Французская весна

Боюсь показаться снобом, но до значительной части мероприятий, представленных в рамках года Франции в России в Самарском регионе (уф!), наш самарский зритель, увы, не дорос. Ну нет в нашем городе устойчивого интереса к пластическому театру и историческим фотовыставкам. Все эти праздники, настоящие пиршества духа, пройдут для сотни-другой счастливчиков. Не будет аншлагов, не будут клянчить лишний билетик. А жаль. Потому что в этом году у самарцев есть реальный шанс приобщиться к одной из самых великих и знаменитых, и в то же время современных и преуспевающих культур. Франция знаменита не только винами и домами мод, киноактерами и булками. У этой страны огромный опыт по превращению культуры в главную статью национального экспорта. И, что, пожалуй, важней, у французов есть некая целостность в восприятии собственной культуры. То, чего нам частенько не хватает. Что это значит? Мы очень часто противопоставляем классику и современность. И когда Нажи Хаким на открытии года Франции начал с Куперена, а закончил собственными современными произведениями, многие зрители остались недовольны, мол, лучше бы классику играл. Для русского человека Пушкин и Чайковский — это несомненные авторитеты, титаны духа, а вот встроить их в один культурный контекст с Тухмановым или Дмитрием Быковым, не получается. А у французов получается. Видеть в современном театре не какой-то нелепый изыск, которому в качестве обзывательства прилепили ярлык «модернизм», но продолжение традиции, которое и заключается в поиске новаций. В этом и состоит истинный смысл поговорки про новое и хорошо забытое старое.

Ближайшее событие года Франции — премьера в СамАрте спектакля Эрика де Сария «След отца», поставленный силами молодых актеров театра. Эрик де Сария — удивительный актер. Человек, для которого вся жизнь театр. Точнее, можно сделать из нее театр, если видеть и уметь. Именно этому он и пытался научить русских актеров. Отказаться от застывших схем, забыть про Станиславского и все сверхзадачи, превозмочь психологизм и просто играть как жить. Лицедействовать. Так, как это делали далекие предшественники де Сария — бродячие актеры, мимы средневековья. Звучит банально, но для французской культуры очень важна эта гуманистическая традиция. Не школа, но следование какому-то высшему смыслу человеческого существования. Недаром для спектакля выбрана такая непростая тема — отец и его влияние на личность каждого человека. Актеры на сцене не будут говорить, не будут рассказывать какого-то внятного сюжета, они просто создадут мир из своих тел и простых подручных предметов. Не надо декораций, не надо пафосных фраз, не надо даже видеть выражения лиц актеров. Действо в этом спектакле почти первобытное и по замыслу своему сакральное. Можно, конечно, обратиться к фрейдизму и его комплексам. Найти элементы проявленного бессознательного. И удовлетворившись тем, что все сами себе объяснили, мы рискуем разрушить волшебство театра. А волшебства у де Сария хватает. Он очень похож на волшебника сам. Не того, который повелевает стихиями, но того, который с помощью тряпочки и двух кусочков бумаги способен успокоить плачущего ребенка и рассказать историю, которую мы будем слушать затаив дыхание, хотя сам де Сария не произнесет при этом ни слова. на этот спектакль надо идти обязательно. Всего два представления — 18 и 20 марта — это очень мало для миллионного города. Но, к сожалению, аншлагов не будет.

У нас нет жажды открытия. Телевизионная культура сделала из нас лентяев. Нет необходимости и желания куда-то идти, совершать над собой усилие, пытаться понять. Достаточно поменять канал. А ведь культура — это труд. И когда речь заходит о том, что именно русская культура является нашим главным богатством, можно добавить: являлась. В недавнем прошлом. Культура требует постоянных усилий. Нельзя вечно выезжать на классике. Чем мы можем гордиться сегодня? Ответ на этот вопрос, кстати, тоже может быть получен в ходе этого невиданного эксперимента — года России во Франции. Ответ совершенно неожиданный, отчасти неприятный. Например, мы разбазариваем сокровища. На фестиваль современной драматургии в апреле приедет из Москвы Роза Хайруллина. Актриса, которую сегодня в Москве именуют фантастической и гениальной. А разве она не была такой, когда играла здесь, на самарской сцене? Была. И мы даже как-то неуверенно говорили об этом. Друг другу. Теперь, когда Роза играет на лучших сценах России, мы можем чуть-чуть гордится, и сетовать: вот, не углядели. Скольких мы еще не углядим? Дай бог, если благодаря году Франции наша самарская публика поверит в то, что новая драматургия — это реальное культурное явление. И это тоже будет поздно. Ведь многие новые драматурги начинали свою карьеру в Тольятти, но кто-нибудь поверил в них? Или нам нужно появление человека на ОРТ, чтобы поверить в его одаренность?

Хочется поблагодарить всех, кто дал нам эту возможность — приобщиться к лучшему и новому. Министерство культуры для которого этот год будет годом больших экспериментов. С точки зрения чиновников — очень рискованных. «Альянс Франсез» и его руководителя Натали Ковэн, которая подобрала для Самары уникальную программу французской культуры. И зрителей, у которых сохранилась тяга к прекрасному, любопытство и жажда открытий. Французская весна богата открытиями, нужно только успеть их сделать.

В афише:

Март. СамАрт. «След отца». Спектакль в постановке Эрика де Сария. 18 и 20 марта. Начало в 18-00.

Апрель. Галерея «Виктория». Выставка Брассаи «Ночной Париж». Открытие 5 апреля в 19-00.

Апрель. СамАрт. Фестиваль современной драматургии. С 24 по 27 апреля. Театральные чтения со знаменитыми французскими авторами Валер Новарина, Владислав Знорко, Дени Лаван,а также спектакль Луи Кастеля «Devant la parole!»

Май. Фестиваль Transmusicales в комплексе «Кинап». 24 мая. С 20-00 и до утра.

Май. Киноклуб «Ракурс» представляет фестиваль фильмов Клер Симон. 25-26 мая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *