим экипажам, состоящим из 9 человек, за 6 часов рейда так и не удалось поймать ни одного браконьера. Но благодаря тяжёлому физическому труду сотрудников Департамента охоты и рыболовства и активистов удалось протралить «кошкой» сокскую акваторию и снять 80 браконьерских сетей. А сколько сетей ещё осталось в воде, остаётся только гадать. Одну сеть можно свободно купить на рынке за 300 рублей. Значит всей многотысячной губернской армии браконьеров был нанесён финансовый урон в 24000 рублей. Много ли это?.. Конечно, это капля в море. Но отрадно, что процесс пошёл. Рейды продолжаются. И на них даже удаётся брать браконьеров с поличным. И чем больше найдётся желающих постоять у костра из сложенных сетей, облитых бензином, с чувством выполненного долга, тем больше шансов справиться с этой проблемой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *