Х-сессия

Прошлое лето выдалось жарким, очень жарким, под выжигающим огнем незаходящего солнца сами собой возникали тревожные тексты кипящего содержания, их приходилось читать в несколько приемов, превозмогая возрастающее чувство безысходности и страха.

Этот лето тоже является в своем роде – аномальным, но ежедневные проливные дожди умиротворяют, настраивают элегически, на баллады в духе «Верескового меда» — чтобы неспешный повествовательный ритм, яркая кульминация и концовка, вызывающая уважительный трепет.

http://samara-ru.livejournal.com/5273200.html#cutid1

Вчера отправились с дочерью на что-то такое, молодежное на площади Куйбышева. День молодежных субкультур? Забыла, но рядом с памятником Куйбышеву стояла стилизованная бетономешалка, а чуть в отдалении — еще и экскаватор, это должно было символизировать урбанизм. Возможно кто-то подумал, что это символизирует строительство. Вот и название вспомнилось – «Х- session», крупные буквы начертаны вдоль корпуса якобы бетономешалки, на самом деле – автобуса. Народу собралось немного. «Вересковый мед» мы успели прочитать вслух дважды, поднимаясь от набережной по Красноармейской. «Вышли они из-под камня, щурясь на белый свет, старый горбатый карлик и мальчик пятнадцати лет».

Из праздника более всего понравились байкеры в соответствующих нарядах, бородах, татуировках, крутых ботинках и вообще, они совершали малые заезды по площади, за спиной у каждого сидело по специальной девушке в короткой юбке зеленого цвета. Потом девушки убрались восвояси, а байкеры тоже убрались, немного помедлив у каменных ног того же Куйбышева, Валериана Владимировича.

А девушки вернулись, ходили гордо, встряхивали юбками, посматривали по сторонам, остановились близ участка Dancezone– танцевальной площадки, где на возвышении проводились соревнования среди танцоров.

Хип-хоп, стрит-дэнс, юноши с дредами и девушки в свободных майках бодро двигались под веселую музыку, ведущий распоряжался очередностью, запомнилась участница – хорошенькая девочка лет семи, в красном выходном костюмчике. Ей хлопала в ладоши вся семья, включая бабушку с тростью. Опять начинался дождь.

«Вы там! – прокричал рядом довольно упитанный гражданин в коротковатых спортивных трико и сером пиджаке, — снимете детей с батута, батут воды не принимает!».

Кричал гражданин, сложив широкие ладони рупором, в сторону X-jumpszone – именно там на батуте подпрыгивали небольшие ребята, сняв обувь. Родители подбадривали около. В этой точке площади особенно ощущалось единство музыкального пространства праздника – «бумц-бумц» от танцоров накладывалось на «тра-та-та» от «Где пропеллер», эффект не был неожиданным.

«А на автомобильной выставке, — громко произнесла стоящая рядом крупная девушка в джинсовой юбке, — которая Drivezone, был скандал! Скандал! Приехали крутые тачки из Тольятти, их менты завернули. Не допустили. Тонировка, говорят, у вас неподходящая. Либо, говорят, штраф платите, либо как хотите!.. Ну, они собрались, уехали… И никакого драйва!..».

«Круто придумано, — отозвался ее спутник, мужчина в синей майке с логотипом футбольной команды Крылья Советов, — одни денег платят, все организовывают, праздник, то-сё, а другие — как бы палки. Как бы в колеса. И никакого драйва. Кстати, сейчас говорить «менты» — уже неправильно. Правильно – «пенты».

Девушка в джинсовом со щелчком расправила зонт и ответила: «Так-то мне все равно, как называть ментов. Я сегодня здесь с половины первого брожу. Саундчек Аветисяна послушала».

«Ну и как»? – мужчина в майке с логотипом футбольной команды Крылья Советов придвинулся ближе, спрятался под зонт.

«Тоска, — сказала девушка и зевнула в доказательство, — я-то мечтала о Стрыкало».

Они отошли под популярную композию «мама, я гей, папа, я гей», исполняемую девушкой в низком диапазоне контральто.

Левее располагалась большая сцена – для анонсированного в семнадцать-ноль-ноль рок-концерта с участием групп «Key of my head», «Где пропеллер», «Summer Kitty», D Багер, «Дина Джо и D’Black. Ничего об этих музыкальных коллективах мне известно не было, кроме как о том, что в D’Black неожиданно поет и играет Владимир Аветисян – тот самый, олигарх.

Буквально на днях все местные СМИ наперебой рассказывали о благотворительном концерте D’Black в наркологическом диспансере, а также о нескольких дорогостоящих гитарах Эрика Клэптона, приобретенных Аветисяном на аукционе в Нью-Йорке. Гитара Gibson L-5, выпущенная в 1948 году, обошлась ему в восемьдесят три тысячи долларов, например.

Организатором торгов выступал аукционный дом Bonhams, а вырученные от продажи вещей Клэптона средства передали в центр реабилитации наркоманов и алкоголиков на Антигуа. Эрик Клэптон является одним из учредителей этого центра. На Антигуа, неплохо. Анти?гуа и Барбу?да — государство на одноимённых островах и острове Редонда в Карибском море.

Восемьдесят три тысячи долларов и другие суммы – антигуанским наркоманам, а для местных пусть споет Владимир Аветисян сотоварищи. Я считаю, это справедливо. Прежде чем наркоманить и злоупотреблять в плане алкоголя, пусть человек вспомнит лишний раз, что он не на Антигуа. И даже не на Барбуде и острове Ретонде. А в Самаре — таком городе, где второе лето выдается аномальным, каждую минуту начинается дождь, потоки воды мгновенно окрашиваются в коричневый цвет старой пыли и все это течет вниз, вниз, в реку Волгу, а потом в Каспийское море, опять-таки никаким образом не связанное с Карибским.

Этот аветисяновский концерт меня заворожил. Вместо того, чтобы наслаждаться прохладным милым летом и молодежным праздником, я буквально начала переживать, что не побывала на знаковом мероприятии в наркологическом диспансере, и почему меня никогда не бывает на знаковых мероприятиях?

Я немного знакома с наркологическим диспансером, в разное время приходилось получать там справки установленного образца; сумрачные очереди из осознавших алкоголиков – сильное зрелище. Плюс Владимир Аветисян с гитарами Эрика Клептона, «он может выступать примером не только для наркозависимых, но и для подрастающей молодежи»,- как написали коллеги.

Знаменитый американский скрипач Джошуа Белл как-то провел эксперимент, у себя в Вашингтоне. Или в Нью-Йорке, где аукционный дом Bonhams. Джошуа Белл спустился в метро, в подземный переход, достал свою коллекционную скрипку Страдивари и начал играть. Он великолепно исполнял произведения Шуберта и, наверное, Паганини – как на скрипке в подземном переходе и без Паганини? Или, может быть, Эрнста – «Последнюю розу лета», очень сложная в техническом плане вещь. Но Джошуа Белла не смутишь трудностями, его выступление было удачным, правда – малоприбыльным. Около тридцати долларов заработал тем днем в метро знаменитый американский скрипач, и не собрал совершенно никакой толпы, и ни цветов, ни поклонниц. Ни горошка, ни Зизи, ни кальвадоса, как бы сказал еще один американец, Хэмингуэй.

Совершенно не прослеживаю никаких параллелей между скрипачом в метро и олигархом в наркодиспансере, просто вспомнилось. Говорю же, такое лето, то «Вересковый мед», то Джошуа Белл, герой притчи.

Тем временем дождь сделался сильнее, затем утих, выглянула вечернее, но яростное солнце, от асфальта стали подниматься вполне видимые испарения — белой взвесью, будто бы мы все-таки немного на Антигуа или даже еще ближе к экватору, и прошел тропический ливень, и сейчас настанет тропическая влажная жара между лиан и стай колибри.

Х-сессия”: 7 комментариев

  1. правильно говорить не «пенты», а «понты» (они же не пЕлицейские, а пОлицейские)

    1. ПРАВДА: В самарском областном наркологическом диспансере прошел уникальный концерт. Группа «D"Black» и ее солист, один из самых успешных бизнесменов России Владимир Аветисян, спели для наркозависимых 

  2. Отлично. Отлично, я имею в виду, что не потащился на площадь смотреть все это убожество.

  3. Название! Секс-миссия почти!
    А энтот фестиваль или как там его — чистая отмывка денег очередная. Разве не всем это ясно?!?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *